ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ ЯКОВОМ ЮРЬЕВИЧЕМ ПОПЕЛЯНСКИМ

 

                            Необъективное предисловие
Профессор, доктор медицинских наук, Яков Юрьевич Попелянский – был одним из наиболее авторитетных невропатологов современной России, имел редкое для врача звание “заслуженный деятель науки России”. Он также был почетным академиком Евро-Азиатской Академии медицинских наук. Его главной заслугой является создание теории остеохондроза позвоночника. В этом понятии он обьединил все его дегенеративно-дистрофические нарушения и разработал новое направление в медицинской науке на стыке неврологии и ортопедии, которое в последнее время именуется “вертеброневрологией”. Основным компонентом этого направления является выделение, наряду с компрессией корешка и спинного мозга, ряда рефлекторных синдромов, связанных с напряжением мышц, спазмом сосудов, изменением суставов, связок, фасций, внутренних органов. Эти данные используются в клинической медицине и мануальной терапии. Я.Ю.Попелянский последовательно заведывал кафедрами неврологии Новокузнецкого института усовершенствования врачей и Казанского мединститута, Всероссийским центром вертеброневрологии. Он создатель этой новой медицинской науки, описал ряд синдромов ( по-существу болезней), воспитал большое количество невропатологов, мануальных терапевтов и других специалистов бывшего Советского Союза. Его ученики и последователи заведуют кафедрами, различными медицинскими курсами и центрами в различных городах СНГ. Несмотря на солидный возраст, он до эмиграции в США возглавлял Всероссийский центр по вертеброгенным заболеваниям нервной системы, организовал ряд специальных центров и кафедр во многих областях России, участвовал в различных научных конференциях, выступал с лекциями и докладами в различных городах СНГ. Я.Ю. автор многократно переиздававшихся многотомных руководств по проблемам остеохондроза позвоночника и других научных трудов. Последний из них -“Нейроортопедия” в 2 томах. В то же время Я.Ю. был “невыездным”. И хотя получал много приглашений, не выезжал на зарубежные научные конференции. Нужно заметить, что круг его интересов был всегда шире медицины, хотя именно с медицинских позиций он попытался дать оценку антисемитизму в своей книге “РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ АНТИСЕМИТАХ. С ЛЮБОВЬЮ…” (1996), которая распространялась и в Америке. Я знаком с Я.Ю.Попелянским с 1959г. Под его руководством выполнил кандидатскую и докторскую диссертации, постоянно с ним общался на протяжении всей мой жизни в Советском Союзе - СНГ, вёл с ним обширную переписку. Мне посчастливилось вновь увидеться с ним после его эмиграции в Америку (Сиэтл, штат Вашингтон) в 2001году, а затем вновь переписываться и перезваниваться до самой его кончины 12 января 2003 года. Поэтому я не могу объективно оценить его интервью и не пытался как-то его упростить. Но, я думаю, что читателям, многие из которых возможно его помнят, будет интересно познакомиться с собственными высказываниями об антисемитизме современного классика неврологии.
И.Кипервас, доктор мед. наук

 РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ОДНОМ АНТИСЕМИТЕ
ИНТЕРВЬЮ ПРОФЕССОРА ЯКОВА ЮРЬЕВИЧА ПОПЕЛЯНСКОГО
ДАННОЕ ДОКТОРУ МЕДИЦИНСКИХ НАУК Изе Кипервасу

Изя Кипервас. Яков Юрьевич! Будучи Вашим учеником - неврологом, невольно экстраполирую пиетет по отношению к Вашим идеям на другие - немедицинские сферы. После того, как узнал, что Вы готовите открытое письмо российскому политику, бывшему премьер-министру Евгению Максимовичу Примакову, решил обратиться к Вам с предложением об интервью.
Мой первый вопрос. Как у Вас, человека, столь увлеченного своей профессией врача, родилась потребность в публикации книги по вопросу столь далекого от остеохондроза позвоночника, где Вы создали новую медицинскую науку - вертеброневрологию.

