Spinal Neurology and Manual Therapy
(& not only...)

  Вертеброневрология и мануальная терапия
(& не только...)

 
     
     
menu

Коричневый цвет - русская версия
Green Color - English version
 


Клиника восстановления здоровья
Body Rehabilitation Clinic
 

Виды лечения - Treatment Modalities

****** 

Testimonials

****** 


Body Rehabilitation Clinic
(AMTE Site)

 

Treatment Types

****** 


Американский Фонд изучения позвоночной неврологии
Orthopedic Neurology Research Fund
 

Цель Фонда - Fund's Goal

****** 

From Board Directory

****** 

Методические пособия

****** 

Учебные пособия

****** 

Об авторе

****** 

About the Author

****** 

Proceedings. Publications

****** 

Message to Colleagues

****** 


Невропатология и лечение межпозвонкового остеохондроза
Intervertebral Osteochondrosis' Neuropathology and Treatment
 

Как расставаться с хронической болью? (Беседа о восстановлении здоровья)

****** 

Повсеместные боли

****** 

Малоизвестная в США ортопедическая неврология

****** 

Less-known Spinal Neurology

****** 

Развитие отечественной вертеброневрологии

****** 

Нейрохирургия остеохондроза

****** 

Проблема века или вечная проблема?!

****** 

Сомнительные подходы в вертеброневрологии и мануальной терапии

****** 

Отечественные черты мануальной терапии

****** 

Вазодистонии и ишемии

****** 

Радикуло-миелоишемия

****** 

Межпозвонковый остеохондроз в Евразии и Америке

****** 

Полвека остеохондроза

****** 

Бенефиты манипуломании

****** 

Линия отчуждения

****** 

Медицинские сюрпризы

****** 

"Клиническая пропедевтика мануальной терапии" Монография

****** 

Отзыв на монографию

****** 

Своеобразие текущего момента

****** 

В защиту суверенитета вертеброневрологии

****** 

О создателе клинической дисциплины
About the Founder
 

Ближайший взгляд

****** 

От последователей

****** 

Патриарх неврологии

****** 

Феномен Якова Попелянского

****** 

Об Отце и его Деле

****** 

Казань - Сиэтл

****** 

Он опережал время

****** 

Памяти Я. Ю. Попелянского

****** 

In memory of Professor Yakov Popelyanskiy

****** 

Основополагающие первоисточники - Spinal Neurology Textbooks

****** 

Руководство и монографии по неврологии

****** 

Some Articles

****** 

Другие книги профессора Я. Попелянского

****** 

Opinions of World prominent Specialists

****** 

Статья из Неврологического Журнала

****** 

Учителю

****** 

Идеи Проф. Я. Ю. Попелянского в Америке

****** 

Гений и злодейство

****** 

Последнее интервью

****** 

Я люблю Вас живого

****** 

Научная биография

****** 

"Запоздалое открытие"

****** 

Я. Ю. и Политбюро

****** 

Компетенция и некомпетенция

****** 

О Солженицыне

****** 

Антисемитизм глазами невропатолога

****** 

Медицина в США глазами иммигранта-врача

****** 

Я. Ю. и поэзия

****** 

Неопубликованное

****** 

Обнаруженное

****** 


Хобби и отдых
Hobby and Entertainment
 

Обращение

****** 

Дисбаланс

****** 

Бальзам прошлого

****** 

Вне расписания

****** 

Уроки балкарского...

****** 

Брызги шампанского...

****** 

Выплывшее

****** 

Непредвиденное

****** 

О названии

****** 

Нескромная прелесть провинции

****** 

Вокруг "Возвращения"

****** 

Навеянное

****** 

Откровение

****** 

Наблюдаемое

****** 

Лицемерие и ханжество

****** 

Вокруг да около

****** 

Выборы

****** 

Конец света

****** 

Трагическое разочарование

****** 

Обновленное прояснение

****** 

Холодная гражданская война

****** 

Фашизм и прогресс

****** 

 


 

 


 

Александр Попелянский

Дамы и господа! Пациенты и коллеги!

