Spinal Neurology and Manual Therapy
(& not only...)

  Вертеброневрология и мануальная терапия
(& не только...)

 
     
     
menu

Коричневый цвет - русская версия
Green Color - English version
 


Клиника восстановления здоровья
Body Rehabilitation Clinic
 

Виды лечения - Treatment Modalities

****** 

Testimonials

****** 


Body Rehabilitation Clinic
(AMTE Site)

 

Treatment Types

****** 


Американский Фонд изучения позвоночной неврологии
Orthopedic Neurology Research Fund
 

Цель Фонда - Fund's Goal

****** 

From Board Directory

****** 

Методические пособия

****** 

Учебные пособия

****** 

Об авторе

****** 

About the Author

****** 

Proceedings. Publications

****** 

Message to Colleagues

****** 


Невропатология и лечение межпозвонкового остеохондроза
Intervertebral Osteochondrosis' Neuropathology and Treatment
 

Как расставаться с хронической болью? (Беседа о восстановлении здоровья)

****** 

Повсеместные боли

****** 

Малоизвестная в США ортопедическая неврология

****** 

Less-known Spinal Neurology

****** 

Развитие отечественной вертеброневрологии

****** 

Нейрохирургия остеохондроза

****** 

Проблема века или вечная проблема?!

****** 

Сомнительные подходы в вертеброневрологии и мануальной терапии

****** 

Отечественные черты мануальной терапии

****** 

Вазодистонии и ишемии

****** 

Радикуло-миелоишемия

****** 

Межпозвонковый остеохондроз в Евразии и Америке

****** 

Полвека остеохондроза

****** 

Бенефиты манипуломании

****** 

Линия отчуждения

****** 

Медицинские сюрпризы

****** 

"Клиническая пропедевтика мануальной терапии" Монография

****** 

Отзыв на монографию

****** 

Своеобразие текущего момента

****** 

В защиту суверенитета вертеброневрологии

****** 

О создателе клинической дисциплины
About the Founder
 

Ближайший взгляд

****** 

От последователей

****** 

Патриарх неврологии

****** 

Феномен Якова Попелянского

****** 

Об Отце и его Деле

****** 

Казань - Сиэтл

****** 

Он опережал время

****** 

Памяти Я. Ю. Попелянского

****** 

In memory of Professor Yakov Popelyanskiy

****** 

Основополагающие первоисточники - Spinal Neurology Textbooks

****** 

Руководство и монографии по неврологии

****** 

Some Articles

****** 

Другие книги профессора Я. Попелянского

****** 

Opinions of World prominent Specialists

****** 

Статья из Неврологического Журнала

****** 

Учителю

****** 

Идеи Проф. Я. Ю. Попелянского в Америке

****** 

Гений и злодейство

****** 

Последнее интервью

****** 

Я люблю Вас живого

****** 

Научная биография

****** 

"Запоздалое открытие"

****** 

Я. Ю. и Политбюро

****** 

Компетенция и некомпетенция

****** 

О Солженицыне

****** 

Антисемитизм глазами невропатолога

****** 

Медицина в США глазами иммигранта-врача

****** 

Я. Ю. и поэзия

****** 

Неопубликованное

****** 

Обнаруженное

****** 


Хобби и отдых
Hobby and Entertainment
 

Обращение

****** 

Дисбаланс

****** 

Бальзам прошлого

****** 

Вне расписания

****** 

Уроки балкарского...

****** 

Брызги шампанского...

****** 

Выплывшее

****** 

Непредвиденное

****** 

О названии

****** 

Нескромная прелесть провинции

****** 

Вокруг "Возвращения"

****** 

Навеянное

****** 

Откровение

****** 

Наблюдаемое

****** 

Лицемерие и ханжество

****** 

Вокруг да около

****** 

Выборы

****** 

Конец света

****** 

Трагическое разочарование

****** 

Обновленное прояснение

****** 

Холодная гражданская война

****** 

Фашизм и прогресс

****** 

 


 

 


 

 

 

 

 

 

          Я.Ю.ПОПЕЛЯНСКИЙ

                

     С т и х и

                                                                      “Армия -- горе людское, вынужденность, скафандр!”
                                                                                                                                (Я. Попелянский)

Юношеские и парафразы

 

1.       Боль на рассвете

2.       Потерпи

3.       Свети полыхание ветра

4.       Оставляя Спас-Деменск

5.       66 сонет в Казани

6.       Слегка опошленный Есенин

 

Созерцательные думы

 

7.       Ханжествующему лукавству

8.       Дом на Красносельской

9.       Красносельская осень

10.Мреют закатно откосы

11.Привычкою станет любовь

12.В ту зиму брату моему

13.Счастливица

14.Внучке

14а.Пяточки милые

15.Милые внученьки

16.К ХХI веку

17.Итог судьбы и жизни

18.В Якутии

19.Прощай Казань

20.Признание

21.Эпитафия

21а.Возделали мы этот сад

             

Раздумья

 

22.В-кольцо у Красносельской

23.Ретроград и Броуновское движение

24.Опыт клинициста

25.И не роняй достоинства

26.Хитер

27.Ты помнишь друг

28.Истории строка

29.Да здравствуют Спинозы

30.Наука

31.Пророки России

32.Отстань!

33.Плут

34.Натану Рахлину

35.Два портрета

36."Проблеимой центра" Петр Анохин

37.Гром и смерч

38.Ламентации авто-туриста

39.Даже идиот.