Яков Юрьевич Попелянский. Не обижайте. Остеохондроз позвоночника - это тоже не болячка в спине. Он требует компетенции во всей медицине и биологии. Вы знаете, что, отталкиваясь от неврологии позвоночника, мы пришли к выводу: человека не следует относить к типу хордовых…

И.К. Но антисемитизм…

Я.П. Всякий “интеллигентный” еврей в Советских республиках считал признаком дурного тона касаться этой проблемы. И стыдно, и грязно (гигиена!). После Холокоста очнулись. Каждый честный человек ( и, естественно, каждый честный еврей услышал зов:”…и виждь, и внемли…глаголом жги !”. Когда моё общественное положение обеспечило меня сочувствующей аудиторией, я в порядке протеста - стал утверждать своё еврейство: где это тактично и даже там, где поднимать этот вопрос и неприлично. И докатился - до работы над книгой: “РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ АНТИСЕМИТАХ. С ЛЮБОВЬЮ…” (1996).

И.К. Почему же вы решили обратиться к Примакову?

Я.П. Как говорится, спасибо за вопрос. Это меня и впрямь волнует. Если я не напишу в официальную газету в России, поделюсь с русскоязычными читателями. А с Вами лично потому, что Вы знакомы с моими размышлениями о медицинском аспекте проблемы ( кроме книги, брошюру о медицинских проблемах антисемитизма опубликовал в России в 2000г.). Вынужден начать издалека. Отвлечемся (искусственно) от общественно - политического подхода к ксенофобии и антисемитизму. Когда вы взглянули на человека другоко цвета кожи, непривычно высокого роста, вы удивляетесь. А ребёнок, который такое увидел впервые? Это удивление не социаального происхождения. Это биология. Это восприятие. Оно может быть зрелым, может быть недостаточным и - извращенным - по форме, звучанию, а главное - по значимости. Мы с Вами видели таких больных после инсультов (тяжёлых нарушений мозгового кровообращения). К примеру, у них развивается агнозия: человек хорошо видит и слышит, но не узнаёт предметы или явления, которые до того познавал адекватно. Это происходит при грубом поражении мозга, в основном теменной доли. Однако любая неправильность в здоровье может быть и легкой, без грубого поражения органов, включая мозг, например, при дисгармонии в его функции, именумых функциональными нарушениями, а также при переутомлении после болезней внутренних органов, при душевных потрясениях ( неврозы), при дефектах воспитания. Взглянув на компанию жестикулирующих евреев обаятельный писатель Короленко - и умилился ( “Для кисти художника! Какое разнообразие лиц, мимики и пантомимики!..”), взглянул мальчик из церковноприходского антисемитского училища - и брезгливо ужаснулся (“Какой гвалт!”). Восприятие - это не только пассивное отпечатывание в мозгу, но и его предугатовонность, активное “ожидание” воспринимаемого. Взлянул на темнокожего человека, на еврея - ну, не принимает душа. Такой снобизм нам знаком не только в национальной сфере. Вспомните о иных выдвиженцах из деревни в своем новейшем кругу: такие стыдятся и на дух не терпят односельчан, деревенщину. Таковы и иные евреи, “полуевреи”. Таков и Примаков.

И.К. С последним утверждением я никак не могу согласиться. Мои личные наблюдения и впечатления, наоборот, говорят о том, что так называемые полукровки чаще всего ощущают себя евреями и, если некоторые из них активно и не идентифицируют своё еврейство, то, по крайней мере, от него и не отмежёвываются. Но, конечно, в семье не без урода. И всё же, почему именно Примаков?

Я.П. А по той же причине. По восприятию его образа. Я по профессии не историк, не политик, и к деликатной проблеме межнациональных отношений позволил себе подступиться преимущественно как врач, с позиции врача. Мы с Вами тренируем восприятие и зачастую диагностируем с первого взгляда на больного. (Немцы говорят: “Diagnose durch hose”). Я их много перевидал, консультируя больных “вождей” всех рангов. С позиции “первого взляда” воспринимал их как любых других пациентов. Это они меня воспринимали сдержанно, были хорошо инфомированы - терпели. Е.М.Примакова наблюдал лишь по телевизору. И читал. Особенно его произведения 70-80 годов. Из серии богато издававшихся в змеино-чёрных обложках, “Осторожно, сионизм!” (Вы помните? Нас такими богатыми изданиями не баловали). Так вот, этого социально страшного человека - какие и где были посты! - представляю себе и трогательно хорошим отцом, и дедушкой, и особенно верным товарищем, который не подводит…с ним можно в развед…очное управление. Вижу ( воспринимаю) его в кругу академиков, но об академике позже. Вижу его молодым “рубахой-парнем” в привилегированных санаториях и пр. Не без обаяния, скрашенного знанием языков, кадетской подготовкой. Из таких могут получиться и серьёзные деятели в любой сфере.