Если контрольная планка профессиональных и нравственных требований к представителям неврологического, вертебро-неврологического и мануально-терапевтического направления покажется несправедливо завышенной, пожалуйста, без тени смущения присылайте свои возражения, предложения, версии. Ваши замечания и пожелания будут рассмотрены и учтены с искренней признательностью.
Адрес электронной почты: popelianskiy@yahoo.com


 

Вашингтонские неврологические недоразумения
или
медицинские сюрпризы Сиэтла



Профессиональная подготовка американского врача проходит чрезвычайно интенсивно, предельно скрупулёзно и даже почти без преувеличения – инквизиторски тяжко. Есть с чем сравнивать. Необъятный материал может лишь быть вывален в экзаменационный день как, с придыханием подбрасываемый в ладонях, раскалённый печёный картофель с тлеющих углей на импровизированный стол. Впечатляюще вкушён... и уничтожен. Таковы остаточные воспоминания лицензированных докторов. Возможно они-то и объяснят, частично, нижепредставленные несуразицы.

Наблюдения, о которых пойдёт речь не выделены искуственно, не отфильтрованы целенаправленно, не сконцентрированы умышленно. Нет. Это просто идущие последовательно примеры встреченных неврологических ляпсусов. Разумеется, нет никаких попыток экстраполировать увиденное на всю американскую неврологию. Не дай бог. Данная наука здесь глубока и серьёзна. Вот только в руки идут друг за другом примеры, вызывающие как весьма печальные, так и почти анекдотические недоумения.

Тяжелейший умирающий пациент D... . Вот-вот всё закончится. Боковой амиотрофический склероз. Едва ходит, уже не говорит, скоро наступит остановка дыхания. Имея приличное состояние и короткий остаток жизни, ещё довольно молодой американец интенсивно оплачивает многим участие в поддержании должного медицинского сервиса и комфортного существования. Болен, оказывается уже..., ого -- около 7 лет!? Бумс! Что за оказия? Это как так? А вот так – обследован тремя невропатологами, двое из них – профессора. Будучи ни на шутку озадаченными, скромно предлагаем осмотр. Охотно соглашается.

Ни намёка на передне-роговую симптоматику. Никаких стволовых угрожающих нарушений. Тазовые функции сохранены. Псевдо-бульбарный паралич, двухсторонняя очень грубая спастика, аксиальные знаки, оральный автоматизм, насильственные смех, плач, всплески немотивированной агрессивности, реже – весёлости.

Предлагаем свою версию, прогноз, медикаментозное ослабление спастического гипертонуса. Через несколько дней начинаем понимать его потуги на первые фразы, оживляется динамика смены позы, ходьбы. Улучшается настроение и... проводит первые сокращения, увольнения, срезает зарплаты. Впереди теперь жизнь, следует экономить. По этой причине ограничивается лишь вербальной благодарностью с неожиданным спасителем. Заново женится. Продолжает вкушать прелести жизни после консультации уже четвёртое лето, ну и зиму тоже, конечно.

Сказать, что это шокирует, причём всё – от начала до конца, простите – ничего не сказать. Это не только в голове не укладывается. Обсуждая изнанку недоразумения с очень грамотными и уже давно приспособившимися российско-американскими коллегами пытаюсь ну хоть что-то понять. И мне лихо объясняют. Это двусторонний, но только боковой склероз. To ecть  - только пирамидный. Уже легче. Абсолютно иные проявления, патанатомия, прогноз - типа спастической параплегии -- болезни Штрюмпеля. Уже становится понятным, что имели ввиду коренные вашингтонские коллеги, написав, правда, возможно взаимо-индуцируясь, совсем другое.

При любых обстоятельствах, как ни оправдывай заморских, усердно занимающихся в прошлом докторов, напрашивается ряд детсадовских вопросов – противоречий. Куда деть бывший страшный прогноз, концепцию псевдопричины клинических растройств, выданных в заключениях и привитых больному в прошлых беседах? Как объяснить недавнее отсутствие адекватной терапии? Думали одно, лечили другое, рекомендовали третье? Ну точно, как в старом советском анекдоте. У «них» лечат от одного, а умирает несчастный от другого. То ли дела у «нас»! От чего лечат – от того и помирает. Всё, как в том, вроде бы математическом каламбуре о «квадратном трёхчлене» – не только непонятно, но даже представить сеё невозможно. Как ни верти, абракадабра взаимоисключающая, всё равно, имеет место присутствовать.

А вот и следующий пациент А... с неврологическими обычными проблемами – «кружится» голова. Возраст, правда, не столь типичен – 100 лет. В полном своем уме наш лауреат Сталинской премии. В 1943 году под его руководством была выдана двойная норма Т-34. Жизнью удовлетворен, но вот неустойчив в пространстве, а хочется чувствовать себя уверенно. Собирается пересечь континент. Там, на другом берегу, есть один волшебник – доктор, который потрясающе лечит вестибулярный аппарат. Рекламу «ушника» старичок видел, невропатологи и лечащие врачи не возражают, а даже рекомендуют. И, все-таки, пока медлит с серьезной поездкой, не решается, уж очень немолод. Сознаёт, что время свежести ему не прибавит, а мы, со своей стороны предлагаем поиск иного решения, тем более, что не только в его намерениях, но в жалобах и действиях смущает всё.