40.Давайте же условимся

41.Письмо от скелета

42.Народ и гений

43. Тема

44. Разное

45. О Якове Юрьевиче

 

--  Юношеские и парафразы --

  БОЛЬ НА РАССВЕТЕ

Нежно ласки веянья

Шепчут мне во сне.

Их рукой взлелеян я,

Мил их шопот мне.

    Ныне же навеки

    Я лишен тех рук,

    Что ввели как в Мекку

    В этот светлый круг?

А теперь в миноре

Стряхивая сон,

Утро с болью горе

Прячет у окон.

    В том таинственном дыханьи

    За моим окном

    Столько бурь, желаний

    Слышу в звоне том.

Верю: сам развею

Утренний туман,

Боль преодолею -

Старт иной нам дан.

    Я хочу, чтоб детства,

    Юности задор,

    Думы малолетства,

    Первый жаркий взор

Пронести сквозь трезвость

Моих зрелых дней,

Чтоб кипела резвость

Юности моей.

 

    ПОТЕРПИ

Не грусти, о друг мой робкий,

Что растоптана любовь,
Или все закрыты тропки

В мире дел, волшебных слов?

 

Будут новые волненья,

Половодья вешних чувств,

Шорох листьев, песнопенья,

Встреч восторг, прощанья грусть.

 

Как лучи польются ласки

Из бездонья дивных глаз:

То ль былины, то ли сказки,

То ль про день текущий сказ.

 

Будут, будут нежны взоры

И объятья горячи,

Вспрянут горы, вспыхнет море

Лунной песнею в ночи.

 

И тогда,о, друг мой робкий,

И тогда поймешь и ты,

Что не все закрыты тропки

На твоем большом пути.

1939

              

 **************

                          Марине Б-й

Свети полыхание ветра

Весенних моих вечеров,

Не так паруса наши ветхи

-Достигнем иных берегов.

     Ты чувствуешь старую рану,

     А я, друг, своей не забыл

     И оба мы чужды обману,

     Хоть каждый обманут уж был.

И мы понимаем друг друга,

И боль обоюдно горька.

Души твоей зимняя вьюга

Знакома так мне и близка.

     Поэтому нам и не надо

     Друг другу душою кривить.

     Мы тихо поделим досаду,

     Любовь же не можем мы слить.

Свети полыхание ветра

Весенних моих вечеров.

Не так паруса наши ветхи

-Достигнем иных берегов.

     Но если тревоги иль муки

     В краю всколыхнуться любом,

     Мы так понимаем друг друга -

     Зови, погорюем вдвоем.

1939

 

        ОСТАВЛЯЯ СПАС-ДЕМЕНСК

 

     Мой край порос чертополохом,

     Мой край приволья, красоты.

     В снарядно-бомбовых сполохах

     Изранен и истерзан ты.

        И расставание с тобою

        -Объятий матери разрыв,

    Да клятва перед той землею,

    Тоскующей навзрыд.

Вернусь к тебе живым иль мертвым,

Жди, мать-земля, любимый край.

Мы выстоим стальной когортой,

Вернусь - и сына принимай.

    Прими тогда живым иль мертвым,

    Забудь меня иль вспоминай,

    Считай хоть богом или чертом,

    Но оживай, но будь, мой край.

1941

 

****************

     

   Вильям Шекспир (1564-1616)
   Сонет 66

   Перевод Б.Пастернака.

 

Измучась всем, я умереть хочу.

Тоска смотреть, как мается бедняк,

И как шутя живется богачу,

И доверять, а попадать впросак,

И наблюдать, как наглость лезет в свет,

И честь девичья катится ко дну,

И знать, что ходу совершенствам нет,

И видеть мощь у немощи в плену,

И вспоминать, что мысли заткнут рот,

И разум сносит глупости хулу,

И прямодушье простотой слывет,

И доброта прислуживает злу.

Измучась всем, не стал бы жить и дня,

Да другу будет трудно без меня.

 

 

  66-й сонет в Казани

 

Как лицемерить повседневно невтерпеж

Под управлением ничтожного невежды

И воинственную слышать ложь,

Стыдливо прикрывая вежды.

И молча жить под крышей хитренькой "науки"

С водою в ступе у любителей поквакать

При круговой торгашеской поруке,

Не протестуя, в тряпку плакать.

     Положим, сам найдешь какой-то выход,

     Но за тебя болит душа, моя тюрьма,

     Приют гниения, больших потерь и мелких выгод.

     Да в окружении дерьма.

     Досталось жить в гипнозе лихолетия

     И горе-горькое бессильно мыкать

     В зловонии прогнившего столетия.

 

 

    Слегка опошленный Есенин

 

Не жалею, не зову, не плачу,

Пусть в стихах не мреет горький дым,

Расцветая, дерзостью охваченный,

Долго-долго буду молодым

 

Дух мятежный! Твоя смелость

Расшевеливает пламень уст.

О, моя ликующая свежесть,

Буйство глаз и половодье чувств.

 

Все смелее становлюсь в желаньях,

Жизнь моя, иль ты приснилась мне?

Или весенней гулкой ранью

Джигитую на лихом коне?

 

Все мы вечны в жизни поколений,

Тихо льется с кленов листьев медь.

Будь же ты вовек благословенно,

Что цветет без страха умереть.

 

--  СОЗЕРЦАТЕЛЬНЫЕ ДУМЫ  --

 

     Ханжествующему лукавству

 

За то, что не признал душевный смрад

Предавших совесть, принципы и правду,

"Ожесточился", - вам они твердят.

