Русский  Сиэтл
---   Аналитические обзоры   ---

Элиа Мирзоев

  

 

Иран — Ирак: опять война?


Предвыборная гонка в Иране может стать причиной начала военных действий с Ираком

На прошедшей неделе Иран выпустил от 55-65 ракет “СКАД” российского производства класса “земля-земля” по территории Ирака, на которой по утверждению Тегерана находятся силы иранской оппозиционной террористической партии “Муджахеддине-халк” (“Организации моджахедов Иранского народа” — ОМИН). При обстреле погибли три человека, ранено 23, среди которых кроме боевиков есть и мирные жители. Через несколько часов после обстрела иракские силы ПВО подбили иранский беспилотный самолет-шпион в 400 км. к северу от Багдада.

Официальные лица военного ведомства Ирана заявили, что действия Тегерана стали ответом на минометный обстрел ОМИНом здания полицейского управления в Тегеране. Нападения на базы “Муджахеддине-халк” будут продолжены до полного прекращения ею “диверсионных и террористических операций”, заявил AFP бригадный генерал Ахмад Каземи. Несмотря на то, что официальные лица Ирана и утверждали, что их страна не покушалась на безопасность и суверенитет Ирака, Багдад отреагировал очень резко.

По сообщению иракских СМИ, среди многочисленных раненных есть даже и беременная женщина. А одна из ракет взорвалась недалеко от штаб-квартиры службы безопасности Ирака. Официальный представитель иракского правительства выступил с очень жестким заявлением, в котором пригрозил Тегерану возобновлением минувшей войны, которая длилась восемь лет.

Ирано-иракская война 1980-1988 гг. была самой кровавой страницей в истории двух соседних стран, жертвами которой стали миллионы людей. После 10 месяцев стычек, возникавших время от времени по поводу реки Шатт аль-Араб, пограничный диспут привел к открытому противостоянию в сентябре 1980 года. Ирак, нарушив пограничный договор, начал военные действия на территории Ирана, концентрируя свои атаки на богатый нефтью иранский район Хузистан. На начальном этапе иракские вооруженные силы оккупировали прибрежные пограничные территории: город Абадан и портовый город Хоррамшахр. Во время конфликта военные действия не раз переносились в зону Персидского залива.

Саддама Хусейна тогда поддерживали США, которые искали повод наказать аятоллу Хомейни за антиамериканскую позицию. Война имела и религиозную подоплеку. Выходец из суннитской общины, Хусейн полагал, что, победив шиитский Иран, запугает и собственных шиитов, составляющих большинство в Ираке. Однако, диктатор переоценил техническое превосходство своей страны: через три года иракцам пришлось оставить почти полностью захваченную ими провинцию Хузистан. Хусейн был готов пойти на мировую, но уже аятолла решил, что на волне патриотизма его армия дойдет до Багдада и добьет врага. В течение семи лет он хладнокровно посылал на верную гибель "воинов Аллаха", которых иракцы методично истребляли артиллерийским огнем.

В августе 1988 года под давлением мирового сообщества Иран и Ирак согласились принять резолюцию ООН, призвавшую обе стороны прекратить вооруженные действия.

Только осенью 1990 года при посредничестве ООН было достигнуто мирное соглашение, по которому иракские части ушли из последних удерживаемых ими районов Ирана. Конфликт унес более миллиона жизней, в основном иранских подростков-смертников

И сейчас отношения между двумя странами продолжают все больше и больше накаляться. Ирак предоставляет прибежище вооруженным противникам нынешнего иранского режима, периодически устраивающим диверсии в провинциальных городах и даже в Тегеране. Последние события доказали необоснованность опасений американских аналитиков относительно возможного сближения двух стран во имя общего врага — США.

По мнению аналитиков, нынешнее обострение ситуации необходимо и выгодно Ирану. Накануне президентских выборов, назначенных на 8 июня, в стране развернулась ожесточенная борьба между сторонниками и противниками-ортодоксами нынешнего президента Хатами. Аналитики не отрицают развития в Иране ситуации по российскому сценарию, когда Москва решила провести победоносную компанию в непокорной Чечне для повышения стремительно падающего рейтинга Центра.

Глава государства (по Конституции Ирана им является духовный лидер страны Али Хаменеи) сейчас находится в очень трудном положении. Рейтинг консервативных сил стремительно снижается. Ортодоксы пытаются вести борьбу с недовольными тоталитарными методами. Численность еврейской общины Ирана за более чем двадцатилетнее правление религиозных фундаменталистов упала с 80 до 30 тысяч человек. Хотя в первые годы правления ортодоксов в Иране евреев притесняли не так серьезно, но в последнее время гонения на них набирают обороты. Уместно вспомнить нашумевший судебный процесс над тринадцатью иранскими евреями, обвиняемыми в шпионаже в пользу Израиля.

Рассадником прозападных и произраильских идей, по мнению религиозных ортодоксов, объявлен северо-запад Ирана, населенный 20-ти миллионной азербайджанской общиной. Эта часть страны граничит с севера Азербайджаном, а с востока с Турцией. Близость с враждебными тегеранскому режиму странами способствует проникновению среди населения западных идей и ценностей, и именно здесь на протяжении всего прошлого века начинались первые восстания и антиправительственные движения. Сейчас Центр, наученный опытом своих предшественников, пытается предупредить события. Только в этом году в этой части страны закрыто несколько десятков газет либерального толка, а в тюрьмы брошены сотни противников режима. Людей сажают даже за использование спутниковых телеантенн и чтение американских и израильских Интернет-сайтов.

Конечно же, сказать кто лучше — Хатами или его ортодоксальные противники — сложно. Это палка о двух концах. Хотя консервативно настроенные круги исламского духовенства в Иране и потерпели поражение в ходе последних парламентских выборов, не стоит переоценивать либеральные воззрения нового президента Хатами и, соответственно, не следует ожидать каких-либо резких перемен во внешней и внутренней политике Ирана. Тем более, что известны ультра-консервативные настроения лидера Ирана аятоллы Хаменеи и части депутатов меджлиса (парламента) страны. В то же время нельзя не учитывать проявившиеся настроения населения к более открытому обществу, чем то, что сейчас существует в Иране. По сути дела, иранское руководство стоит сегодня перед извечной дилеммой тоталитарных режимов, когда необходимость сохранения идеологических принципов (в данном случае исламской революции 1979 года) вступает в противоречие с потребностями общества к экономическому развитию.

   

Э. МИРЗОЕВ Москва (28.04.2001)

  

  Rambler's Top100 Click Here! Aport Ranker  

Адрес:    webmaster@russianseattle.com
Copyright © 1999 - 2001 russianseattle.com All rights reserved
Последнее изменение: 28 апреля  2001г.