И.К. Будем откровенны. Не станете же Вы обсуждать с друзьями, мучить себя “подготовкой” письма подобно начинающему автору и всё - по первому взгляду, потому что он по первому взгляду представляется занимательным, так сказать, нравственным противником. Есть у Вас наверняка и более веские причины для этого?

Я.П. Есть. Вы знаете, что в последнее время много думаю над тайной “Наука и нравственность”. Особенно думаю над тезисом: нравственность не только фон, но и структурная часть научного поиска. Наука - путь от незнания к знанию, к истине. Если ты видишь цель не в истине результаты твоих поисков будут в других местах: в должности, в звании, положении в обществе, в удовлетворении себя. - Если станешь искать не себя ради науки, а науку ради себя. На этом можно сегодняшний разговор завершить, поставить точку.

И.К. ?
Я.П. Ну, какой Е. Примаков академик?! Мог бы, может быть, когда-нибудь, если бы стремился к истине, к познанию ( в своей сфере) причинно-следственных отношений исторического развития различных народов, движений. Если бы его претенциозно - насыщенная ненависть к Израилю не сделала его восприятие таким враждебным к Израилю и умильно ласковым к шейхам и ближневосточным коммунистам - диктаторам. Позиция, которая хорошо устраивает себя в нынешней совестко-российской жизни, а не познании истины. Не приходится “дискутировать” по поводу его субъективизма в ближневосточных отношениях. И прекрасно он знает всё сам. (“Знает киса, чьё сало съела”). Вот я и думаю написать человеку неглупому и не лишенного теплоты в некоторых сферах жизни! Как же так? Как же ты можешь (не говоря о твоих еврейских корнях)? Как можно так препренебрежительно относится е еврейскому народу после ХОЛОКОСТА. Ведь ты так же, как и бандиты - террористы обсуждая проблемы Ближнего Востока плутаешь по нитям дипломатической паутины, забыв о слезах 6 млн матерей жертв Холокоста? Может быть, если бы не было твоего участия в формировании российской политики, не было бы уже жертв и с палестинской стороны? Как устроились беженцы-евреи после ужасных конфликтов, устроились бы уже и иорданцы, сирийцы, ливанцы, не жили бы в палатках лагерей- беженцев палестинцы.
Вот и подумал я, когда Вы обратились ко мне, способна ли личность такого типа, как Е.Примаков к нормальному восприятию? И к покаянию? Стал же за одну ночь грешный Савл благородным Павлом!- Сменилось восприятие.
Как человек конкретного и рационального ремесла к своим надеждам отношусь не без юмора. Но как человек, конкретно наблюдавший над тем, что есть и что уже неоднократно бывало, отвечаю. Есть на Земле и в небе то, что Вашей не снилось философии, Горацио.

 

МОЖНО ЛИ ОЦЕНИВАТЬ АНТИСЕМИТИЗМ С ПОЗИЦИИ МЕДИЦИНЫ?