Что ж, ханжеский пусть пенится их яд.

А наш ответ: "Не крови же я жажду!"

 

 

        Дом на Красносельской

 

На снос престарый дом определили,

Жильцов в высотный рядом поселили.

Но так случилось - не снесли тот дом

И учрежденье будет в нем.

 

В окне мы видим, как бы прошлому в укор,

Замшелое строение, дорожки - двор,

А с ними старые заботы

Да ворох неудач в семье и на работе.

 

И если кружит ветер здесь снежинки,

Иль тополиный пух, нам видятся слезинки.

У окон новых наши щурятся глаза,

По-новому струится старая тоска.

 

Так оживают,странное явленье,

Не радости и свет, а горести и тени,

Страдания друзей, мечтаний гибель,

Процессии к родным могилам.

 

Так почему влечет нас к этим окнам,

И путь сюда дороже всех дорог нам,

А та тоска, как Пушкина печаль светла,

И боль душевная была и не была?

 

Да потому, что память = это преобразователь

(Не те повторы, что выстукивает дятел):

Она печаль возводит в ранги светлых чувств,

А радость прошлого окрашивает в грусть,

 

И служит, словно усилитель мощный

Тому, кто толком пашет в прошлом,

Кто пыль дорожек и брильянтов увеличил

И родину в себе

          Сквозь усилитель тот

              Неколебимо возвеличил.

 

 

     Красносельская осень

 

Хмуришься улица ты Красносельская

Знать от того, что ты Прудная, Сельская,

Но уж давно ты не пашешься-сеешься,

И монастырь твой исчез Алексеевский?

 

Ныне взметнулась в высотных ты зданиях,

Помню ж тебя на московской окраине:

Фабрика, лозунги и два райкома,

Да тополя, что у каждого дома.

 

Вижу, меняются здесь поколения,

И настроения, и устремления,

Новые лица, и стать и одежды,

Вкусы иные, дела и надежды.

 

Нам, старожилам роднее нет улицы.

Не для наживы здесь маемся, трудимся,

Ходим по той же, по улице тополей,

Вера не сгинула, вверх все же топаем.

 

Тракт затуманенный и - озарения,

Радостей первых и долготерпения,

Здесь, где теплом твоим давним согреты,

Замыслы зрели и песни где спеты.

 

Здесь грозных лет были первые встречи,

Здесь наши жечи, здесь наши дети.

И не смертельны обиды и муки,

Если на радость приходят к нам внуки.

 

Вижу не дуешься, чую не хмуришься,

Верхняя Красносельская улица.

 

 ************ 

                         Александру Нарычеву

 

Мреют закатно откосы,

Как через дым папиросы.

Дышит Россия над Волгой

И задушевно и вольно.

 

Дали манят нас вроде,

Как и прежде, в те годы

В даль, в города, океаны -

Как ни глупо и странно.

 

Знаем, может все статься

"Надо,пора собираться,

Путь предстоит уж недолгий

Вечер мреет над Волгой".

      

 

                                                                                                                                                 Что тревожило и что мечталось,    

И что было со мной и что сбудется,

Что так страстно желалось, не сталось…

 

Пусть уж, ладно, пусть малость:

Не в реке пусть ладья, пусть и в лужице,

В ней увижу дворцов отражение,

И морское услышу волнение.

 

Разве не фантазер и мечтатель

Расколол предрассудки и атом?

   В невозможное верить дано нам

   Пока кровь поступает к невронам.

 

  

  Привычкою станет любовь

 - я не спорю;

И вправду была ты мне морем огромным,

Ты стала рекою глубокой потом,

А ныне ты рядом журчишь ручейком.

 

И что же? Что слышу я

                      в музыке этой,

В дыхании ровном, в тепле предрассветном?

И в звуках беседы твоей с нашим сыном,

Когда позади вас сижу я в машине?

 

Журчит ручеек, слыышу музыку Баха

Приносят нам дети и внученька нахесх).

Удача в работе и промахи

-                          - вместе,

При чуткости тонкой - оценка без лести,

Улыбка при встрече, тоска при разлуке

И разделенные слезы и муки.

 

Струятся на солнце ручей и родник,

Как путник пустыни к ним жадно приник.

К источнику я обращаюсь, как к Богу,

Прошу тебя очень совсем о "немногом":

Привычкою если тебя называют,

Пусть звуки привычки той долго не тают.

 

Дороже мне моря те тихие воды,

И в ведро и в холод - в любую погоду

Текут пусть подольше

                    Влюбленные годы.

 

______________________________________

х)Радость от сознания , что дети счастливы (идыш)

 

  ****************** 

                                     Брату Либеру

            

Хорошего друга в беде не зовут -

В час трудный к нам други без зова идут.

                      Стихи светлых лет

                      И вьюжных зим.

 

В ту зиму брату моему

Прескверно было не от стужи,

А узел, что терзал судьбу,

Затягивал и жал  все туже.

 

Давил осколок, что в груди,

Очки и думы потемнели.

Свинцовый груз ему нести

Судьба да долги повелели.

 

И вдруг - приятель на пути (!)

Казалось, что пахнуло летом,

Что станет легче чуть брести,

Казалося, но -  где там!

 

Обдал студеным, не стыдясь,

Откуда-то изъятым чванством

(Он позже лил еще и грязь,

Стал полутрус и полугангстер).

