Spinal Neurology and Manual Therapy
(& not only...)

  Вертеброневрология и мануальная терапия
(& не только...)

 
     
     
menu

Коричневый цвет - русская версия
Green Color - English version
 


Клиника восстановления здоровья
Body Rehabilitation Clinic
 

Виды лечения - Treatment Modalities

****** 

Testimonials

****** 


Body Rehabilitation Clinic
(AMTE Site)

 

Treatment Types

****** 


Американский Фонд изучения позвоночной неврологии
Orthopedic Neurology Research Fund
 

Цель Фонда - Fund's Goal

****** 

From Board Directory

****** 

Методические пособия

****** 

Учебные пособия

****** 

Об авторе

****** 

About the Author

****** 

Proceedings. Publications

****** 

Message to Colleagues

****** 


Невропатология и лечение межпозвонкового остеохондроза
Intervertebral Osteochondrosis' Neuropathology and Treatment
 

Как расставаться с хронической болью? (Беседа о восстановлении здоровья)

****** 

Повсеместные боли

****** 

Малоизвестная в США ортопедическая неврология

****** 

Less-known Spinal Neurology

****** 

Развитие отечественной вертеброневрологии

****** 

Нейрохирургия остеохондроза

****** 

Проблема века или вечная проблема?!

****** 

Сомнительные подходы в вертеброневрологии и мануальной терапии

****** 

Отечественные черты мануальной терапии

****** 

Вазодистонии и ишемии

****** 

Радикуло-миелоишемия

****** 

Межпозвонковый остеохондроз в Евразии и Америке

****** 

Полвека остеохондроза

****** 

Бенефиты манипуломании

****** 

Линия отчуждения

****** 

Медицинские сюрпризы

****** 

"Клиническая пропедевтика мануальной терапии" Монография

****** 

Отзыв на монографию

****** 

Своеобразие текущего момента

****** 

В защиту суверенитета вертеброневрологии

****** 

О создателе клинической дисциплины
About the Founder
 

Ближайший взгляд

****** 

От последователей

****** 

Патриарх неврологии

****** 

Феномен Якова Попелянского

****** 

Об Отце и его Деле

****** 

Казань - Сиэтл

****** 

Он опережал время

****** 

Памяти Я. Ю. Попелянского

****** 

In memory of Professor Yakov Popelyanskiy

****** 

Основополагающие первоисточники - Spinal Neurology Textbooks

****** 

Руководство и монографии по неврологии

****** 

Some Articles

****** 

Другие книги профессора Я. Попелянского

****** 

Opinions of World prominent Specialists

****** 

Статья из Неврологического Журнала

****** 

Учителю

****** 

Идеи Проф. Я. Ю. Попелянского в Америке

****** 

Гений и злодейство

****** 

Последнее интервью

****** 

Я люблю Вас живого

****** 

Научная биография

****** 

"Запоздалое открытие"

****** 

Я. Ю. и Политбюро

****** 

Компетенция и некомпетенция

****** 

О Солженицыне

****** 

Антисемитизм глазами невропатолога

****** 

Медицина в США глазами иммигранта-врача

****** 

Я. Ю. и поэзия

****** 

Неопубликованное

****** 

Обнаруженное

****** 


Хобби и отдых
Hobby and Entertainment
 

Обращение

****** 

Дисбаланс

****** 

Бальзам прошлого

****** 

Вне расписания

****** 

Уроки балкарского...

****** 

Брызги шампанского...

****** 

Выплывшее

****** 

Непредвиденное

****** 

О названии

****** 

Нескромная прелесть провинции

****** 

Вокруг "Возвращения"

****** 

Навеянное

****** 

Откровение

****** 

Наблюдаемое

****** 

Лицемерие и ханжество

****** 

Вокруг да около

****** 

Выборы

****** 

Конец света

****** 

Трагическое разочарование

****** 

Обновленное прояснение

****** 

Холодная гражданская война

****** 

Фашизм и прогресс

****** 

 


 

 


 

 

 

 

Я.Ю.Попелянский

 

 

 

 

Размышления об антисемитах.

С любовью…

 

 

 

 

Издание второе,

дополненное и переработанное

 

Рецензенты: А.Л.Литвин, д.и.н., профессор, зав.каф.историографии КГУ; А.Л.Смышляев, ст.научный сотрудник института социальных и гуманитарных знаний им. Дж.Сороса.

 В предлагаемой вниманию читателей книге содержится много полезного материала для нравственного самосовершенствования различных слоев общества, охваченного в настоящее время межнациональными конфликтами. Стремление автора подойти к проблеме с максимальной объективностью делает книгу интересной и содержательной, призывая задуматься над рядом серьезных проблем. Книга, адресованная самой широкой читательской аудитории, была написана руководителем Всероссийского центра вертеброневрологии, заслуженным деятелем науки РФ, почетным академиком Евро-Азиатской Академии медицинских наук. В ней проблема межнациональных отношений рассматривается с позиции невролога (глава 7). В остальном же в разножанровой манере излагаются и анализируются факты антисемитизма с позиций не только биологических, но и общественно-исторических.
 Признавая агрессивный национализм как форму национальной, религиозной и социальной нетерпимости, автор приводит доказательство того, что антисемитизм - особая форма ( а не просто одна из форм) национализма, характеризующаяся "навязанным извне извращенным восприятием образа еврея, призывающая к уничтожению всего этноса и таящая, подобно атомному оружию, опасность перерастания Холокоста локального во всечеловеческий".
 

 

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ....

Зачем эта книга?.

Вступление.

1. С чего начинается национальная нетерпимость.

2. Убежден, что дело в специфике не семитизма, а антисемитизма.

3."Вина" - навет.

4. Вина - обобщение.

4.А. Авантюристы и фигляры.

4. Б. Религиозные и революционные фанатики..

4.В. Спесивцы - "аристократы"

4.Г. Жадные стяжатели.

5. "Вина" - русофобия.

6. Антисемитизм "инстинктивный", "атавистический"

7. Медицинский аспект: агрессивный национализм как форма функциональной агнозии и гиперпирамидной активности.

НЕКОТОРЫЕ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ АГРЕССИВНОГО НАЦИОНАЛИСТА  

8. Антисемитизм на обочине других убеждений

9. Два слова о юдофилах (филосемитах)

10. Человеческий фактор. Человек общающийся.

11. З а к л ю ч е н и е.

12. П О С Л Е С Л О В И Е.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО РУССКИМ НАЦИОНАЛ-ПАТРИОТАМ.

 

 

Памяти отца посвящаю

ПРЕДИСЛОВИЕ К ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

 

 

Дорогие читатели! Оставляя за скобками ваши положительные отзывы на первое издание, выражаю особую признательность за замечания критические. Они побуждают к дальнейшему объяснению с вами. Кроме того, со времени подготовки к изданию и публикации книги, значительно активизировалась литературная, особенно публицистическая активность по еврейскому вопросу. Поэтому часть информации первого издания во втором издании может быть опущена, как ставшая общеизвестной.

  Тираж первого издания был крошечным (1000 экз.), он быстро исчез с полок магазинов, а запросы поступают. Так как книга больше не об антисемитизме, а об антисемитах, мы попытались расширить соответствующие материалы, особенно в аспектах биологических, медицинских.

 Что же касается квинтэссенции самого антисемитизма, то самое лапидарное, почти математически точное изложение известных его черт представлено на одной странице романа Василия Гроссмана "Жизнь и Судьба". Так как они изложены, хотя и тезисно, но всеобъемлеще, они отражают и содержание многих дополнений, которые предлагались в некоторых письмах. Отдельные рекомендации читателей использованы, и за них автор сердечно признателен.

 В проблеме межнациональных отношений требуется высокая ответственность любого духовного движения, особенно в это судьбоносное десятилетие. Ни одна из современнейших политологических, психологических или философских конструкций не способна пока прогнозировать предстоящее развитие межнациональных отношений. Уж сколько раз твердили миру, сколько раз подобные теории подвергались воздействию ушата холодной воды со стороны текущей практики жизни!

  Не будь у автора собственного (неврологического) бельведера, с которого он решился наблюдать обсуждаемое явление - антисемитизм, вряд ли и решился бы садиться в эти сани. Надо ли говорить, что он не претендует на "истину в последней инстанции". Книга называется "Размышления…" Они не конспективная подытоживающая логика, они всегда "обо всем". Если, однако, выделить основные наши мысли по данной проблеме, они следующие.

1. Какой бы ни была характерологическая и приобретенная историческая окраска народа, она не "специфична". Этнос состоит из людей вида homo sapiens, а точнее "человек общающийся". В этом смысле все народы равны перед лицом диалогов. Никакой специфики ни у какого народа нет. Нет ее и у евреев.

1а. Случилось так, что у одного семитского (еврейского) племени с неплохим генетическим материалом сложились неблагоприятные исторические условия для государственного пути - цикла цивилизации от начала формирования и до редукции - 1000-1500 лет. Народ вынужден был жить и натренироваться в рассеянии. Это затормозило движение по указанному жизненному пути: евреям удалось пройти путь в 3,5 тыс. лет, но, как люди общающиеся - какими были, такими и остались - ничего специфического.

2. Потребность продуктивного общения во взаимоотношениях с природой - нормальная черта человека общающегося. Хищническая потребность отдельных индивидов враждовать и убивать - ненормальное, специфически атавистическое состояние, подобное наркотическому. Для человеческого общества его проявления деструктивны, общественно нетерпимы. Таков злокачественно агрессивный национализм и его самая опасная форма - антисемитизм. Он, как и атомная опасность, и наркотики, и спид грозит человечеству перерастанием локального холокоста во всечеловеческий.

2а. В формировании антисемитизма, его врожденных и приобретенных черт, важную роль играют специфические особенности восприятия образа "чужого" этноса. В изучении извращенного восприятия антисемитов целесообразно воспользоваться и моделью поражения тех отделов коры мозга, которые ответственны за восприятие образов.

3.Так как в обществе общающихся людей антисемитизм - явление специфически-атавистическое и содержит опасность, подобную атомной или наркотической, это явление требует и специфической юридической оценки. И специфической нацеленности культуры всех наций и конфессий на мирное сосуществование и расцвет.

 В еврейском народе, как и в других народах, в сфере общения людей нет ничего деструктивного, но так как на него направлено специфическое жало антисемитизма, от евреев требуется особая бдительность. Великий З.Жаботинский говорил, что каждый народ имеет право на своих подлецов. Это спорно. В современном мире еврей такого морального права не имеет. Все человечество должно совершенствоваться. Но еврей, в порядке защиты от антисемитизма, должен совершенствоваться особенно активно. Он не должен быть своим примером рассадником антисемитизма. Этому должны способствовать все средства национальной культуры.

