---   Русский Сиэтл   ---

 

  

 Мирон (Меер) Гойхман

Воспоминания из прошлого.
Мои родители, кто они, где жили и чем занимались.

 

 М. Гойхман. Сиэтл, 2005

 

Родился я в августе 1917 года в небольшой деревне в Бессарабии. Бессарабия, территория в Восточной Европе, которая с 16-го по 20-ый века переходила к Молдавии, Оттоманской Империи, России, Румынии и наконец к Советскому Союзу. Россия, чьи интересы в этом регионе сформировались в 18 столетии, 5 раз оккупировала Бессарабию в период с 1711 по 1812 годы. И наконец окончательно завоевала ее в 1812 году (Бухарестский Договор 1812 года), сохранив контроль над этой территорией до Первой Мировой Войны.

В ноябре 1917, после Октябрьской Революции, Национальный Совет Молдавии провозгласил независимость Бессарабии, а в январе 18-го проголосовал за обьединение с Румынией. В октябре 1918 года Парижский договор утвердил это обьединение. Таким образом, хотя я и родился в России (август 17-го), с 5-ти месяцев стал гражданином Румынии, и оставался в этом качестве в течение 23 лет до июня 1940, когда Советские войска вступили в Бессарабию и создали на ее территории одну из 16-ти республик великого и славного Советского Союза. После Перестройки Молдавия обьявила о своей независимости от СССР. Я предпочел другую независимость и в апреле 1989 года навсегда покинул Бессарабию и сейчас являюсь гражданином Соединенных Штатов Америки, тоже навсегда.

После 1812 года, когда Бессарабия стала частью России, много евреев из Польши, Латвии, Волыни и других районов России начали туда переселяться. Вероятно, среди них были дедушки и бабушки моих родителей. Большинство из них оседало в городах, но некоторые поселялись в деревнях, и их основным занятием стало выращивание овощей. Я очень хорошо помню бабушку и деда. Они занимались выращиванием табака. Мой отец был огородником. Он работал бригадиром в огороде у помещика. После перехода Бессарабии к Румынии, в 1920 году прошла аграрная реформа.

 Мой отец

 

Все крестьяне, и мой отец в том числе, получили земельный надел, часть помещичьего огорода. Это был участок в два гектара, примыкавший к небольшой речушке, вода из которой использовалась для полива огорода. Родители были не очень образованными людьми. Они тяжело работали от рассвета до заката. Выращивали они помодоры, капусту, лук, перцы и другие овощи. И я и моя сестра помогали им в этой работе. Мы жили на природе и наше благополучие всецело зависело от капризов природы. В сухие годы, когда по несколько месяцев не было дождей, весь урожай пропадал, так как ирригационная система была неэффективной. А с другой стороны, когда проливные ливни шли днями, речка заливала наш огород и весь наш труд пропадал впустую.

 

Моя мать



Я очень хорошо помню нашу небольшую деревню. Среди 300 молдаван нас было только четыре еврейские семьи. По ночам деревня погружалась в темноту, изредка в каком-то окне вспыхивал огонек. Всю ночь слышен был лай собак. Их в деревне было много и они честно сторожили дома своих хозяев. Невозможно забыть красоту ночного неба, когда видны все созвездия от горизонта до зенита.

Продукцию нашего огорода надо было продавать. Везли мы ее на рынок, в другую деревню. Езды туда было километров 15. Чтобы приехать на рынок рано утром, выезжали мы в 12 ночи на повозке, запряженной двумя лошадьми, куда мы и загружали весь наш товар. Часов не было, время определяли по Большой и Малой медведице, а в те ночи, когда небо было затянуто тучами, часами нам служили петухи.

Родители работали много, но тем не менее не могли позволить себе дать нам образование. К счастью, недалеко от нашей деревни, в городе жили мои дядя и тетя. Они были зажиточными людьми и не имели детей. Ко мне они относились как к собственному сыну и оплачивали расходы за мое обучение в гимназии и позднее в университете.

 М. Гойхман. 1938 г.

 

Они помогли и моим родителям перебраться в этот город. Но так как родители продолжали заниматься огородничеством, то с марта по ноябрь они жили в деревне, а зимой в городе. Так продолжалось до 1940 года, когда Советы оккупировали Бессарабию, и мы все в одно прекрасное утро очутились в Советском Союзе. Через год, в июне 1941, Германия напала на СССР. На второй день войны я был призван в армию. Родители и сестра сумели спастись от немецких войск и эвакуировались.

Во время войны они жили в глубоком тылу, в Киргизии. Работали они в совхозе, где выращивали овощи, так же как они делали это в родной Бессарабии. Жили они довольно неплохо. Работали много, но были в безопасности и еды на жизнь хватало. С первого же дня войны я потерял всякую связь с родителями. Я не знал, где они живут, и они тоже не имели понятия о том, где нахожусь я. Естественно родители посылали запросы, пытаясь узнать о моей судьбе. На один из бесчисленных запросов, они наконец-то получили ответ. В военной справке было написано: ”Ваш сын, Гойхман Меер Янкелевич, уроженец Бессарабии, г Оргеева, в бою за Социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество, пропал без вести в декабре 1941 г” (С тех пор я храню этото пожелтевший бумажный листок).

 

 Извещение. Пропал без вести

 


Эта страшная новость перевернула всю их жизнь. Горько оплакивали они потерю единственного сына. По завершению войны, родители вернулись в наш город в Бессарабию. А в январе 1946 года, я был демобилизован, и тоже вернулся домой. Я очень отчетливо помню, как это произошло. Я вышел из автобуса и направился в сторону дома. Одет я был естественно в военную форму, с двумя чемоданами в руках. Через разрушенный город, я шел самой близкой дорогой домой. Вскоре я увидел развалины нашего дома. Вокруг было тихо и я не видел ни единой живой души. Через некоторое время мимо прошел молдаванин, которого я узнал. Он жил недалеко от нас. Приглядевшись, он тоже узнал меня и рассказал мне о том, что после войны родители вернулись из эвакуации и сейчас живут по другому адресу, а моя сестра работает бухгалтером на почте. - Подожди здесь, я пойду на почту и расскажу ей, что ты вернулся.

 

 М. Гойхман. Германия 1945г.



С каменным лицом, остался я ждать у развалин нашего дома. Где-то через полчаса я увидел как по улице навстречу мне бегут мама, отец и сестра. К сожалению не хватает слов описать сцену нашей встречи у руин нашего дома, через 4 года после того, как они меня похоронили.

На этом я заканчиваю воспоминания о моих родителях.
Вся их жизнь прошла в труде и любви к детям.
Моя мама умерла в 1953. Ей было 63.
Отец умер в 1956. Ему было 73.

 


 Rambler's Top100

Адрес:    webmaster@russianseattle.com
Copyright © 1999 - 2007 russianseattle.com All rights reserved
Последнее изменение: 18 апреля  2007г.