 

Брат умер - выжил. И с тех лет

Стучит он в двери к вам порою

В предупрежденье ваших бед,

Своей наученный бедою.

 

 

      Счастливица

 

В муках, горе, ох и вэй, нас растила мать.
Знала результат:

Светлый мир детей.

Младшему за шестьдесят.

Есть и встречи и разлуки.

Живы дочь и внуки.

Если есть на свете дети,

Не такой уж крах

Наш "конечный" прах.

И не так уж все нелепо

Здесь на этом свете.

 

 

       ВНУЧКЕ

 

Любовь когда первая вдруг обожгла,

Пожарище это казалось безмерным,

Казалось - исчерпанной сила была

До зрелых до дней и зари до вечерней.

 

Когда ж укрепил мое дерево сын,

Я понял, что новь нашу жизнь заряжает,

Что счастье вздымается выше плотин

И мощным потоком ее обновляет.

 

И в повседневной текучке забот
рождались, тревожили новые цели.

И внученьки в дом словно птицы прилет

Весенние ветры с восторгом пропели.

 

Твое обаянье ни с чем не сравнить,

Белее нет снега, нет неба синее.

И сколько еще мне осталося жить,

Не будет любви, чем к тебе, друг, сильнее.

 

За все, что пережил, ты лучший мне дар -

За муки, обиды, за голод и войны.

Ручонки и платьица, куклы, букварь,

Хочу вам служить, одарить вас достойно.

 

О взоре твоих уголечков двух - глаз

В туманах грядущие звезды нам светят.

И верится, что не столь поздний уж час,

Что чувством взаимным еще нас отметят             

 

 ****************

Пяточки милые - внучка идет,

Топчет и топчет мне грудь и живот.

Больно и радостно - в горле комок.

Внучке четвертый пошел уж годок.

         ---------------

 

Бейте по телу и сердце терзайте -

Нас не убудет, есть противоядие

И эгоизму детей, и садизму:

Нежность, которою им поклялись мы.

        ----------------

 

Если генетика только в порядке,

Рядом не лгут ни слова, ни повадки,

Внучка пройдет колыбели, купели,

Фениксом вспрянет и ягодой спелой.

        ------------

 

Сложными тропами внучка пройдет

Землю и космос, и пламень и лед.

Радость и боль - уж такой вы народ.
Топчет мне внученька грудь и живот.

  ************ 

 

Милые внученьки,

Нежные рученьки.

Дети и внуки,

Ждут нас разлуки.

 

Старые годы,

Боль и невзгоды.

И одиночество.

Грустно "пророчество".

 

 

       К XXI ВЕКУ

 

"ЗАКАТИЛАСЯ ЕВРОПА","РУХНУЛА РОССИЯ",

Шабаш-фарс окраин в той пыли.

Кто круговорот времен башкой осилит,

Над метафорой поднимется с земли.

 

У того с высот свободных бельведера

Звездные миры охватят мозг и глаз.

Люди, встаньте, отворите окна, двери,
Новую зарю встречайте в добрый час.

 

 

      ИТОГ СУДЬБЫ И ЖИЗНИ

 

С утра звонит мне друг:

"Читал уже такого?

Какой масштаб и глубь!

-          На уровне Толстого!"

 

Да, в "Октябре" январь

Читающей России

Принес роскошный дар

Под именем Василий.

Принес нам в голод книжный

Итог судьбы и жизни.

 

    В ЯКУТИИ

 

В белые ночи без всяких прикрас

Сладостна вязь сновидения,

Прошлого с будущим призрачна связь.

Сказка и быль - наваждение.

 

Лето, прохлада, и что за пора!

Тын да трава, ну пейзаж как пейзаж,

Но за туманом алмазна гора

Реет невнятно: быль или блажь?

 

Севера крайнего грусть и краса,

Снова в Нюрбу улечу я,

Словно якуток душа и глаза,

Синяя ширь, как Вилюя.

 

***************

 

Прощай Казань, немытая клоака,

Скопление рабов, чинуш,

И вы, вдыхающие вонь Булака,

Когда-то обладатели носов и душ.

    Всему, всему платил я дань:

    "Швейцарии" пышной, седая Казань,

    И водам обильным Идель и Кабан,

    И кухне твоей "Татарстан".

За это и требует дани тот край -

За воду, учебу и за каравай.

Моей благодарности требует хан.

Ее приношу тебе, город Казань -

За тяжкий над телом и духом покров,

За яд центрифужных твоих языков,

За то, что на все ты бесстыдно готов.

    Моя благодарность - в трудах и запашках

    Да в атеросклеротических бляшках.

    Я верно тружусь, я плачу тебе дань,

    Но только пусти. Отпусти же, Казань.

 

 

    Г.Киплинг в стихотворении "Дурак" высмеивает мужчину,
     поклоняющегося женщине, которая опошляет его жизнь.

   

     О, года, что ушли в никуда, что ушли

     Голова и рук наших труд -

     Все съела она, не хотевшая знать

  Тот же автор (в образе богатого судовладельца) велит похоронить себя
  на дне моря рядом с покоящейся на его дне женой -
  похоронить себя вместе с кораблем ее имени.

     Пусть сердце полно сокровищ, идет с кораблем ко дну

     Довольно продажных женщин, я хочу обнимать одну!   

 

         ПРИЗНАНИЕ

   

Как ссорятся дети-друзья и как молодожены,

Ворчим мы, любя, и свой город родной порицаем:

Он серый, немытый и язвами весь пораженный,

И бедный народ в нем унижен, тоскою снедаем.