С первого взгляда даже студента 4-го курса -- не спутать, не разглядеть поражение вестибулярного аппарата. Ну, ей-богу, не усомниться. В микроскоп не определить. И не только потому, что голова не «кружится». Она никогда этого не совершает, а стоит на месте. Здесь иная простота и очевидность. Негативных ощущений в голове нет, не тошнит, не темнеет в глазах, предметы перед глазами не кружатся. В положении сидя – устойчив, встает со страхом, ходит очень неуверенно, особенно в сумерках. Абсолютно беспомощен в темноте. Ну, даже неловко дальше обсуждать синдром. Разумеется, вестибулярная патология там даже не ночевала. Но что-то серьёзное есть. Естественно, но это требовало уточнения ровно 3,5 минуты, чтобы отвергнуть сифилис, болезнь Фридрейха и выяснить, что сколько он себя помнит, всегда имел проблемы с желудком и «ниже».

Международное название этой болезни – фуникулярный миелоз. В США – Витамин В12-дефицитная патология задних столбов спинного мозга, приводящая к афферентной атаксии вследствие уменьшения содержания или отсутствия проводящего его усвоение -- фактора Кастля. Хорошо известна не только невропатологам. Но вот, по-видимому, трем из них – нет!

Один невропатолог и два семейных лечащих врача настойчиво рекомендовали ремонтировать нормальный вестибулярный аппарат и что лучше для неюного уже пациента – за 4500 км от дома, от семьи. Что это все такое, чёрт возьми? И даже это еще имеет курьезное продолжение. В целях адекватного официального назначения парентерального введения витамина В12 нужно согласование с лечащим врачом, что предусматривает смену и уточнение диагноза.

- Они на это не пойдут! – С горечью утверждает 73-х летняя, очень активная дочь, вполне ориентирующаяся в английском наречии. - Они столько раз заявляли, что его вестибулярный аппарат уже не исправить. Нет, они не признают собственных заблуждений.
- А Вы выскажите им, что есть мнение о спинальной причине его неустойчивости. Пусть проверят его глубокую чувствительность.
Мышечно-суставное чувство у бедолаги отсутствует до коленных суставов, даже часовщик разберется – полагали мы.

По простоте душевной, оберегая пожилую женщину и без того перегруженную новой концепцией болезни ее отца, вслух – не повторяли лишний раз, туманный для нее термин – проприочувствительность. Хватит ей и врачу -- и «восходящей чувствительной атаксии», и «спинальной атаксии», и «задних столбов».

Оказывается нет – не хватило. В ответ на предложение дочери обратить внимание на глубокую чувствительность, как причину атаксии её отца, задетый, видимо, «за живое», семейный врач с достаточным остервенением вонзил иглу в пятку старика. Под крик бедняги, в ужасе отдергивающего ногу с окровавленной пяткой, почтенная дама услышала торжествующий возглас дипломированного медика: «Вот видите! С глубокой чувствительностью полный порядок». Это даже цирком не обозвать. Потому что почти не смешно, а скорее только страшно.

Очередное наблюдение представляет собой комбинированный абсурд, как в вертебро-, так и в общей невропатологии.

Преуспевающий американец M…, занимавшийся в очень интенсивном режиме компьютерной защитой систем казино Лас-Вегаса, а затем похожего комплекса в Новой Зеландии, временно обезноживает. Причина? Неудачно прооперирован по поводу поясничных болей. Восстанавливался медленно, а потому согласился на повторную операцию, хотел скорее в ту активную жизнь, когда ему приходилось (или удавалось) проезжать на одной «Хонде» до 350 тысяч миль за 5-6 лет. Ну, как было не «подсадить» диски?