Профессор Яков Юрьевич Попелянский, один из наиболее авторитетных невропатологов современной России. По существу им создан новый раздел медицины-вертеброневрология, где он с большой школой учеников и последователей изучил изменения нервной системы при заболеваниях позвоночника, объединив их понятием “остеохондроз”. Наметил оригинальные пути его неоперативного лечения. Им опубликовано ряд монографий и руководств по заболеваниям периферической нервной системы, вертеброневрологии и т.п. У Я.Ю. масса учеников и последователей, ряд из которых возглавляют кафедры, отделения и центры неврологии в странах СНГ. В последние годы Я.Ю.Попелянский много занимался проблемой антисемитизма. Им написана блестящая книга на эту тему “Размышления об антисемитах. С любоввью…”, которая распространялась и в Америке. Но кроме этого Яков Юрьевич являясь блестящим врачом-невропатологог, прекрасно разбирается в психиатрии, одно время даже работал в этой сфере и преподавал психиатрию студентам, а также курсантам института усовершенствования врачей. Поэтому данная его статья об антисемитизме содержит и неврологический, и психиатрический анализы.
В интернете можно ознакомиться со статьёй доктора медицинских наук В.Кагана, посвященной проблеме антисемитизма. Мысль статьи предельно чёткая. В ней нет логических ошибок. По прочтении статьи, тем не менее, остаётся недоумение, которое не сразу удаётся разрешить. И впрямь не разберешься, если не начинать с исходных позиций. Статья написана психиатром. Психиатрия же ( нет не сами психиатры, Боже, упаси) - это сфера весьма туманная. В смысле трудности предмета - нечто вроде ясновидения. Как подступиться к нему, где метод? И был метод найден. Он слабо раскрывает причинно- следственные отношения, свойственные современным наукам. Да это пока и невозможно. В науке эти отношения определяют между условно конечными единицами, элементами. Поэтому великий психиатр Крепелин обошёл поиск таких единиц и блестяще выделил практически удобные проявления (признаки, синдромы), доступные наблюдению врача. В других областях медицины эти проявления причинно связывают с функцией конкретных органов и тканей. В неврологии эти связи более прозрачны - это связь признаков (симптомов) с конкретными элементами: с клетками - невронами и их импульсами, или квантами аксосоматического тока. В своей статье доктор В.Каган с безупречной формальной логикой устанавливает отсутствие связи между антисемитизмом и проблемами медицины. И впрямь, к тому, что причисленно к синдромам психозов антисемитизм отношение не имеет. Психозы были и до оформления еврейской нации; психозы у антисемитов, видимо, встречаются не чаще, чем среди лояльных: среди страдающих психозами встречались “антисемиты”, как встречались “сталины”, “наполеоны”… Правильно, ищите в антисемитах не больных “наполеонов”, а среди не страдающих психозами ищите прохановых, мокашовых…. Не медицина это, а безнравственность, отступление от заповедей, от Божественного промысла. Божественную видимую алогичность ( как бы потакание злу) называют теодицией. Это как бы ляпсус, как бы артефакт промысла. У медицины, по мнению автора обсуждаемой статьи, ключей к этой проблеме нет.Они есть у этики, политики. Мы полагаем, что в связке этих ключей блистают педагогика и искусство. Доступы - лестницы к этим ключам обладают высокими ступенями, но сами тайны в искусстве метафоричны. У наук же, включая медицинские, ступени к этим тайнам скромнее, площе, но они прямее ведут к причинам. Неразумно отказываться от этого пути познания. Нельзя согласиться, что этот - научно-медицинский - путь опасен, так как он уже приводил к антропометрическим и другим показателям неполноценности целых рас. Опасность - в подлости, а не в медицине или антропологии. Этак не следовало бы изучать металлы, из которых стали делать оружие. В ряде своих работ мы подчеркнули тезис: нравственность - не просто фон, а конструктиная часть научного процесса. Честная исследовательская мотивация продуктивнее мотивации тщеславной или другой безнравственной. Сегодня этот тезис проверяется практикой клонирования человека. Пренебрежение к лучшему, что нам подарил промысел - к любви, гордыня и тщеславие побуждает сливкоснимателей от науки перескочить через пропасть высших тайн в два прыжка. В сто крат продуктивнее генетики-исследователи, движущиеся последовательно по реальным ступеням к генетическим тайнам тяжёлых заболеваний. Где благородство побуждений - там выше и дальновиднее научный успех. И в тяжелой проблеме межнациональных отношений, каждая новая ступень, каждая капля в море познания этих отношений - благо. Неоправданы побуждения фашистов использовать науку в неблаговидных целях, нецелесообразно и тормозить углубленные исследования этих отношений.

Попытка объяснить проявления агрессивного национализма как черты паранойи, мании или эпилептического психоза могут быть побуждаемы нездоровыми страхами страдающей нации или ответной агрессивностью. Это не объяснение трудной проблемы, а стремление видеть причину одних проявлений - в других. Поиск же причин, научный поиск в плане существующей сегодня психиатрии - в описательной идентификации, в сходстве отдельных психических проявлений (нормальных и болезненных) у агрессивных и у уравновешенных личностей. Есть и неизвестный пока путь. Изучение связей агрессивных проявлений с научно определяемыми морфологическими и функциональными единицами. Так, доказано, что в мозгу у хищников относительно больше клеток действия (двигательных, пирамидных), чем клеток анализа, мышления, ассоциаций - больше, чем у травоядных. Недостаточность, односторонность анализа, восприятия наблюдается при органических заболеваниях задних отделов мозга: дефект познания, агнозия ( неузнавание). Личные особенности, недостаточность функции этих отделов, видимо могут сказаться на недостаточности, однобокости восприятия образа чужого этноса. Резервов медицинских исследований в подобных направлениях - широкое поле
.

 

Изя Кипервас, доктор медицинских наук
 

 

 

 

 

  Rambler's Top100