 

Как ссорятся дети-друзья и как молодожены,

Ворчим, презирая лгунов и тупиц, бюрократов.

Мой город Казань, мои ночи в раздумье бессонны.

Нам сладок отечества дым, но, вот, смог неприятен.

 

Как ссорятся дети-друзья и как молодожены,

Ворчим мы, любя, на свой город старинный,

Сады обожая, холмы твои, воды бездонны,

К щекам припадая твоим и трущобным морщинам.

 

Как ссорятся дети-друзья и как молодожены,

Мы шумно ворчим, город гениев, город ученых,

И в шопот мы славим дома твои, лепки, колонны,

И те имена, что как звезды блистают в короне.

 

Как клады озер, твои тайны темны и несметны,

Видать, чар казанских дыханье гаремно.

Влечет к тем заводам и храмам, мечетям.

Ворчи - не ворчи, прибывает твое населенье.

 

Как ссорятся дети-друзья, мы и город - как молодожены,

К взаимной любви на всю жизнь мы приговорены.

 

       ЭПИТАФИЯ

Из бытия

Исчезло "Я"

Осталось "Было".

    Пожалуйста, родные,

    Пожалуйста, друзья,

    Не плачьте над могилой.

Ведь потому что "Было"

Не в Лету все уплыло,

Крылом коснувшись вас,
Уходим мы спокойно.

Когда же настанет час,

Дай Бог и вам уход безбольный.

 

 ******************

 

                                 Прибывающим в Израиль пенсионерам на


                                 прекрасной возвышенности Цфат выделя-

                                 ются скромные коттеджи с участочками.

                                 Собственность - государственная, ее

                                 унаследуют следующие эмигранты.

 

                                     Моим Файнштейнам

 

                                            И вот в долину к нам

                                            Певец иной придет.

                                              «Страдания молодого Вертера», Гете 

 

Возделали мы этот сад

На высоте в поселке Цфат,

На высоте пути и бдений,

Да зрелых убеждений.

     Дано нам имя Человек,

     Что воплотило миг и век.

     Сады наших трудов, молитв,

     Как капля космоса, любви и битв.

В саду, и "ныне" и грядущее,

Свои труды, свое имущество,

Певца иного будут песни

И видит Бог, нам это лестно.

     И наши правнуки их навестят,

     Придут в цветущий старый сад,

     И встретят их плодами и улыбкой,

     Все прочее, поверьте, в мире зыбко…

 

 

--  Р А З Д У М Ь Я  --

 

  В-кольцо у Красносельской.

 

Кольцо, вписавшись в столицу,

Пронзило детский парк.

Кому-то за порубку злиться,

Шоферам и машинам - тракт.

Победа это или поражение?

Конечно же, успех:

Свобода есть движению

И в обе стороны - для всех.

 

Спрямление пути -

Инстинкт, ни дать, ни взять.

Спрямление пути -

Необорима страсть,

Что многому причина:

Инстинкт стремленья к знаниям -

Скорей, скорей в желанное,

И то сидит в глубинах

(В тех рибонуклеинах).

 

Мы к целям несемся по разным дорогам,
По рельсам, асфальту и стрессовым морем

И движет к тем целям корабельный винт,

Спесивый расчет, беспокойный инстинкт.

 

Вписались в кольцо мы,

И мчимся к развилке дорог

Из зримых из далей знакомых

В программу, в надежду - в прогноз.

   На улице занялся новый день,

   Уразумей: в нем свет и тень.

 

 

     РЕТРОГРАД И БРОУНОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ.

 

Над облаками нежными,

Пушисто-белоснежными

Несется самолет

 

Трясется в змеях - поездах,

Автомашинах, кораблях

Одышечно народ.

 

Куда ж, туристы вечные?

Не спится вам, сердечные,

Покоя нет вам, нет.

 

Влекут ваш слух и зрение

Без знанья - впечатления.

И сколько так уж лет!

 

Моторы изобретены,
На картах есть отметины:

Про - фе - ссио - нализм.

 

Гурману кайф слюнной готов,

В бифштексе рыхлом - кровь:

Мы пьем чужую жизнь.

 

И звуки отработаны,

Да пленками намотаны:

Безволия покой.

 

И жгем земли богатство мы,

Забыв за теми жатвами

Про фонд про посевной.

 

Так с молохом движения

Без совести зазрения

Все дедово пропьем.

 

 Влеченьем опьяненные,

Дорожки проторенные,

Родной теряем дом.

 

И кто-то душеньку томит,

Как самолет куда-то мчит:

Знать, дьявол, дьявол в нас

 

Вернуть в поля нас, в рощи бы

Рукой бы властной, мощною -

И в добрый, добрый час.

 

 

 

                              Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…

                              И, может быть, на мой закат печальный

                              Блеснет любовь улыбкою прощальной.

                                                            А.Пушкин

 

     ОПЫТ КЛИНИЦИСТА

 

Все твердят, что в старости

Накипь хворей и усталости,

Иссякает свежесть чувства,

Серо все вокруг и пусто,

И слезою жалкою облиты

Непрощенные обиды.

Признаюсь, порой меня

Тоже месит та волна,

Грешен, старый врач, я ныне

Сам, случается, в уныньи.