Вторая операция, к сожалению, привела к облегчению лишь дня на три, а когда выяснилось, то оказалось, что лишь в результате мощного сопутствующего обезболивания. Последовало уныние. По достижению его максимума встал вновь вопрос о том, что необходимо резать. А как же? Ну, сколько можно сидеть на наркотиках, анальгетиках? Пора было действовать. А что кроме скальпеля можно предложить? Третье хирургическое вмешательство не ограничилось одной лишь последующей безысходностью. Любое вторжение в сложнейшую систему, даже в лучшем госпитале, всегда чревато вероятными осложнениями. Где-то попала инфекция, возник гнойный менингит. Больной очень экспрессивно рассказывал, что не представлял и никогда не слышал, что человек способен длительно страдать от острых болевых истязаний в самом головном и спинном мозге. Выворачивающие ощущения «кола» внутри позвоночника и «горшка» внутри черепа с ужасом вспоминаются по сей день. Практически побывал на том свете. Гной обнаруживался вокруг всей ЦНС. Вводилось до 100 млн. ед. антибиотиков в сутки. Выкорабкался. После длительного восстановительного периода поднимается специалистами вопрос об оперативной «чистке» последствий менингита. Да-да! Вновь нейрохирургия и опять же почти там же. А почему нет? Страховка позволяет. Работает на Microsoft’e почти с открытия знаменитой фирмы. И его резали в четвертый раз. Он говорил, что готов был отрубить руки мясникам, но те утверждали, что он неправ. Еще бы! Вместо сотен тысяч получить культи верхних конечностей. Кто предпочтет? Куда менее страшно на законном местном основании превратить способного парня в жуткого инвалида. Суммарно было девять оперативных (включая пять дополнительных репозиций) надругательств. Невежливо представлено? А вы это скажите пациенту, особенно сейчас, а ещё, когда прочтете дальше.
Подорвав не только позвоночник и его содержимое, но и сосудистую систему, молодой мужчина оказывается пораженным обширным правополушарным инсультом. Помимо левосторонней гемиплегии ещё и соответствующая гемианопсия. Это впридачу к хроническому нестепимому эпидуриту. Это на фоне наркотиков и скованности -- как рефлекторной, вследствие эпидурита, так и спастической – после полушарного инсульта. Очень активно лечат, всесторнне лечат. Один из главных реабилитологов-инструкторов, как думаете, кто? Логопед-афазиолог! Образованный пациент сам обучает свою учительницу правильной речи. Чтобы скучно не было. А больной-то правша! Страховка знатная – всех выдержит.

А как же выкручивается наш терапевт по речи. Не смущена, не напряжена, а очень даже ухожена. Осознанно отсасывает конкретные суммы. Почему бы нет? Давний партнёр по семейному бизнесу рекомендовал, направил, правда, не совсем по адресу, точнее совсем не по адресу. Но она же в долгу не остаётся, делится с нуждающимся доктором. Название сего тормоза порядка и стимула деструктивного обогащения – “kick back”. В результате, логопед дублирует работу специалиста по занятости. Перебирают кубики, ищут фигурки на экране компьютера. И то отрадно уже, слава Богу – оба инструктора адаптируют зрительные навыки.

Постоянно перегруженный оздоровительной работой, вымотанный медикаментозно, морально и физически, пациент дает абсолютно закономерный срыв. Не предвидеть это невозможно, только если не видеть тех денег, которые отваливаются тем, кто должен это предсказать. От предвкушения серьёзных сумм интересы самого больного достигают такого уровня, что всех их даже не видно. Ни уровня, ни больного, ни его интересов.
На фоне предельной усталости наступает нарколептическое выключение сознания, после чего все реабилитационные достижения уходят в поднебесье, а течение наметившегося улучшения поворачивается вспять. Совсем ослабел, резко усилились и стали постоянными головные боли. Назначена консультация в солидной неврологической клинике.

Очень приятный, обходительный невропатолог безупречно верно в течение 20 минут рассказывает о современных взглядах на эпилепсию. Прощается очень участливо. Раздосадованный пациент напоминает о мучающих головных болях, несмотря на прием анальгетиков - от поясничных болей. Врач спохватывается, просит, наконец, подвигать глазами. Этим вообще весь осмотр нового для него пациента ограничивается. Назначает, проходящее испытание средство, типа люминала. Это вымотанному, постоянно сомнолентному больному на фоне других усыпляющих средств.
Другими словами – речь не об атипичности и о неспособности разобраться в сложном. К головам врачей не может быть претензий. Они доказали это успешным прохождением многолетней учебно-тренировочной мясорубки. Наступает с преуспевающими знатоками что-то совсем другое, заоблачное, недоступное для понимания.

После очередного лекарства боли не проходят. Пациент еще чуть-чуть управляем, но большую часть дня отсутствует. Предпочитает сон – хотя бы не изводит головная боль. Вконец ухондоканному медицинской активностью больному предлагаем попробовать отправить подальше часть лекарств, инструкторов и «аппойнтментов». Американская жена пациента в панике мечется от интересов супруга к законопослушанию и исполнительности. Сам пациент «почему-то» предпочитает первое, мягко отметая последнее. Уменьшается загруженность, после чего нет той усталости, проясняется сознание, зарождается активность, появляется намёк на энтузиазм, уходит постоянная головная боль, возвращаются интересы, мужчина очень медленно, но оживает, начинает приходить в себя. Дальнейшие комментарии просто излишни.