 Если наша книга хотя бы в малой степени станет стимулом для совместных размышлений, попыток движения от незнания к некоторому знанию, от нравственной темноты к брезжущему свету, автор сочтет оправдавшимися свои надежды и усилия.

 

Зачем эта книга?

 

 По ходу приобретения жизненного опыта каждый из нас примыкает к одному из двух родов людей: дьявольских (конечно, в кавычках) или богоподобных.

 Первые застревают на юношеском негативизме, упрямо остаются в цепях гордыни. Они уже в 18 лет утверждают, что все поняли, а уж в 50 - не подступись к ним. Они уже белые или красные и "кто не с нами - тот против нас". Только "друг" или только "враг". Они перебивают твою речь уже на первой твоей фразе. В старости они кончают одиночеством, тюремным или просто сердечным (независимо от общественного положения). Сами не знают счастья, не живут и не дают жить другим.

Вторые научаются слушать собеседника, серьезную книгу, реальную или художественную природу. Все средства художественного обогащения (релиия, искусство, общественные институты, педагогика, житейский опыт) непрерывно и до старости формируют такой - интеллигентный - характер. Интеллегент - умеющий слушать.

Е.Евтушенко в образе гармониста взывает к толпе:

"Граждане, послушайте меня.."  Граждане… не хочут его слушать.

Пожалуйста, читатель.

Много сказано, много написано об антисемитизме. Зачем еще одна книга?. Разве затем, что ее автор врач. Однако, писали об антисемитизме и врачи, особенно психиатры. Писали специалисты многих профилей: и этнологи, и богословы, и политологи, и философы. Писали лица различных верований и национальностей. Вот вам расхожее мнение об антисемитах (заметьте, расхожее, как бы с точкой над i ).

 Нас не любят большинство неевреев (гоев), от прощелыг и пьяниц до Шевченко, Вагнера и Менделеева. Ну и что? Лишь бы были лойяльны. А вы сами всех любите? То-то. Не только всех гоев, но и тех евреев, из которых и через два поколения нельзя вынуть местечко! Надо понять наших недоброжелателей. Изменить что-либо очередной публикацией все равно невозможно. Не только антисемитов, но и любого насильника, завистника, скрытого или явного, не изменишь. Из волка не сделаешь ягненка, из хама не сделаешь пана.

 Не все спорно или примитивно в подобном суждении. Прислушаемся и к нему. Уже, исходя из него, целесообразно работать на лояльность к еврейскому народу. Целесообразно выяснять, каковы тенденции и резервы оттачивания возможностей межнациональных приспособлений и примирений. Ну, а если работать, можно ли понять суть межнациональной проблемы, ограничившись шорами одной национальности, только ее интересами? Можно ли их понять без учета интересов международного сообщества, без понимания объективных про-цессов в обществе планеты и не только нашей планеты? Мы - часть ноосферы. Поэтому любой новый позитивный подход к проблеме оправдан.

 В этой книге мы стремились, во-первых, участвовать в попытках ответить на вопрос: кто они - антисемиты? Правда ли, что среди них встречаются и выдающиеся личности? В чем специфика антисемитизма? А сами евреи - заложена ли в них специфика, возбуждающая антисемитизм?

 В этой книге мы стремились, во-вторых, поставить вопрос о новом - биологическом - подходе к проблеме. Присоединяясь к мнению об особой специфике антисемитизма( в отличие от других видов национализма), пытаясь понять его общественно-исторические корни, мы сосредоточились и на факторе человеческом, личностном. Мы ставили вопрос о значении врожденных и приобретенных особенностей нервной деятельности, о функциональных возможностях мозга антисемитов в сфере восприятия и исполнительной активности.

 Все эти вопросы многофакторны, почему и не можем обещать читателю ни легкого чтения, ни односложных ответов на "категорические" вопросы. За исключением одного. Лукавые политики часто утверждают, что не могут (сказали бы они - опасаются) разрешить юридические проблемы нацизма и антисемитизма из-за отсутствия определения этих понятий. Мы считаем, что в предлагаемой читателю книге определение антисемитизма есть, оно предложено для обсуждения.

 Книга обращена в одинаковой степени к евреям и неевреям (включая антисемитов) и призывает их к участию в соответствующих раздумьях, к соучастию в диагностическом процессе. Книга эта - раздумья. А они протекают не в очерченных границах исторического или медицинского исследования или публицистики. Первый доставленный читателю дискомфорт смешано-жанровый. О соответствующей неудовлетворенности говорили некоторые читатели первого издания : нет четко прогнозируемой судьбы антисемитизма..

Не только ему, грешному автору, но и пророку какому-нибудь не светит образ ясно очерченного будущего. Уж какая там определенность образа в проблеме, в которой тысячелетиями роились неожиданности катастроф в судьбах личностей и народов, в ситуациях, в которых ни конфессии, ни нации, ни партии внутри этих общностей не могут добиться конвергенции! При попытках же сближения то здесь, то там взрываются маргинальные и фундаменталистические оппозиции, превращающие занимающийся день в очередную кромешную ночь. Кажется, любая логическая структура не в состоянии выдержать эти бури. Если художник И.Н.Крамской посадил Христа для размышлений на камень в пустыне, нас с вами, читатель, судьба поместила в поток Броуновского брожения. Размышления в бурном потоке, а вернее - у пропасти национали-стического, атомного и другого самосожжения.

 И все же, оставаясь в жанре размышлений, автор позволил себе в данном - втором - выпуске книги дополнительную главку, как "Заключение". Это конструкция, сложившаяся по ходу размышлений, диалога с Вами и с живой дейст-вительностью.

 О втором дискомфорте, доставленном читателю, автор узнал после откликов на первое издание.

 Оказывается, россиянину представляются бестактными все эпизоды и рассуждения по поводу националистической конкретики. О русском или ином шовинизме вообще - это-де можно, не коробит, а о конкретных проявлениях, скажем в России или национальных автономиях - осторожнее, обстановка и так накалена; о непривлекательных персонажах - евреях - не надо, это же исключения! Не надо, не надо, это опасно. Так считалось в течение 3/4 столетия в "совковом" ханжестве. Помнится, вместо "татарка" говорилось смущенно - "татарочка". Это уменьшительно-ласкательное обозначение должно было извинить тебя, ты-де употребил это слово не в ругательном, а доброжелательном смысле…. Точно также говорилось "евреечка". Когда раздавались призывы к мордованию евреев, пользовались не этим определением народа, а эвфемизмами: космополиты, сионистские наймиты. Вот и теперь предлагалось мне взамен включить в рукопись общепринятые примеры достойных людей любой национальности, примеры межнациональных дружб или фашистских зверств. Об этом, однако, написано или напишут лучше меня. И тогда бы - зачем эта книга? С позиции автора это - диагностические раздумья с общепринятых позиций и, видимо, с некоторым расширением поля с позиций неврологических. Крупный терапевт F.Volhard провозгласил: впереди лечения Боги поставили диагноз.

 

Вступление.

"…я был и остаюсь евреем

-поляк, потому что мне нравится быть поляком…

Я - поляк, потому что в Польше я родился, вырос, учился,

Потому что в Польше узнал счастье и горе…Я поляк еще 

потому, что береза и ветла мне ближе, чем пальма или

кипарис, а Мицкевич и Шопен дороже, нежели Шекспир и Бетховен…

Я слышу голоса: "Хорошо. Но если Вы поляк, почему Вы пишете "Мы - евреи"? Отвечу:

"Из-за крови"- "Стало быть расизм"? Нет, отнюдь не

расизм. Наоборот. Бывает двоякая кровь: та, что течет в

жилах и та, что течет из жил"

Юлиан Тувим

 

В самых сладостных мечтаниях с юношеских лет видится и слышится образ настоящего друга. Но бывает: в длительной командировке , в вагоне дальнего следования, в одном полку или учреждении, на одном курсе университета или на одной улице жизнь неожиданно сводит вас с товарищем. И не то, чтобы он оказался человеком вашей мечты, но проходит время, вас связывает много нитей, как в семье или клане, и вы прикипаете к человеку.

 Связала меня судьба со штурманом бомбардировщика Иваном Смирновым, с которым долго дружил и в послевоенные годы. Трудно найти два более различных характера, чем его и мой. Была у него какая-то природная душевная сноровка в слиянии с окружающим миром, чего мне не хватало. Будучи моложе меня, он не без основания относился ко мне как старший - покровительственно и тепло. Как-то он пригласил меня на рыбалку. Собирались встать в 5 часов утра. Он безапелляционно заставил меня лечь на его кровать, а сам через пять минут глубоко спал на жесткой скамейке. Я вспомнил других полковых товарищей, непритязательную взаимность и заснул уже без угрызений совести.

  Этой книгой обращаюсь не только к единомышленникам, но и к вам, мои мыслящие противники и враги - антисемиты, живые и ушедшие из жизни, патриоты своих стран и, в первую очередь, России! Многих из вас я знаю по книгам, фильмам, музыке или публичным выступлениям. Время от времени мое душевное смятение лишает меня возможности понять вас, иногда беру на себя вашу доминанту, приближаясь к пониманию. Обращаюсь к вам, попробуйте понять и нас, относительно немногочисленный и древний народ, евреев. Мы, как и вы, бывали грешны, но, право же и мы также коротали ночи на жесткой скамье, и мы страдали и погибали,чтобы вольготно было вашим народам. В этой книге вы найдете не попытку приукрашивать свой народ, а стремление посмотреть на него "со стороны". Audiator et altera pars (выслушать и другую сторону). Сделайте же и вы попытку понять и свои грехи.

Новый взгляд на вещи, прозрение совершается на многих путях и в разные промежутки времени. Апостол Павел прозрел за одну ночь в пустыне, Льву Толстому понадобилось несколько лет, чтобы пройти путь от нравственного инфантилизма до тех духовных высот, о которых мы узнаем по его первым произведениям. В его автобиографической повести "Юность" он (лет в 18), плохо подготовленный к экзамену, думал:"Они же будут держать, а большая часть их еще не "comme il faut"; стало быть у меня еще лишнее перед ними преимущество, и я должен выдержать". Не он один прошел путь от самодовольного барства до благородного гуманизма. Многие из нас прошли путь от тесного мира национальной ограниченности до чистого воздуха всечеловеческой любви.