Но блеснет во славу жизни

Неба глубь и голубизна,

Обожжет гранатный сок,

Или взгляд (про то молчок),

Или снег алмазный, зыбкий,

Внука лепет и улыбка,

Или призовет больной

Мастерство и опыт твой:

Сна-дремоты будто не было,

Гулким светом вновь забрезжило,

Цепью мысли, нитью-серебром,

И еще звено, симптом, синдром,

Контуры болезни, символы Эзоповы

И свершенье логики и опыта.

_______________________________

 

 

 

Старость -щедрая подруга.

Если жил не для досуга,

Если жадно накоплял,

И с весельем раздавал,

Хватит на закате огонька и пороха,

И живущие тебя оценят дорого.

 

 

 

 

           И НЕ РОНЯЙ ДОСТОИНСТВА

 

Два океана вечной тьмы

И искра света среди них -

Таким порою видим мы

Предназначение живых:

                Красиво и философично -

                Не искренне и не практично.

Располагаемся надолго

Среди своих собратьев,

И главный клей - сознанье долга,

Способное связать нас:

                Всегда во времена подъема

                Бывало чувство то весомо,

Его религия скрепляла,

Потом необходимости расчет,

Но в годы темные по Гегеля спирали

Заносит в сторону нас чорт:

                И оргии сменяют эгоизма

                Полеты чести, героизма.

Познав такую яму,

Опасность оцени,

И в суете бедлама

В нее не попади.

                И не роняй достоинства

                Болотного средь воинства.

Но не брюзгою нудным

Веди свой караван:

Для светлого (пусть трудного)

Пути тебе он дан.

                В искусстве и делах знай крепкий толк,

                В венок сплетая радости и долг.

 

 

 

                                      Если я гореть не буду…..

                                                          Назым Хикмет

 

                                      Из под каких развалин говорю,

                                      Из под какого я кричу обвала,

                                      Я все на свете раздарю

                                      И этого еще мне будет мало.

                                                        Анна Ахматова.

                                                  

                                      Я чувствую за них за всех,

                                      Как будто побывал в их шкуре.

                                                     Борис Пастернак

 

          Х И Т Е Р

 

Хитрец я прожженный          Себе и знакомым,             

И знаю секрет,               Родным и друзьям,

Прожить экономно             И белым, и черным -

Как множество лет.           Всем стомиллионным.    

                             Живущим сердцам.

                               

Как тратиться мало           Хитрец я прожженный:

И в долг получать,           Вам все я раздал.

Веселым быть малым           В том - номер коронный, 

(Сполна награждаем           И старт, и финал,

За траты встократ).          И щит, и кинжал.

                             

Хитрец я прожженный,         Есть хитрое в мире

Та-а-кой эгоист:             Богатство для всех:

Других защищая,              Себя растранжирить,

Добром добываю               Всего, но без торга,

Себе я корысть.              Всего, да с восторгом,

                             И в этом - успех.

 

 

  *********** 

                           Иосифу Фейгенбергу1)

 

Ты помнишь, друг, когда ты счастлив был?

Когда сильней всего касался синей птицы?

Какую помнишь невидаль и знаешь быль?

Что часто нам привидится и снится?

 

По-разному, видать, расцвечены те птицы,

И к ним по-разному устремлены сетчатки.

Тебе светили дни, часы иль краткие зарницы?

В покое счастье знал или в бурленьи схватки?

 

Я знаю, и опора мне в том знаньи,

Что среди темени и лжи и скуки быта

Взлетали мы, встречались мы в дорогах дальних,

Душой касаясь синего крыла открытий.

 

Когда ж порою книзу давит гнет,

Сверкнет пусть, как табло, как в аэропорту

Надежда на удачу, радостный полет

В знакомую сверкающую высоту.

-----------------------------

1)Знатоку фмзиологии сетчатки

 

  ************

                                 Александру Леонидовичу, автору статей

                                    "Цезарь" и "Август".

 

Истории строка

Как стих отточена,

И скупо коротка,

И в правде точная.

 

Как жизнь глубокая

И "беспристрастная",

Полна намеками,

Но мысль ясная.

 

 

       ДА ЗДРАВСТВУЮТ СПИНОЗЫ

 

О муже не мечтала
- Родить бы дочь - подругу.

Растить пришлось нахала,

Давался парень туго.

 

      Небесную, как манну

      Ждала невестку - друга,

      А дождалась тирана,

 Сварливая пьянчуга.

 

Пора настала внука,

И вспыхнул свет в окошке,

И вырвалась из круга,

Внук вырос не в сыночка:

 

      Защитник и опора,

      Души не чает в бабке,

      В семье гасил раздоры,

      Звериные повадки.

 

Прошли года. У внука

Я видел в кабинете,

Той бабушки - подруги

Тепло глядит с портрета

 

      Я горестно подумал

      О нидерланских грозах,

      О бабках и о муках,

      Что принесли Спинозу:

 

Те бабки из Испаньи,

Гонимы Торквемадо,

Судьбе явились данью

За позднюю награду.

     

      Так светом дня утешены,

      Терпеть дано нам тени:

      В тебе, в судьбе замешаны

      Посредственность и гений.

 

 

            Н А У К А

 

Bнуки деда в палате, любя, целовали,

Уходить не хотели,

Месяц-май и внизу их товарищи ждали.

Внуки деда жалели.

 

Их страшила "система", иголочка в вене,

Неуютны больничные стены.

 

Но над чем-то затем малыши хохотали

Не помеха "система".

Уходить не хотели в манящие дали.

Вот вам славная тема.