А вот и совсем недавний пациент С... . Мужчине под 60. Активный способный человек. В прошлом чемпион крупного города по шахматам. Остроумен, искромётен, артистичен, но лабилен. Морально устойчив, а эмоционально не очень, вегетативно же -- и вовсе нет. Довольно часто в последние годы из-за автономных дистонических явлений (в США их ещё называют дословно – сбоем в регуляции химии мозга) нарушается работоспособность. Порой жалуется на дискомфорт в шее, но в основном, позвоночник скомпенсирован. Во время смены позы головы при управлении автомобилем внезапно наступает дискоординация. Успевает остановиться. Затем тошнота, рвота, причем многократная и изнурительная. Увозят в клинику ургентной помощи. После соответствующих осмотров, инстументальных исследований, внутривенных вливаний пострадавший через несколько часов отпускается домой в тяжком состоянии, но уже без рвоты и с рекомендацией... принимать транквилизатор. На следующий день (и еще две недели затем) больного качает, к счастью меньше, дискомфорт в голове, снижена активность, попытки поработать за компьютером заканчиваются отягощением через 10-15 минут. Малейшие нарушения режима сна, питания, равно как изменение погоды вызывают ухудшения. В описываемый период консультируется у нескольких специалистов. Все едины во мнении – продолжать принимать успокоительное.

С подобным приходилось встречаться. Первый раз в грустноватом анекдоте, когда беспомощный уролог при гематурии направляет больного к психиатру. Последний назначает аминазин. Спустя пару недель уролог встречает счастливого и благодарного пациента: «Что, крови в моче уже нет?» - спрашивает эскулап. «Полно, но меня это ничуть не волнует!» - радостно отвечает бедолага.

Второй раз сталкиваюсь с похожим, увы, уже очень всерьез, да с еще очень близким человеком и опять на урологической почве. Видимо не зря анекдот именно об урологах. После тяжелейшей простатэктомии страдающего перегрузили психотропными средствами. Чтобы о себе не беспокоился, да и врачам не жаловался. Тогда, в Москве восстановить баланс после этого надругательства было, ой, как не просто.

И вот вам здесь, в США, не только не исключив, но и не подумав о церебральной стволовой локализации причины, махнув рукой на предполагаемую дисфункцию вестибулярного аппарата назначается просто мягкое успокоительное. Это, когда у пациента системное проприо- (стволовое), а не экстероцептивное (вестибулярное) головокружение, к тому же без каких-либо синхронных патологических заметных аурикулярных сопутствий. При сём -- никаких средств, нормализующих работу церебральных сосудов, ни даже, чёрт возьми, препаратов, снижающих вестибулярную возбудимость. Опять, как и во втором примере, у них «беда» с улавливанием “проприо-“, правда теперь немного с другим.

Ну, что это все такое? Что не пример, то...
Действительно, прав Ежи Лец: «В каждом веке есть свое средневековье!» Можно добавить: «И в каждой стране».

Уже упоминалось, что в СССР дремучесть и безответственность похожего кошмара объяснялись жалкой оплатой труда. В США такого оправдания нет. Месячный оклад врача здесь легко сравним с ценой нового автомобиля. Тогда в чём дело? Это беззалаберность отдельных, правда сплошь встречающихся в наших наблюдениях лиц? Система? Здесь так не может быть. Мгновенно включается «аварийная сигнализация». Гигантская компенсация, штрафы. страховка, суды, «malpractice». Что-то здесь, видимо, другое, но что? Когда задаёшь этот вопрос американскому врачу, мгновенно наталкиваешься на завесу непонимания, на фоне его смущения и возмущения. Если же им оказывается бывший советский эмигрант, то он тут же «вумно» укажет, что здесь медицина – это бизнес, не «совдепия» какая-нибудь, понимать надо. Вроде различаем и видим, где кончается медицина и начинается бизнес, и наоборот -- всё заметно. Понять же в описанных наблюдениях, где там что присутствует и что отсутствует просто недоступно. Как в упомянутых уже выше примерах, но у кого-то другого или у другой -- квадратный и, одновременно, «тройной предмет» в «голове не укладывается».

А у Вас?
Объясните, пожалуйста.