 Мое поколение помнит время, когда мало кто из нас был зациклен на националистических инстинктах, было же, было, рождалось же доброе чувство интернационализма! Для большинства молодежи моего довоенного поколения это слово не ассоциировалось ни с каким не классовым разъединением или объединением, а единственно с теплотой дружбы народов.

Модные журналисты рисуют пройденные моим поколением 70 лет лишь в черных тонах. Нетрудная работа, так как стараниями подлой номенклатуры социалистические идеи были вначале деформированы, а затем и вовсе загублены. Однако, надо быть слепцом, чтобы в этой сгущавшейся темноте узреть лишь черную кошку. Подобным же образом иные из всего средневековья запомнили одно лишь мракобесие. К.Маркс (Капитал, 1955, I, 720) выделил яркий цветок средневековья - свободные города. Человечество знало уже и расцвет, и падение Рима, и эти самые города - синьории с их республиканскими вольностями, и сменившие их деспотии мелких князей, и пришедшие им на смену национальные формы развития , и т.д., и т.п. Нет черных и белых времен, да и людей нет одноцветных. Есть лишь черные и белые поступки. В СССР в 20-80-е годы в "сердцах миллионов" вызревали цветы человеческого братства - конечно же, в причудливом сочетании с разоблачаемыми ныне чудовищными несправедливостями.

 Вспоминаются многие мои сокурсники тех лет в !-м Московском медицинском институте, как и сослуживцы-фронтовики из 134 бомбардировочного и 233 истребительного полков. Мы были исполнены возвышающего сознания товарищества.

 Встречая человека, внешне напоминающего мне тех довоенных друзей, Александра Бородоченко, Якова Лехтера, Виту Бернасовскую или русских богатырей - Костю Захарова, Сашу Пятницкого, Анатолия Руденко, Геннадия Соколова и других однополчан, пытаюсь найти в нынешних тот образ типичного русского человека… и часто жестоко разочаровываюсь.

 Как-то, находясь в командировке на квартире товарища, не дождался его возвращения с работы - он опаздывал, а я спешил в аэропорт. Когда ждать больше было нельзя, решил оставить ключ кому-нибудь из соседей. Постучал в дверь, лицо хозяйки не вызывало доверия. Когда же другую дверь открыла соседка с лицом, излучающим приветливость и бесхитростность (очень уж она была похожа на одну довоенную добрую знакомую) , я без колебаний оставил ей ключ. Спускаясь по лестнице, думал о "доброй русской простоте". Но эти мысли, когда уже спустился на первый этаж, прервал вопрос появившегося моего товарища:

- Где ключ?

  На четвертый этаж, в свою квартиру, он взбежал, как догадываетесь, быстрее лани и там застал соседку, которая успела забраться уже во вторую комнату

- Хотела проверить, погашен ли свет.

 Часто, очень часто жизнь преподносит подобные подарки. У слабых душой они вызывают демобилизующее разочарование, особенно на фоне опыта моего поколения.

 Нынешний российский студент, наблюдая общество лживых, алчных, необязательных циников, с недоумением прочтет строки Шубарта Вальтера (Европа и душа Востока., Альм."Русская идея", в.3, 1947). Этот автор, исчезнувший перед 2-ой мировой войной, рассматривал два архетипа: прометеевский, героический, и Иоановский, мессианский, русский. Он считал, что Иоановскому христианству принадлежит будущее. Оно-де все глубже уходит к Богу, проникнуто духом любви.

 Где оно? Посмотрел бы он на Алексия II с его подноготной.

Куда девался Иоановский архетип в русском духе, некоторые остатки которого могло еще наблюдать мое поколение? И не в единицах, а в сотнях.

 Пережившим ужасы концлагерей трудно представить себе психологию тех миллионов, которых эта беда не коснулась непосредственно. На нашем курсе (!-го Московского мединститута) до Отечественной войны мы на первых порах знали об одном лишь арестованном профессоре Б.И.Збарском, говорили об арестованных трех студентах. Мы ужасалсь коварству "врагов". Но их , казалось, немного. Это-де исключения. Стипендия была скудная, но мы жили весело, дружбы были обычно верными. Художественный, Малый , Большой, Вахтанговский и другие театры, консерватория и концертные залы сеяли "доброе, вечное". В клубе МГУ нас радовали выступления поэтов В.Гусева, Б.Пастернака, К.Симонова, П.Антокольского, Н.Асеева, И.Сельвинского, превосходных артистов, литературоведов. Делились воспоминаниями Евг.Петров, В.Вересаев, А.Гольденвейзер и М.Зощенко. Атмосфера "самой свободной страны" подогревалась творениями В.Катаева, М.Шолохова, А.Толстого, А.Фадеева, Э.Багрицкого, К.Паустовского, С.Маршака, И.Эренбурга, Л.Соболева, А.Суркова, К.Чуковского. Л.Леонова, Д.Фурманова, Вс.Иванова, Н.Тихонова, Ю.Германа, А.Малышкина, Ф.Гладкова, А.Новикова-Прибоя, А.Корнейчука, А.Арбузова и др. Фильмы "Веселые ребята", "Цирк" мы смотрели по 5-10 раз. Образы мещан в творениях А.Чехова и М.Горького были хрестоматийными негативами и на их неприятии воспитывались лучшие человеческие чувства, и мы были свидетелями их проявлений в советских людях. . Будучи по ряду обстоятельств больше пасынком режима, чем обласкан им, я, сын бесправного нэпмана был не чужд критицизма,ныне ставшего всеобщим, но никогда не был лишен симпатии к декла-рировавшимся идеям равенства рас, братства народов. И этот энтузиазм (не без сочетания с советским) ощущался среди людей, с которыми общался в институте и в армии. Вот почему повседневно поражаюсь и задаюсь вопросом: куда девались эти люди?

 То, что досталось русскому народу в наше роковое столетие, нельзя сравнить с потрясениями других народов. Уже в самом начале века - три революции. И хотя разрушающее действие октябрьского переворота было чудовищным, культурные и духовные традиции еще сохраняли остаточные силы для передачи культурной и нравственной эстафеты нашему поколению1). Когда я учился, были еще "старорежимные" профессора, художники, писатели, композиторы и артисты. Несмотря на аварийную ломку традиций , сохранилась вера, благодаря привлека-тельности социалистической идеи. Многие идеалы и кумиры, доставшиеся нашему поколению, были сомнительными, но энергия веры оставалась, а в Отечественную войну она обрела и новый источник. Я застал еще Россию - ее лицо и характер, пусть и деформированные. После Отечественной войны новые кумиры и идеология на излете своем стали разрушаться изнутри, иллюзии себя исчерпали. Физическое истребление половины генетического фонда ослабило нацию. И если эту трагедию можно сравнить с чем-либо, то только, то только с катастрофой еврейского народа, половину которого истребил фашизм. Это сходство усугубляется еще одной анало-гией. Вот уже более десяти лет миллионы русских прозябают в рассеянии и тысячами погибают на чужбине. Можно, конечно, думать о мистическом совпадении, "предназначении", об "избранности" судеб русских и евреев, о юдаи-христианской идее. Подразумевается, естественно, избранность не в смысле льготных оценок и благ, а в смысле обязанностей (см. А.Мень, "Ветхозаветные пророки", Л., 1998, с.433)2). Русский поэт, грузин по национальности, Г.А.Шенгели (1920) обращался к иудеям:

"Народ! Влачи звенящие оковы:

Ты избран повелением Иеговы

Распространить священные лучи

И миру благовествуя спасенье,

Иди! Иди закланцем отпущенья

И о своем страдании - молчи".

 О происхождении этих представлений можно судить по высказыванию Даниила Андреева, сына писателя Леонида Андреева: "…Апокалиптика (т.е. гениальные озарения - Я.П.) возникла среди еврейства, повидимому, около VI века до Р.Х…., дольше всего держалась в средневековом еврействе, питаясь жгучей атмосферой

_________________________________________________

1) Существуют данные: люди, связанные с духовной общиной, повышенно ответственны; они верят в полную детерминизацию вселенной (Leser Ronnie, Paisner Marilyn, Magicalthinking, 1985).

 

2) В ежедневно трижды повторяемой молитве "Алейну" провозглашается цель - этический монотеизм, по существу - творчество: "совершенствовать мир под управлением Бога"

 

его мессионизма" ("Роза мира", М.-1992, с.36). Тягой к этой форме познания проникнуты духовные и творческие биографии Н.В.Гоголя, А.С.Хомякова, К.Н.Леонтьева, Ф.М.Достоевского, В.С.Соловьева, С.Н.Булгакова. В упомянутом трактате Д.Андреева читаем ",..Я не европеец и не азиат. Я - русский: Россия же, это - не страна, а часть света, самостоятельная метакультура" (там же, с.279.). Времена озарения иудейских пророков миновали. Национальные краски народ сохранил в библии и, частично, в живой духовной жизни. Подобные качества народов Востока способствовали взлету астрономии, математики в средние века. Дисциплина, всегда служившая потребностям комфорта, способствовала народам Европы в использовании книги и точного расчета для развития современной цивилизации. К второй половине ХХ века воинственная - до самоотреченности- собранность японцев способствовала сосредоточению на использовании современных технологий (военные всегда снимали сливки всех новшеств). Уже не одна книга, а кассета, компьютер становятся средствами организации и совершенствования жизни. И - объединения. Национальные же краски при всем их обаянии не только радуют объединяющееся человечество, но, к сожалению, обладая и консерватизмом, отстреливаются, выплескивают эти краски. Во взаимоотношениях народа книги (евреев) и народа мечтательной духовности (русских) столько же гармонии, сколько и дисгармонии. Порою некоторые представители народов стояли и спиной друг к другу, но духовным взором народы всегда смотрели чаще в одну сторону.

  Злободневна проблема взаимоотношений, встречи протянутых рук. Трагичес-кая, вот уже двухтысячелетняя судьба еврейского народа находила сочувствие у лучших людей России. Правда, в том горестном состоянии, в котором находились евреи, среди них, как теперь и среди русских, встречались иногда те же "борцы за выживание", те же изворотливые и во многом непривлекательные типы. По ним антисемиты судили о всем еврейском народе, как ныне по отдельным пьяницам или группам "новых русских" иные судят о народе М.Ломоносова и А.Пушкина..

 Не лучший друг еврейства, поэт С.Куняев, еще в 1991г.писал:

 "Все те же лилипуты

 Поклонники гешефта и валюты

- Так много их?

- Везде, куда ни глянь!"