 

Ну, а деду уж больно за болью хотелось

Улыбались чтоб внуки,

Чтоб и в эти минуты ковалась им зрелость,

Вот такая наука.

 

 

         ПРОРОКИ  РОССИИ

 

Звучит, пульсирует в России

Отечества святое слово:

Два пламени неугасимых -

Творенья Пушкина,  Толстого.

 

И чтоб долог путь - как млечный,

Всесветно добрый, "веский",

Усилен свет и ритм сердечный -

Блистают Сахаров и Достоевский.

 

 

--   Ш У Т О Ч Н Ы Е  --- 

 

    О Т С Т А Н Ь!

 

Иль битым быть,

Иль бить;

Или тепло добыть,

Или простыть?

 

Ах,в том если бы вопрос

И это лишь решить:

И вэн и вос,1)

И как прожить

     Не в Эльсиноре

- В любой собачьей своре.

Стоял вопрос бы только так,

Его решал бы просто всяк.

1975

----------------------------

1)Что и когда (идиш)

 

                                  В теплой шерсти вьется моль

                                  В этом мерзость, в том вся соль.

       П Л У Т

 

Плут вокруг пальца обводит тебя.

Тело и душу он гнет, теребя.

Видит любой, это явственно значит:

Как простофилю тебя он дурачит.

       Требует голос, как формула прост:

       Бей его в гриву, руби ему хвост.

       Шепчет другой: нет резона тут годного -

       Хвост отрастет у того земноводного.

И обращаещь свой взор на иное:

Звезды, наука и все там такое.

Кажется, с совестью, вроде и квиты,

Ты в стороне от жулья и бандитов.

       Так-то ты думою в космосе рыщешь,

       С трепетом громы грядущего слышишь.

       Вроде мастак и умом ты и силой,

       С плутом же наглым - беспомощно хилый.

Детям и внукам было чтоб любо,

Не пригревайте плутов в вашей шубе,

Ворот, как душу в мороз распахните:

Моль ату в ветер - как в инсектициды.

 

 *************

                            Натану Рахлину

 

Судьбу благодарим, что нет такой потери:

Что Рахлин среди нас

                    - И нет Сальери.

1978

 

 **********

                             Другу- Иосифу Моисеевичу            

                             Фейгенбергу,вспахавшему поле в

                             концепции вероятностного прогно-

                             зирования.

 

Два портрета

Добрый Ося

С экивоком подарил:

На одном-де - лето,

На другом-де - осень

- дефицит-де сил.

Я сказал на все на это:

На обоих ты портретах

Мне до боли мил.

Не тужи ты, Ося, очень,

Что ты был когда-то весел,

А потом-де нос повесил.

Был ты в теле,

Моисея сын,

В мозговитом стал ты деле -

- Иисус Навин.

 

 ************

                  В 1935 г. 36-летний физиолог Петр Кузьмич Анохин в  

                  г.Горьком опубликовал работу "Проблема центра и пе-

                  риферии". Результаты исследований позволили автору

                  поставить перед наукой две основные новые проблемы.

 

"Проблемой центра" Петр Анохин

Поставил в Горьком две проблемы,

Третью сами, без подвоха

Мы решим не как дилемму:

         Можно в центре бить баклуши

         Средь престижных Академий,

         В Горьком зачастую лучше

         Разрешаются проблемы.

1946

 

 

 **************

                       Всякий раз, поднимаясь по пути домой по Верхней

                       Красносельской, потрясенный очередным ударом

                       судьбы и бесстыдством власти, я обращался к

                       своему допингу: ступая твердым шагом, сочинял

                       каждый раз новые слова под увертюру к "Арлезиан-

                       ке" Бизе.

 

Гром и смерч -

Судьбы нам нет иной,

И жизнь и смерть.

И дьявол пусть любой

               - не страшен.

Жизнь и смерть -

Прорвусь еще с борьбой

Сквозь гром и смерч,

Судьбу схвачу

             Своей рукой.

И жизнь и смерть…..

1950

 

      ЛАМЕНТАЦИИ АВТОТУРИСТА

 

Есть на пути от Белева до Болхова

(Помним ее, ту деревеньку - глушь) -

Новые Дольцы, Новые Дольцы,

Этак на тридцать душ.

 

В гору дорога в глинистом месиве,

Тросом тянул грузовик "Жигули",

Мы же брели там усталые, спешены,

Обувь, одежда в комьях земли.

 

Новые Дольцы - Старые Дольцы,

Центр России, хлябистый путь,
Автотуристу, нет уж, увольте

Дважды сюда завернуть.

 

Завтра в свое я вернусь бездорожье,

Нам рукава до локтей засучить.

Время горячее, дольше не гоже

Старыми Дольцами жить.

1974

 

   *************

 

Даже идиот,

Полный идиот,

Если в точку бьет,

Да всегда в одну,

Днище прошибет.

- И пойдет ко дну.

Вот.

 

  ************ 

             Письмо от скелета, который был умыкнут для своей кафедры у

             профессора В.В.Талантова и добровольно ему возвращен.

 

Достойный век прожил в мясном я облачении,

Затем же как скелет украден был я нервным отделеньем.

При жизни людям я раздал добра большую дозу,

А после смерти отслужил науке - остеохондрозу.

Раскаянье недолго пусть воришку гложет.

Талантову - спасибо,

Руке, меня уведшей - тоже.

 

    **********

 

     УКРАИНСКАЯ ПОСЛОВИЦА - Старэ - що малэ.

 

Давайте же условимся:

Не верим той пословице.