 Ну, что скажешь поэту о таких стихах?

 Исключая первую строку, не выражаю чувства оскорбления, если лилипуты - народ Моисея, Эйнштейна, Винера и, между прочим, Г.Гейне, то пусть и "лилипуты": полагаю, что у автора стихов, кроме чувства, сыграла роль технология поиска рифмы. Спрошу, не пожалеет ли поэт, что он использовал свое перо для подобных строк? Ведь ныне почти все в стихах этих - о родном русском народе. Не евреи за прошедшие десять лет создали условия для русских: для нечистого гешефта и валюты. И как бы предвидя греховное стихотворение русского поэта, Август Бебель писал: "Изгоните сегодня евреев, и завтра же на их места засядут христиане, которые нисколько не уступят евреям в искусстве выжимать соки из населения…"(Социал-демократия и антисемитизм, СПб.1907, с.1067)". А автор известных "гариков" написал по подобному поводу:

 Среди совсем чужих равнин

 Теперь матрешкой и винтовкой

 Торгует гордый славянин

 С еврейской прытью и сноровкой.

 

 В связи со стихотворением С.Куняева невольно вспоминаются размышления Вл.Соловьева из его статьи "Судьба Пушкина". Анализируя причины гибели поэта, философ указывает на имевшиеся у него достаточные возможности не уподобляться толпе и держаться выше мелкой вражды и нехристианского презрения к ближним . "Не подобало,- заключает Вл.Соловьев,- и солнцу нашей поэзии". Я смотрю на портрет автора стихов о гешефте. В глазах не только свинцовый блеск, но искренняя боль за мучеников Кремля, за невинного солдата Ивана, расстрелянного смершником. Вижу почти страдальческий изгиб сомкнутых губ автора стихов и думаю: губы эти способны разомкнуться в покаянии за собственный несправедливый суд. Что же касается яда - образа лилипутов, то поэт вряд ли мог предвидеть, что он через несколько лет доставит боль ему самому и несомненно любимому им народу.

Внутренне споря с поэтом, не могу отделаться от звучащих в голове стихов Е.Евтушенко.

 ….Белуха в море зверобою

Кричала, путаясь в сетях,

Фонтаном крови, всей собою:

"Зачем ты так, зачем ты так?"

Ну, а его волна рябая

Швырнула с лодки, и бедняк

Шептал бесследно погибая:

"Зачем ты так, зачем, ты так?"

И все тревожней год от году

Кричат сквозь непогодь и мрак

Душа душе, народ народу:

"Зачем ты так, зачем ты так?"

 

Евреям в России достались не только боль подобных вопросов. Нам посчастливилось приобщиться к культуре, которая к XVIII-XIX векам расцвела таким великолепием, достались любовь и дыхание в зачарованнои воздухе родины. Однако, любить без взаимности - это мучительно. Влюбленным в географическую родину российским евреям осталось два пути: 1) объяснение, если ты оболган, 2) встречное самосовершенствование в надежде добиться взаимности1).

____________________________________________________________________

1) Подобный пример в художественной литературе - см.Ирвинг Шоу "Молодые львы",образ Ноя. В последнее десятилетие открылся и третий путь - эмиграция - но это специальная тема .

 

1. С чего начинается национальная нетерпимость

 

Когда никто не увидит и никто не узнает, а я все-таки и не сделаю - вот что такое совесть.

В.Г.Короленко

Совесть - есть память общества, усвояемая одним лицом.

Л.Н.Толстой

В мире есть только два чуда: звездное небо над головой и мораль внутри нас.

И.Кант

 

 

  Национальная нетерпимость как бы неожиданно вспыхнула новым взрывом в последние десятилетия в связи с новыми волнами эмиграции. Среди европейцев (исключая жителей Швеции, Португалии, Испании и Ирландии), по данным социалогической организации "Евробарометр", на фоне наплыва рабочей силы из стран третьего мира, стали более распространенными расистские настроения. Почти каждый десятый - махровый расист, каждый третий , особенно среди мало образованных, как-то оправдывает расизм.. Однако, и до этого нового "переселения народов" кровоточащая язва расизма изъедала человеческое общество.

 В европейских странах дело осложнилось экономически и подло политически - нуждой в арабской нефти, а психологически (особенно во Франции) - комплексом вины перед арабами бедных и криминальных пригородов. Таково обострение болезни после эпидемий фашистской и советской чумы.

Эпидемия (если в прямом смысле) - явление однопричинное, моноэтиологическое, вызванное конкретным микробом или вирусом. Другие факторы являются лишь способствующими. Сложнее обстоит дело с заболеваниями хроническими. Они монофакторны. На разных этапах болезни основным становится то один, то другой фактор. Такой хронической бедой является и агрессивный национализм. Для него характерны , как и для заболевания, и внутренние, и средовые факторы, то основные, то способствующие.

 С чего же начинается национальная нетерпимость?

 С неприятия чужого, непривычного. Для кошки - неприятие мыши, птицы или собаки (правда, историки говорят о тотемизме - представлениях о родоплеменных обществах, о родстве групп людей с некоторыми животными и растениями; все иное, что за пределами тотема - чужое). Складывается впечатление, что отчужденность человеческих обществ - уже в их истоках, в самой их природе. Однако, живой опыт людей позволяет усомниться в этом. Агрессивный слой - отнюдь не самый глубокий в человеческой природе. Мы постоянно убеждаемся, что нормальные особи разных народов - самых разных - испытывают влечение друг к другу. То, что в человеческом обществе отличает одну расу от другой (внешний облик, голос) - лишь различия внутривидовые. Они, при нормальном воспитании, не отвращают друг от друга..

  В раннем детстве фактор видовой совершенно исключает неприятие "чужого" homo sapiens. О том говорит опыт , в частности, и собственный, наблюдения за детьми еврейской национальности, выросшими в русских семьях, и наоборот. Об отсутствии врожденного неприятия образа чужой расы свидетельствует и опыт детских коллективов. Помнится, юношей я впервые познакомился с симпатичным чернокожим соседом по ряду в консерватории. Вскоре я увидел другого чернокожего -очаровательного младенца в фильме "Цирк". Каким же теплом повеяло с экрана, когда его восторженно поднял над зрительным залом еврейский актер Соломон Михоэлс.

 …..Нашу начальную еврейскую школу и школу польскую разделяла сельская дорога. Во время перемен камни летели в одну и другую сторону. Я плохо понимал - почему так? К нам в дом часто заходила полька, жена агронома. Она радовала мое детское воображение пышной красотой, мелодичной речью. Лет до 11-ти я все же знал, что компанию лучше водить со "своими", это мир более надежный.

 Да и созревающее сознание напомнило: во время погромов убили моего отца "они". Со временем же, под влиянием возобладавших настроений интернациона-лизма, мое отношение к любому "гою" (нееврею) определилось: уже к пятому-шестому классу, хотя случались еще национально непримиримые и среди украинцев, поляков, да и среди евреев, меня к иноплеменным влекло.

  Итак, при всей напряженной и вековой отчужденности отдельных рас и наций эта отчужденность у психически устойчивого - явление не биологическое по существу, а приобретенное, преходящее. Каждый найдет в своей биографии примеры подобных преходящих состояний и вне сферы межнациональных отно-шений.

 Пример первый. В детстве я был свидетелем тревоги, охватившей наше село. Стало известно о появлении бешеной собаки. На перилах моста сидело с удочками несколько человек, они всполошились, услышав сильный, как бы захлебывающийся лай. В направлении к нам бежало очень крупное взъерошенное животное, из рта стекала пена. У одного из стоявших здесь мужиков в руках оказалась лопата. Помню, что я со страхом и восторгом смотрел на каждое его движение. С лопатой наперевес - как со штыком - он пошел навстречу собаке. А та не отклонялась от маршрута и с разверстой пастью как бы вобрала в себя лезвие лопаты. После этого у меня долго оставалось нечто подобное лиссофобии. Она была не врожденной, а приобретенной.

 Пример второй. На студенческой скамье наблюдал операцию проф. П.А.Герцена - удаление пузыря эхинококка печени. Это усугубило мое настороженноле отношение к собакам И это затем прошло.

 Пример третий. Я знал военнослужащего, оставшегося до женитьбы целомудленным. Пытаясь защититься от насмешек сослуживцев, он объяснял: опасается венерических болезней. Однажды он исповедался мне. В возрасте семи лет, услышав, что его брат 16-ти лет близок с женщиной, он спросил его, правда ли это. Брат покраснел, затрясся и полушепотом и как бы с угрозой заявил по поводу близости с женщиной:

- Какое ты слово сказал! Это же страшно, от "этого" умирают!

Рассказ товарища был пронизан иронией, но сильное опасение венерического заболевания было эмоционально-логическим продолжением страха перед "этим". И этот страх с годами тоже естественно прошел.

 Иногда же внушающая сила детских впечатлений, бытовых, церковных, школьных - это надолго. Сказываются, естественно, и врожденные, биологические особенности личности (см.главу 7). Но и выраженность приобретенных черт, равно и как структура их, меняется в течение жизни, на них можно разумно воздействовать. Жизненные ситуации могут их и усугублять, и сглаживать.

 В первые годы после гражданской войны и погромов я увидел: юношу из местечка искали весь день и нашли к вечеру в канаве соседней деревни стонущим после побоев. Слышал и об отвратительных драках в отместку. Вспоминаются и неспровоцированные провокации местечковых остряков.

 Молодой местечковый парикмахер обладал артистическими пантомимическими способностями, вызывая хохот одним своим появлением на базарной площзади или клубной сцене. Стоит он как-то в окружении приятелей и куражится над проходящими мимо местечковыми простаками. Вот он завидел парня из ближнего села.

- Парень! - обращается он к нему достаточно громко, чтобы не было сомнения, кого это касается. Затем остряк демонстративно, уже не обращая внимания на приближающегося к нему юношу, негромко, как бы продолжает разговор, не касающийся посторонних:

- Парень погнался за конем, схватил его за гриву….

Подошедший в растерянности, поняв, что его разыграли, озирается, и еще до того, как рассмотрел подозрительно благодушные лица зрителей, поворачивается и удаляется, досадливо махнув рукой. Да, это было поколение молодых людей, испытавших ужасы погромов и видевших в каждом нееврее потенциального убийцу. Недоверие, подозрительность порою принимали формы, дававшие дополнительную пищу для агрессивности. Если же "чужак" к тому же и впрямь тип непривлекательный, он разжигает неприятие вдвойне. Как-то старик с типичной иудейской внешностью, с орденскими планками (которые в те времена уже мало кто носил вне праздничных дней) вел себя вызывающе глупо в очереди в продуктовом магазине. Непривычные для русского уха интонации, видимо, раздражали многих. Легко было вообразить, что испытывали окружающие, если и меня, еврея, так и подмывало обрушиться на глупца (Есть у Губермана такой "гарик": "Неожиданным открытием убиты, Мы разводим в изумлении руками, Ибо думали, как все антисемиты, Что евреи не бывают дураками").

 Вернемся к эпизоду с обиженным сельским парнем. Легко представить себе, какие чувства воспитывались у него в обстановке настороженности, ожидания подвоха со стороны иных евреев. Легко представить себе, как реализовывалось впоследствии оскорбленное чувство парня, и до того, возможно, настроенного недружелюбно. Занозы в душе скребли долго - до удобного повода. В этом местечке руками некоторых жителей ближнего села все евреи были уничтожены в годы немецкой оккупации. Да и после войны реализация антисемитских настрое-ний государством и "энтузиазмом миллионов" (Высоцкий В.) питалась тем же комплексом незавершенного убийства, мести. Антисемит, привыкший к льготному положению сравнительно с фактически бесправным евреем, терпел тех из них, которые не только сумели выжить, но выбиться в администраторы, производственники, ученые, в деятели культуры. Но уж никак не мог он терпеть тех из них, кто порою бестактно унижал его. Другое дело для него - какой-нибудь настоящий русак, которому повелевать и по рангу положено. Вот рабская психология, выраженная устами плотника из "Плотничьей артели" А.Ф.Писемского:

- Когда теперича мужик над тобой куражится и ломается, а от барина всегда снести могу1)

 Итак, если отвлечься от социальных причин межнациональной розни, в ее почти порочном кольце просмариваются звенья: агрессия - защита (пассивная или активная через изобретательность, изворотливость и преуспевание) - злобная ответная дискриминация - защита через новое преуспевание - еще более мстительная агрессивность и т.д. Кольцо ответных реакций и их реализация все увеличивается в диаметре до фантасмогорических величин Освенцима, или стрельбы по молящимся в арабской мечети. Правда, до войны с фашистами и даже после нее, когда советское правительство начало поощрять антисемитизм, уже до того непрочное порочное кольцо последнего трещало с двух сторон. Жизнь опровергала клеветнические утверждения о руссофобии и о всяких подвохах, которые следует ожидать от любого еврея. Руссофилию же этого народа затем подтвердил и Израиль: в России иудеев называют евреями, в Израиле же их называют русскими… Однако, у многих в СССР подспудно жил и антисемитизм. И.если этот порочный кольцевой поток не является биологически врожденным, какие истоки питают его извне? Тысчу раз сказано: социальные причины, конкуренция, борьба за место, за капиталы, зависть и пр., и пр.

 Значит, существует первопричина, начало приобретаемой в течение жизни межнациональной розни? Не порочное, значит, это кольцо, а линия с конкретным началом, которое найдено социологами? Если бы так!

  Любая из этих "первопричин", скажем, зависть, не является прерогативой евреев. Такой же повод для зависти дают и англо-саксы, французы, немцы и, ныне, японцы. Но их не ненавидят за то, что они англичане или японцы. К тому же среди антисемитов много преуспевающих людей - отнюдь не одни несчастненькие завистники. Зависть не является прерогативой.ни простого крестьянина, ни власть имущего. Между тем, крестьянин на крестьянина может обрушиться вилами из ревности или из-за межи, но редко (как показано выше) за отсутствие расового подобия, из-за природного неприятия несхожего объекта.. Военные конфликты или

 ___________________________________________________________________,

 1)Раб, как известно, считает: "Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак". Советский антисе-мит требует от еврея-израильтянина не отвечать возмездием на террор, а соблюдать логику грибов:

"Их едят - они глядят". Один журналист по поводу строк украинского стихотворения "Перед паном Хведором, Ходыть жид ходором" заключает: не будем ходить ходором.

Все знают о Вере Засулич, стрелявшей в Трепетова. Кто знает о точно таком же сюжете о рабочем-сапожнике из Вильнюса Гирше Давидовиче Леккерте? В 1901 г. он стрелял в градоначальника фон Валя, истязавшего кнутами евреев-демонстрантов. Только стрелявшего не оправдали, а наказали, на глазах истязателя повесили. От русского "снести" можно, а чтобы "куражился" Гирш!!

  Общая численность палестинских беженцев за 50 лет достигла 3,5 млн. Об этом справедливо трубят СМИ всех стран, хотя эти беженцы давно могли быть адсорбированы арабскими братьями на своих пустующих плодородных территориях. Но "таперича" и общее число сефардских беженцев с их потомками возросло почти до 4 млн., и все они были адсорбированы Израилем на своих каменистых землях, о чем СМИ почти всех стран умалчивает.

 

Погромы начинаются не из-за споров отдельных соседей по межнациональной и межгосударственной границе. Их вражда инициируется и подогревается властьимущими.

 Так, ненависть большинства палестинцев к евреям Израиля созревала в условиях, которые тоже можно было свести, в первую очередь, к экономическим, к зависти. И до начала объявленной палестинцами войны (Джихада, интифады Израилю) их доход на душу населения был низким - 2000 долларов в год. За время интифады он снизился до 1400 долларов в год. Однако, винить они стали не вдохновителя своих бед, не Арафата. Они еще больше разогрели свою ненависть к евреям. Короче, даже при самом низком уровне жизни раздувание антисемитизма осуществляется, главным образом, идейными вдохновителями.

 Ни в Египте, ни в Риме, ни в России или в Германии не было массового истребления евреев, погромов, пока их не инициировали идейные вдохновители от Апионов до атаманов периода Хмельницкого или гражданской войны, или фашистских и коммунистических номенклатурщиков.

 Как реагировали достойные русские люди на еврейские погромы? Отвлечемся на миг. Реакция русских людей на зверства фашистов в русских деревнях и городах была четкой: зверство. Осуждение. Такой была и реакция многих великих россиян на погромы. Но и тогда, да и в настоящее время среди русских, даже у многих достойных деятелей, казалось бы, несомненно осуждающих погромы, нет-нет, да и возникает вопрос: а сами-то евреи - тоже того…. Не то, что "ты виноват уж тем, что хочется мне есть", а - "все-таки…"

 Ф.И.Радичев (один из лидеров кадетов) писал: "Это патриотизм недоумевающих людей"

 В.Т.Шульгин (монархист): "Это самосуд, как и суд Линча". А.И.Солженицын (выдающийся писатель): "У дикой толпы ощущение своей правоты".

 Короче, это плохо, но надо еще разобраться, какова доля вины и у жертвы, не спешите с безусловными осуждениями убийц. Даже у благороднейшего Л,Толстого однажды проскользнула оговорка: "Это грубое выражение воли народа, его противодействие революционной молодежи"

 Мы, как следует из этой книги, не против аналитического подхода к любой общности, на любом этапе ее развития, но при анализе убийц невинных жертв начинать с осуждения жертвы!? Что-то не помню русских людей, которые оправдывали бы убийц-фашистов в Хатыни и искали степень вины жертв.

 Нередко квинтэссенция диагностической задачи, или какой-то части ее, обнаруживается эвристически, неожиданно, по какому-нибудь выразительному (не обязательно яркому) симптому.

 В переписке Ф.М.Достоевского (М., 1978, т.30, кн.1) я прочел ответ писателя на письмо из Козельца (Черниговской губернии). Учитель церковно-приходского училища жаловался на евреев: "Они для нас ужаснее, чем турки для болгар - последние не так порабощены, как русские крестьяне жидами". А тут еще журнал "Слово" (1878, №2) - сетует воспитатель сельских детей,- в этом журнале оправдывают возможность повсеместного проживания евреев в России. Они-то, по словам этого "социолога", были причиной бедствования миллионов крестьян . Виновные найдены…

Я затаил дыхание" что? Что испытал великий праведник? Правда, я знал, что в записной книжке Ф.М.Достоевского (полн.собр.соч.-Л.-1972-1988, с.172) содержится признание, что возлюбить человека как самого себя невозможно.

-"закон личности на земле связывает, Я- препятствует. Один Христос мог, но Христос был вековечный…" Ну, хорошо, пусть "не как самого себя, но как? А вот как ответил писатель корреспонденту в личной переписке:

"Вы жалуетесь на жидов в Черниговской губернии, а у нас здесь в литературе уже множество изданий, газет и журналов издается на жидовские деньги жидами (которых прибывает в литературу все больше и больше), и только редакторы, нанятые жидами, подписывают газету или журнал русскими именами - вот и все в них русского. Я думаю, что это только начало, но что жиды захватят гораздо еще больший круг действий в литературе,а уже до жизни, явлений текущей действительности я не касаюсь: жид распространяется с ужасающей быстротой. А ведь жид и его кагал - это все равно, что заговор против русских!… Редакция "Слова" - это отсталые либералы…Заступаются они за жидов, во-первых, потому, что когда-то (в XVIII) это было и ново, и либерально, и потребно. Какое им дело, что теперь жид торжествует и гнетет русского?… Это из ненависти к христианству они так полюбили жида; и заметьте: жид тут у них не нация, защищают они его потому только, что в других к жиду подозревают национальное отвращение и ненависть. Следовательно, карают других как нацию."

 Прочитанное меня ошеломило… и во многом просветило.

 Первое, что я вспомнил - это впечатляющий эпизод в биографии моего коллеги Юрия. Один из наших учителей по профессии - ученый, который отзывался нелестно (и устно в мемуарах) об отце, к которому мы тоже испытывали нечто вроде пиетета. Нашим чувствам в подобнеых ситуациях всегда бывало некомфортно.. Мое патриархальное воспитание не позволяло мне понимать такое. Отец,- говорил этот наш учитель, - плохо включался в мои интересы на всех этапах моей жизни, бывал категоричен в поучениях, переоценивал значительность своих сентенций. Эта сухость суждения нашего учителя, отсутствие сыновней теплоты (как будто речь шла о чужом) удивляли: ведь судил так о родном отце не ученый-сухарь, а человек обаятельный, демократичный, простой в обращении. К нам он относился тепло, а к родному интеллигентному и всеми почитаемому отцу….Правда, позже через много лет, один эпизод меня озарил. Однажды мы, несколько прежних сотрудников, встретились с бывшим руководителем после его доклада (это был уже доклад классика) в фойе престижного зала. Он заинтересовано пожимал нам руки, но как бы невзначай отвлекся, когда был черед его бывшего ученика, нашего товарища - Юрия. Самая пожилая среди нас, профессор Б. оживленно напоминала мэтру: это же наш Юрочка…, но мэтр очень умело, сохраняя атмосферу общей радости встречи, ускальзывал от этого ручейка возбуждения. Он как-то замял возникшую неловкость.