Коль старые - не дети мы:

Затем кичимся возрастом,

Чтоб не были задетыми

Ни льготушки, ни вольности.

       ---------------

 

 

      НАРОД И ГЕНИЙ

 

Народ, народ, все люди братья,

С кем чрез болота шел и гати,

Кого мы так хотим понять,

Кому готовы все отдать.

    Все зреет в народе,

    Как тучи к дождю,

    Несет свои льдины весна в полынью,      

    И лето к покосу траву наливает.

          Но то созревание кто же решает?

И в срок разрядилось чтоб небо дождем,

И искрой и светом всегда, непременно,

Его озарить, одарить должен гений.

И в Нобеля праздник - не раз же в столетье!

          Особенно в горестные лихолетья.

    Иначе - как ныне - то хлеб перезреет,

    То ветер к чертям облака все развеет.

 

    Тема

 

Меня внуки в палате, смеясь, целовали,
Уходить не хотели.
А ведь май был, внизу их товарищи ждали,
Внуки зейду жалели.

Их страшила "система", игла в моей вене,
Хныкал Тимочка зело.
Но потом загляделся на шприц и на стены
И как плакала Элла.

А затем вместе с папой мы все хохотали
- Не помеха "система".
Уходить не хотели, а ведь ждали их дали,
Вот вам славная тема.

Боль была б коль не пыточной, как бы хотелось
Улыбаться в разлуке:
Чтоб и в эти минуты ковалась вам зрелость.
Вот такая наука.
 


Санаторий «Россия» - накануне Шестидневной Войны.

Если ты, проснувшись на рассвете,
И нечаянно вдруг вспомнишь об отце,
Как хотелось бы, чтобы живым приветом
На тебя пахнуло жарким летом
Сказочного края, где сейчас пишу тебе.

Края, где не осень в нашу осень,
Где волна морская так тепла,
Ошалело где цветут магнолии и розы
И торжественно спокойны вечера.

Но не в покое счастье здравицы «Россия»,
Не прельщает пусть уют один.
Окунаясь в Родину – Россию,
Мозг и сердце ей отдай мой сын.

---------------------------------------------------------------------

Сочинено, дабы скрасить разочарование одноклассниц сынa,
празднование 8-го марта которых ограничивалось поеданием одних лишь конфет.
Никаких подарков больше не было.


Дар наш скромен– что конфеты?
То-то шлем мы в праздник этот:
Ни конфеты, ни приветы,
А с мальчишеским азартом
Дарим мы 8-го марта
Наши искреннюю дружбу
И сердца..., а вам то нужно?


-----------------------------------------------------------------------------------------

На свадьбе сына, гостей со стороны жениха и невесты представляли в стихотворной форме.
Я.Ю. и здесь «приложился».


Судьбу благодарим, что нет такой потери,
Есть Рахлин среди нас и нет Сальери.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Врачей у постели больных знал я бездну,
Но мало подобных профессору Резник.

----------------------------------------------------------------------

Красивый, молодой и полон он идей,
Хотя солидный уж отметил юбилей.
Кто он? Ответит вам поляк, француз и русский
Григорий он, Давыдович – Овруцкий.


Расскажет вам слепой, не только зрячий,
С огнем в груди и со слезой горячей,
Что Вургафты – врачи и Человеки,
Запомнят их прозревшие навеки.

------------------------------------------------------------------------------------------------

Бесшумный экземпляр стремительной ракеты
Любой вам скажет, кто же это?
Снаружи – лед, внутри – огонь бесовский,
Петрович это – Виктор Веселовский.

-------------------------------------------------------------------------------------

Друг мамы жениха, подруга дома наша,
Приветлива, остра -- Теплицкая Наташа.

------------------------------------------------------------------------------------------

Друзья в Казани давние и верные
И Михаил, и Рая Лерманы.

------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знаем Зараховичей ещё  с Сибири
Поверь -- дефектов совести не сыщет и придира!

-------------------------------------------------------------------------------------------

«Иных уж нет, а те – далече...!»

Память – великое счастье!!

--------------------------------------------------------------------------------------------

В поддержку одноклассницы сына, день рождения которой был омрачен капитальным ремонтом квартиры,
где она принимала друзей в жутком хаосе.



Не надо в семнадцать Ирине
Ни пудры, ни красок, ни глины!
Всё это она лишь для стен и для пола,
Такой уже номер она отколола.
Все это она собрала для побелки,
А гости глядят пусть в пустые тарелки!

Уж так на тебя мы злы и сердиты,
Уж тихо и смирно на месте сиди ты.
А гости с достоинством и деловито
Целуют пусть Иру в младые ланиты.

 

_______________________________________________________

   О Якове Юрьевиче.

Лев Шер.

Ученый и Доктор с очами провидца
Отдавший науке и душу и силы,
Веселый Еврейского Образа Рыцарь,
Навеки оставивший сердце в России.

Учитель и Врач с глазами провидца,
Отдавший науке и душу и силы,
Веселый Еврейского Образа Рыцарь,
Навеки оставивший сердце в России.


Над любовью не властны года,
И, обретши покой беспросветный,
Ты не будешь забыт никогда
И поэтому станешь бессмертным


М.Подольская.

Ты людям освещал дорогу
И согревал в пути.
Жар сердца твоего
Не иссякает.


Ты был солдатом на войне и в жизни,
Защитником, борцом, первопроходцем
С ранимым сердцем мальчика из гетто

 

***************************************