 Юрий мне рассказал: "Ты помнишь, он мне предлагал тему диссертации, а я предпочел тему, предложенную другим руководителем. Сразу после этого он не высказывал неудовольствия и даже приглашал к себе домой. А что-то в нем созревало по мере того, как препочтенная мною тема стала популярной, чем-то вроде бума. Слабость гения…" И я задумался.

 Родители этого, одного из наших учителей, развелись, когда ему было 4 года. Была драматичная история. Мать и особенно ее родители запрещали мальчику встречаться с отцом. Были ужасные (включая судебные) конфликты. Ребенка буквально вырывала то одна, то другая семья. Побеждала обычно мать. Она при ребенке рвала фотографии отца, весьма коварно, не прямо, создавала отрицательный имидж отца. На первых порах это вызывало даже негативистическую реакцию и мальчик сбежал в семью отца. Когда же повзрослевший юноша после нескольких лет разлуки с отцом встретился с ним, он стал испытывать отчужденность не только чувственную, но и идеологическую. Детская издерганность сформировала "больной пункт". Исчезло взаимопонимание

 Многие ученики и тысячи читателей отца его понимали и печатали, а интеллигентный сын - нет. Мать победила. Победил предрассудок. Капля гложет камень. Наше отношение к учителю в сфере чувства, естественно, изменилось, стало более трезвым. Мы повзрослели. Этот эпизод нас просветил.

 Возвращаясь к письму писателя, отметим необычность, негуманность позиции гуманиста. Какой-то артефакт-клякса на каллиграфическом письме.

 О медико-биологической подоплеке этого артефакта в мышлении великого писателя речь будет позже. Здесь же задумаемся над ситуацией: учитель церковно-приходского училища жалуется Петербургской знаменитости - одолел-де жидовский сорняк на поле чистейшей крестьянской жизни в губернии. Видно, учитель с детства так воспитан, а ныне он и сам сеет "добрые" семена среди детей, а те - среди своих детей…. И вторит ему Ф.М.Достоевский. Вроде и сам он верит, что не только крестьянство, но и издательское дело, - все в стране стонет под ярмом жидовским.

 Конечно же, в большой стране случалось всякое. Среди евреев были дармоеды, были, может быть, и нечестные издатели (как в любых кругах). Но в каком объеме? Каково это соотношение в жизни и в эмоциях антисемитов?

 Вот свидетельство ученого, сына писателя Всеволода Иванова. "Мой отец, который был родом из Западной Сибири, вспоминал, что в молодости на протяжении многолетних странствий по селам и городам азиатской части России с антисемитизмом никогда не встречался. Попав уже взрослым человеком по окончании гражданской войны сперва в Петроград, а потом в Москву, он решил, что это какое-то странное городское извращение. В самом деле, деклассированные городские низы, отбросы индустриального общества были питательной средой"(Вяч.Вс.Ивановю.,-Лит.газ,-24.05.90). Конечно же, нам возразят: в Сибири не было евреев - не было и антисемитизма. Во-первых, были. Работая в Новокузнецком ГИДУВе в 50-е годы, встречался с потомственными сибиряками-евреями (старики, профессора Шершевские, Фуксы и др.). Они были сверстниками отца Вячеслава Иванова, да и их родители были сибиряками. Были еврейские общины в регионах Сибири. Так, в Верхнеудинске сосланные туда евреи работали на Транссибирской магистрали, занимались ремеслами и торговлей, создали еврейские школы, возвели синагоги - (Дваш Б., "Лехаим", 1995, № 38). Во-вторых же, учителя-то и другие читающие сибиряки - знали же они о настроениях антисемитов на Западе России! Здесь среда не способствовала приобретению этих настроений. Они и не приобретались.

 Что касается ответа Ф.М.Достоевского на письмо из деревни, заметим, что ответ этот был, так сказать, задушевным, не публикуемым - не для глаз и ушей его восторженных читателей и слушателей, которым он проповедовал всечеловеческое братство.

  Не предваряя здесь анализ этих страстей в творчестве (об этом см.ниже), укажем: в личном письме всплыло страстное желаемое и "вслух" не высказываемое стремление исцелить не поддающийся обычным лечебным средствам гнойник русского общества. Исцелить легчайшим путем, вскрыть эту пенящуюся микробами реку и направить ее на чужую территорию, на чуждый автору народ (заметим:в одном абзаце слово жид в бранном контексте повторяется 11 раз).

  Еще более ошеломляющее действие оказала публикация письма А.И.Куприна его современнику Ф.Б.Батюшкову от 1909 г. ("конечно не для печати и не для кого, кроме тебя"). Мы судили о его отношении к евреям по его образам иудеев в рассказах "Жидовка", "Гамбринус". И вот журнал "22" в 1984 г. публикует неизвестное дотоле письмо, в котором автор заходится в такой дикой злобе в адрес евреев….

 Трудно сказать, чего больше в ответных переживаниях читателя-еврея. -изумления, ужаса или боли. И знаете за что - боль? Не только за свое, еврейское. В этой звериной злости русского человека слышится крик ребенка, занозившего пальчик:- "Мамка, ты плохая!"

 Писатель верит в "великое мировое загадочное предначертание России", между тем "в Самарской губернии жрут глину и лебеду" - до еврейских ли бед (стоит ли тужить, "когда у Хайки Мильман в Луцке выпустили пух из перин"). "Но я хочу.- пишет писатель втихаря другу,- чтобы евреи были изъяты... И чтобы доказать тебе, что мой взгляд правилен, я тебе приведу тридцать девять пунктов.

 Один парикмахер стриг господина и вдруг побежал в угол мастерской и стал ссать на обои и…спокойно объяснил:- Ничего-с. Все равно завтра переезжаем-с.

Короче, евреям не до нас, а нам и подавно не до них, пусть они не болтаются под ногами ("Что ему до того, что рядом кричат и корчатся избиваемые пьяные рабы")

 Так-то: русские люди избивают своих русских рабов, а гнев оборачивается не на палачей, а на "плохую мамку". Инфантильная реакция-гнев? Нет, атавистическая злоба, не праведная (со стороны отнюдь не одних лишь деклассированных элементов).

 Это во многом психологическая проблема внушенного воспитанием в о с п р- и я т и я  о б р а з а (см.гл.7), почти неистребимого. Даже восприятия у весьма порядочных людей. Я столкнулся с таким восприятием по-новому в эмиграции. В свободной Америке слово "еврей", как и название любой другой национальности, лишено отрицательной окраски. В глазах самих иудеев здесь нет больше мировой скорби и о своих национальных делах они говорят без комплексов. Это для совкового русского так необычно. Да,- говорят они,- все равны, но слышать об этих еврейских интересах нам неприятно. Пожалуйста, говорите, но в мое отсутствие. И добавляют привычное:"Я не антисемит, я готов терпеть еврея, но равноправного еврея…!" Возвращаясь к вспышке злобности писателя, укажем на мнение И.А.Бунина: "Теплая доброта А.И.Куприна ко всему живущему" или, как говорил другой критик, "Купринское благословение всему миру", это тоже было. Однако, надо помнить, что было только в последней поре жизни и творчества Куприна..

 Антисемитизм - явление не столько биологическое, сколько приобретенное, активно насаждавшееся как сверху (что общеизвестно, см.ниже) даже деятелями культуры, так и в "низах" общества, например, в церковно-приходских школах и затем в семьях. Прямо-таки насаждалось незнание, создавался образ народа -пугала. Реакция же на "пугало" бывает двоякая.: или приближение, изучение или злое короткое замыкание агрессии, оголтело или боязливо… В своем эссе "Размышления о еврейском вопросе" Ж.П.Сартр указывает на страх антисемитов перед непонятным для него народом. Еврей не похож на других людей. Он спит, ест, читает и умирает как-то особенно. (И писатель-философ замечает: "Как же может быть иначе, если еда, сон и даже смерть еврея отравлены, как может быть иначе, если он чувствует, что вынужден каждую секунду определять свою позицию по отношению к этому яду"). Антисемитизм, по мнению автора - это страх перед человечностью. В отношениях с евреем (это мог быть и китаец или чернокожий) трус-националист находит возможность скрыть свои страхи, убедить самого себя, что его место освящено традицией.

 Заметим, что и Ж.П.Сартр, говоря о "непохожести" еврея на других, подчеркивает не их какую-нибудь отрицательную специфику, а специфику их недоброжелателей. Даже в США, где антисемитизм выражен незначительно (см.кн.: L.Dinnerstein. Antisemitism in America.-N.Y.-Oxford .- University.- Press, 1994) ,он прорывается больше среди афроамериканцев, т.е. среди людей, у которых страх их притеснения еще остается "больным пунктом". Им кажется, что они почувствуют себя на более высокой ступени, если будут демонстрировать свое презрение к евреям.

 Зависть, как упомянуто, у националиста имеется не тольео к еврею, но и к англичанину или французу. Однако, одержимый явным или скрытым страхом, он не смеет обрушивать его на сильного. Бесправный же еврей представляется ему более доступной жертвой. Он воспринимает ее чуть ли не с брезгливостью (см.о восприятии - гл.7). Если же такая возможная жертва - да еще преуспевает, здесь включается и фактор агрессивной (не "белой") зависти.

  В главе 9 приведен рассказ моего товарища, жившего в молодости на окраине Казани и с нежностью вспоминающего свой веселый многонациональный двор. Все там знали и понимали друг друга и были счастливы в этой дружбе.

 Позже этот мой товарищ переехал в новый район города. Он вместе с родителями стал сажать у дома цветы, деревца, благо лес был близко. Новые жильцы друг друга не знали и, между прочим, приняли его русскую семью за еврейскую. И "отомстили": все вытоптали, вырвали. Это была среда с новым знанием, точнее незнанием. Рассказав об этом, мой товарищ предложил такую формулировку антисемитизма и национализма вообще: целевая, культивируемая властью реакция "сплоченной посредственности"1) на индивидуально-независимые черты недостаточно знакомого народа.

 (Вспомнилось:"Кого больше всего боюсь? Тех, кто меня не знает и говорит обо мне дурно" - Сенека

______________________________________________________________

1) Термин Джона Стюарта Милля

  О неврологическом аспекте этого незнания, недостаточного знакомства - см. в гл.7).

 Заметим, все же, что ответ на вопрос "с чего начинается " отнюдь не окончателен, и сама постановка вопроса не так уж корректна: было бы четкое начало, была бы, как упоминалось, линия - и тысячелетняя история человечества, начертав ее "начало", указала бы на ее завершение. Между тем, мы пока маемся если не в порочном кольце, то в сети, а не движемся по ясной дороге линии. Да и впрямь, пусть идеолог-националист и "начинал" эту работу, а кто "завел" его самого? Дорога к гармонии пролегает, следовательно, не через поиск одного образа-врага, одного первоначала, логического короткого замыкания, однословного диагноза, а через постоянное взаимодействие умов и сердец, через диалог, неутомимый диалог. На то даны нам перманентная речь и периодичесие прозрения.

Здесь уместны слова величайшего английского мыслителя ХХ века И.Берлина о вековых конфликтах народов и цивилизаций (Вопросы философии - 2000, № 5), да простит меня читатель за длинную цитату.

 "Если старая вековечная вера в возможность осуществления полной гармонии есть заблуждение, и мнения мыслителей, к которым я аппелирую: Макиавелли, Вико, Гердер, Герцен имеют силу, и если мы принимаем, что Великие Блага могут сталкиваться и некоторые из них не могут жить вместе, хотя другие и могут,- короче, если мы не можем иметь все вместе ни в принципе, ни на практике, и если человеческое творчество может зависеть от различных взаимно исключающих выборов, тогда подобно Чернышевскому и Ленину, мы должны спросить: "Что делать?" Как нам выбирать между возможностями? Чем мы должны жертвовать, как многим, во имя чего…Однако столкновения, даже если они неизбежны, могут быть смягчены, требования - сбалансированы, компромиссы - достигнуты. В конкурентных ситуациях не все требования равносильны - сколько-то свободы и сколько-то равенства; сколько-то строгого морального осуждения, и сколько-то понимания данной человеческой ситуации; сколько-то принуждения и сколько-то милосердия - для голодных, нищих, больных, бездомных. Очередность, никогда не окончательная и абсолютная, должна быть установлена" (с.59-60).

 

2. Убежден, что дело в специфике не семитизма, а антисемитизма

 

  "Я еврей, но не вижу в этом причины ни для

 гордыни, ни для стыда, и отстаиваю свое проис-

 хождение лишь в одном случае: перед лицом анти-

 семитизма" Bloch.M.

 

 Антисемитизм - нелюбовь к евреям - яаление весьма распространенное. Он бывает религиозный, политический, экономический;официальный или неофициальный; расовый; групповой или личный; он может выражаться активно или пассивно, физическим или психическим насилием, оскорблениями (устными или в публикациях); всяческими формами дискриминации, массовыми убийствами, геноцидом.

Кто же они - антисемиты, каковы их врожденные и приобретенные черты?

Почему в качестве виновной мишени были избраны евреи, почему антисемитизм - особая специфическая форма межнациональной вражды?

  Известный американский историк Д.Даймонт ("Евреи, Бог, История", 1994) представил блестящий анализ сложного явления неприятия еврейства в историческом разрезе. По его мнению до XIX века это неприятие не обладало никакими специфическими чертами. Оно было таким же как неприятие любой экономически и политически неприемлемой общности… Оно было как бы рациональным. С развитием же среднего класса и пролетариата, с появлением агрессивных люмпенов, появилась удобная мишень - еврея - для отведения злобного пара.

 Рациональное юдофобство ( как и любой иной национализм) преформировалось в иррациональный антисемитизм в конце XIX столетия.

 При всей глубине самого изложенного исторического анализа данного явления его нецелесообразно расчленять на два "анти" - антиеврейство и антисемитизм (сам термин антисемитизм придуман И.Марром в памфлете "Победа иудаизма над германизмом" в 1879 г.). Нельзя согласиться с тем, что до XIX века не прослеживается иррациональное злобное восприятие всего еврейства (см.ниже образ Апиона и др.). Речь идет лишь о стадийности одного явления - антисемитизма. Надо полагать, что и сам автор в настоящее время не станет дискутировать под градом исторических доказательств. В качестве примера антиеврейства ( не антисемитизма) Д.Даймонт приводит вражду палестинцев по отношению к евреям. Это-де лишь политико-экономическое противостояние, "рациональное" антиеврейство. Уже в течение одного поколения антиевреи (юдофобы) стали махровыми, атавистическими антисемитами. Что квазинаркотическое в о с п р и я т и е еврея юдофобами, что квазинаркотическое восприятие его антисемитами - это состояния противоестественные. Когда мы зомбируемся под влиянием чар искусства в зрительном зале или на параде, мы вовлекаемся в игру, в мистерию. Только вопрос - в какую игру? Напомним, что в средневековом религиозном театре (мистерии) чередовались эпизоды религиозные и комедийно-бытовые.

  Освенцим - это дьявольская "игра", инициируемая антисемитами, вводящими себя по-шамански в особое наркотическое состояние. Были в наркотизированном немецком племени, кроме палачей, и нравственно благородные, толерантные к подобному угару Шиндлеры, способные взметнуться над подобным смерчем.. В апокалипсисе - угаре Холокоста парализуется воля жертв, ведомых на смерть. Но и среди них встречались нравственно толерантные в положительном плане - святые Корчаки. И те и другие, герои, поднимаясь над воздухом мистерии, издавали отнюдь не трагикомический крик: "Сумасшедшие, что вы делаете? Тут же люди!"

 Человечество обязано повторить этот клич: "Люди, это опасно!"

 И получается, что антисемитов, т.е. подстрекающих к организации и осуществ-ляющих холокост, надо судить, никак не мягче, чем ввоз и распространение наркотиков с учетом их деструктивного действия на человечество. Этот деструктивный процесс имеет свою давнюю историю.

 Еще до разрушения второго храма в Александрии и Риме на правом берегу Тибра вспыхивали еврейские погромы - еще при императоре Тиберии (41-45л.до н.э.) и Клавдии (37 л. до н.э.). В Александрии возникла община иудеев, выигравших битву Псамметиха еще 700 л. до н.э. К I веку нашей эры здесь уже проживало полмиллиона иудеев. Враждебное отношение к их "засилию" созревало веками и усилилось после падения Иерусалимского храма (70-й г. I века). Хотя иудеи немало способствовали воцарению Веспасиана в Риме, этот грубоватый человек не был щедр в благодарностях. Он унизил все 5 миллионов евреев, живших в Римском государстве: те отчисления, которые они прежде делали в пользу Иерусалимского храма, они должны были после его разрушения вносить как налог на культ Юпитера Капитолийского. В Риме, кроме состоятельных старожилов-евреев, была и еврейская беднота, куда влились и тысяч традцать эмигрантов. Были и евреи-рабы, служившие для кровавых игр на арене, для травли зверями. В Александрии же начались еврейские погромы - погибло около пятидесяти тысяч человек. Вражда к евреям подогревалась профессорами Александрийского музей-она, которые руководили партией белобашмачников. Ярый ненавистник евреев Апион отправил жалобу Римскому императору Калигуле (37-41г.н.э.). По свидетельству Иосифа Флавия от жалобы Апиона, личности, во многих отношениях отталкивающей, в такой степени пахло нелепостью навета, что она не могла не вызвать гнев императора, хотя тот и не обожал евреев. Жалоба Апиона была, кажется, первой попыткой приписать иудеям ритуальные убийства, притом попыткой, еще более неуклюжей, чем все последующие. Сообщалось о каком-то греке, который лет за 100 до того был обнаружен якобы сирийским царем Антиохом в потайной камере Иерусалиского храма. И был тот грек разжиревшим от того, что его обильно кормили, готовя к закланию.

  Конечно же, в крупном торговом и культурном центре, Александрии первого века, было много причин и поводов и для межнациональной розни. Для антисемитизма же, если не причиной, то важным поводом было различие религиозное1). И до I века языческие народы относились настороженно (порою со страхом) к невидимому и не олицетворяемому Богу иудеев. Фанатическая верность ему особенно при защите обреченного на гибель Иерусалмского храма вызывала удивление и раздражение2). В древнем Риме из 80тыс.отреклись от еврейства лишь 17 человек. А ведь для получения истинной свободы и привилегий достаточно было принести жертву статуе императора.

 Итак, на первых порах, когда в суровой борьбе людей за выживание им казались спасительными боги и богоподобные правители, евреи не признавали их. Библия оспаривала власть монарха, рабства, она утверждала равенство людей перед законом. Еврейская культура как бы опережала историческую сохранность общества, интересы его развития в условиях той эпохи. Она единственная признавала единственного Бога. Она как бы вызывала огонь на себя. И огонь .

____________________________________________________________

1) Искрой, которая разожгла огонь погрома, была пышная процессия: назначенный Калигулой царь Иудейский, Агриппа, проездом в Иерусалим не нашел ничего лучше, как красоваться здесь, в Александрии, в царской мантии

2) Раздражала живучесть не отдельных евреев, а всех их общин. Казалось бы: народ уничтожен, он должен раствориться в других этносах, а он, при отсутствии политической влаети, армии, полиции сохранил сплоченность. Евреи-рабы выкупались ближайшими общинами, Эта сохранность была обязана сохранности книги - Ветхого завета, вывезенного раввином Йоха-наном бен Заккаи из горящего Иерусалимского храма в местечко Явне. Там на протяжении 10 веков формировался раввинистический кодекс. Харизм переходил от Бога к Моисею, к торе, к священнослужителям.

разгорался.

  Та же вера в непонятного для всех других народов бога стала позже выделять иудеев-христиан: они-де поклоняются ослу, убивают младенцев и пьют их кровь, они-де призывали поджечь Рим. Особенно усердствовал полукровка философ-циник Филон. После разрушительного пожара в Александрии народ безумствовал и раздавался клич: "христиан - ко львам". Опять те же иудеи. И были они также фанатичны, погибая в Колизее и застенках судилищ за Христа, как прежде за другого Бога1).

  Прошло несколько столетий и уже многие христиане стали призывать: "Бей жидов, они христоубийцы". Для магометанина же, т.е. начиная с VI-VII века, евреи, отвергшие пророка ислама, стали "неверными", т.е.подлежащими покорению. В средние века, особенно в конце XI- начале XII вв крестоносцы учиняли погромы по пути на Восток.

 Сведения о первом избиении евреев в России имеются в связи с восстанием 1068 г.: им попутно доставалось, когда грабили княжих людей и епископский двор.

 В Западной Европе только в Германии с 1198 по 1331 год произошло не менее 52-х больших погромов, особенно во Франкфурте на Майне. Погибло не менее 10 тыс.человек.. Затем в XIII-XIV в.в., в условиях быстрого развития товарно-денежных отношений, евреев притесняли и изгоняли из Англии (1290 г.), из Франции (1394 г.). При Торквемадо их сжигали на кострах инквизиции, изгоняли из Арагонии и Кастилии. Им не прощали ни греха, ни творческую активность, ни изобретательность - своеобразную мутацию профессий, идей.

 В истории Владимирской Руси вопрос о взаимоотношениях с немногочисленным западным еврейством и с евреями Хазарского каганата представляются весьма запутанными3).

 Кутерьма жестоких антиеврейских указов на протяжении всего XIX в. не предотвращала волну погромов конца XIX и начала XX в. (см.главу 6), а способствовала ей. При всей сложности взаимоотношений иммигрантов и коренного населения это недоброжелательное отношение законодателей выращивало гроздья гнева у еврейства в одном направлении и одурачиваемых русских масс - в другом, в сторону выпускаемого антисемитского пара.

 

_________________________________________________________________

1) Читатель, вероятно, помнит картину Г.И.Семирадского в Русском музее "Христиане в Колизее"

 

2) Можно согласиться с И.Телушкиным, который в книге от 1992 г. писал, что обвинять всех древних иудеев, если бы даже не они заложили основы христианства, в "христоубийстве", нелепо. Как, тем более, нелепо представлять счет современным евреям - как если бы стали обвинять современных греков в "сократоубийстве". Приветствуя снятие указанного обвинения Вторым Ватиканским собором (1962), автор замечает, что вместо этого было бы уместно заявление: "На протяжении двух тысяч лет мы были повинны в антисемитизме, простите нас". Собственно об этом и была молитва Иоанна XXIII - инициатора упомянутого решения Собора ("…Столетия пролежал Авель в крови и слезах, ибо забыли мы про любовь к тебе. Прости нас за то, что своим прегрешением мы во второй раз распяли тебя").

  

3) См.детальный анализ кн. А.И.Солженицына в серии статей Семена Резника в журнале "Вестник" за 2002 год.

 

 Как бы завершающими антисемитскими операциями в конце XIX и начале XX столетий были известные процессы Дрейфуса (1894), Бейлиса (1913).

 В целях науськивания темных элементов населения на евреев русские антисемиты высвечивали высокий процент евреев среди корчмарей, спаивающих падких на хмельное славян, высокий процент шпионов. Впрочем, Н.С.Лесков (1883) убедительно показал на примерах (и по данным истории и статистики), сколь абсурдны обвинения евреев в спаивании народа: русские пили во времена Владимира, при Тахтамыше, пили в царевых кабаках с их целовальниками. Во времена Ивана Грозного пьяная голодная толпа народа ринулась даже на хоромы царя. Такого народного разорения, как тогда, в 1547 г., Русь, кажется, не знавала. Воображаю, как трактовали бы краснодарские Климовы-Мироновы или московские Мокашовы причины бедствия, будь в то время в Москве хотя бы десяток евреев.

 Князь С.Д.Урусов (1907) вспоминает о евреях-купцах, комиссионерах. "Появление их было всегда приятно, так как сопровождалось повышением цен на продукты и аккуратным расчетом по сделкам"(с.12). "Евреи-скупщики составляют желательный элемент для сельского производства: за исключением местных купцов-конкурентов"(с.13). "…я не мог открыть в бессарабских деревнях и тени того злобного, по отношению к евреям, чувства, которое…вспыхивает в светских гостиных и в прочих, далеких от настоящей жизни, местах" (с.337).1)

 Итак, и в последующем, при инициированном иудаизмом христианстве и исламе, ненависть извергали уже дочерние верования: они самоопределялись, отталкиваясь от иудаизма и евреев.

 Ставили затем в вину евреям их высокий процент среди бузотеров-революционеров. Однако, подобные социально приобретенные черты не чужды многим представителям любых народов, особенно характерологически "горячим", южным. Социальные и политически факторы не столько рождали, сколько провоцировали периодику массовых вспышек антисемитизма.

 До Вавилонского пленения, до первого разрушения Иерусалимского храма, если судить по библейским повествованиям, иудейские племена блаженствовали и бедствовали, трудились и грешили наравне с племенами другими. И тогда, когда еврейские племена были в рабстве у фараонов, в этом не было ничего специфического: и до, и после этого рабство существовало и по отношению к другим племенам.

 В идее богоизбранности не было ничего нового - комплекс свойственен любому человеку и любой общности на определенных этапах. Просто иудеями, народом книги, она была впервые записана в скрижалях. "Избранными" на определенных этапах истории по существу были египтяне, китайцы, викинги-варяги, англо-саксы

 

____________________________________________________________________-

1) Примером рационального положительного отношения к еврейству являются привилегии, данные им Карлом Великим (742-814), королем франков, императором Священной Римской империи. Он защищал жизнь и права торговцев-евреев, направлял евреев в качестве послов в другие страны, назначал в качестве глав в некоторые районы, а споры между евреями поручил разрешать их судам. Империя получала в ответ не только 10%-е налоги от доходов, расширение торговли на Западе и Востоке, но и активную поддержку при военной защите некоторых крепостей.

 

Ну и что же? Кто-нибудь вследствие этого посягнул на "окончательное решение английского вопроса"? Ведь не в масонских ложах, а реально осуществляла эту власть Царица морей, да еще в форме мирового господства. Было бы это возможно без сильных качественных особенностях этноса? Более скромную избранность в форме библейских обязанностей - отнюдь не господство, реализовали и евреи, не без ошибок и грехов (как все народы). Реализовали в течение пяти тысяч лет, при условиях отсутствия привилегий. Без особых территориальных экспансий и без пролития чужой крови. В этом - скромно констатирующем - а не в претенциозном смысле сложилось и записалось слово "избранный". Как ответственность достойного народа. И только.

 Выбор еврейского народа как адреса специфической неприязни, видимо, был частично спровоцирован указанной выше письменной фиксацией: избранность приобрела качество определенной данности не только горделивой положительности, но и дискредитирующей отрицательности.

 Сам факт записи этой ответственности способствовал продолжительной выжи-ваемости этноса. Своеобразное внутреннее узаконение этой ответственности способствовало и идеологической стойкости, и, частично, физическому состоянию народа. В Библии были записаны необходимые в те времена запрет свинины, грибов, требование обрезания, гигиенические правила и навыки, запрет родственных браков.

Это была особенность еврейского народа тех времен - ничего специфически криминального. Свои краски - как и у других народов. Ничего порочного в характере народа. Никакой "вины" нации. Краски еврейства в Европейской культуре особенно засветились к началу прошедшего тысячелетия. Выдающиеся немецкие мыслители И.Гердер и А.Арендт видели в еврействе новый образчик человека, занесенный из Азии в Европу. В поисках этого образца "VIII век обшарил всю землю" (.Арендт А.).

 Да, еврейский характер - беспокойный, упрямый, но разве в большей степени, чем у греков или римлян или у миллионов представителей других творчески одаренных народов?

 Если антисемитизм - не следствие вины еврейского народа, а вина (и беда) антисемитов, это не означает, что евреи сами не должны "на себя оборотиться". Сами-то дают они повод? Подобный вопрос стали задавать себе и американцы после террористического акта 11 сентября 2001 года, да и русские, обижавшие чеченцев в течение многих десятилетий. Почему маргинальные исламисты ненавидят русских и американцев? Задавая себе этот вопрос, журналист из "Дейли ньюс" и "Форвертс" (20 октября 2001 г., стр.2) заключает, что причина - в дьявольской потребности "чистки": у Гитлера, Полпота, в Руанде и др. Автор заключает: дьяволу "чистки" резоны - ни к чему. Однако, дело не только во вне, в дьяволе, но и внутри, в имперском и жандармском мышлении политиков и военных, в бахвальном эгоизме бесстыдного обогащения, в разгуле порнографии, извращениях и пр. В этих условиях евреям в целях выживания крайне важно устранить по возможности любой внутренний повод пусть и не спицифичный, но усугубляющий ненависть. Если устранение каких-то отрицательных черт требуется не в угоду врагам, но - опосредованно - и в целях самоусовершенствования, почему за этот счет не ограждать народ от повторного Холокоста? При этом, в столь витальной ситуации выглядит жалкой обывательская ссылка на сор из избы. Скрывай - не скрывай о вреде, наносимом еврейству отдельными авантюристами и жуликами - голову под крыло не спрячешь. В этой связи уместно вспомнить множество примеров самокритики многих народов устами их великих писателей, ученых. Еще Эразм Роттердамский, признавая политические успехи вражеской Оттоманской империи, указывал, что этим политическим успехам способствует испорченность "родного" католического общества..

  Однозначно: не еврейский "характер", не врожденные или приобретенные черты, даже не особенности исторического пути этого народа, не они первичны, не в них "вина", не в них специфика того явления, которое обозначают термином антисемитизм.

  В следующих главах мы покажем на конкретных дурных примерах, чего себе еврей не должен позволить, если он думает не только о сиюминутных интересах, но и о возможных жертвах Холокоста. Мы при этом попытаемся рассмотреть, в какой мере специфичен антисемитизм, приписывающий еврейскому народу то одну, то другую вину.

 

3."Вина" - навет

 

 

  "О, скажите, кто первый объявил,….что человек потому

 только делает пакости, что не знает настоящих своих инте-

 ресов; а что если бы его просветить, открыть ему глаза на

 его настоящие, нормальные интересы, то человек тотчас же

 перестал делать пакости,…стал бы делать добро? О, младе-

 нец, невинное дитя!"

 Из романа Ф.М..Достоевского "Преступление и наказание"

 

 

 

  В течение многих веков повторялись попытки убедить легковерных обывателей, что иудеи совершают ритуальные убийства, чтобы замешивать пасхальные опресноки (мацу) на крови христианских младенцев.

  Католический немецкий священник Фр.Франк в своей книге о ритульных убийствах (ПБГ. 1912) сообщает о 172 процессах в разных странах и городах от Египта, Росии до Западной и особенно - Восточной Европы. Горестное совпадение : в число городов и сел, где происходили подобные процессы, входит и печально известный Освенцим (случай 102). В 1894 г. здесь обвинили еврейку, тоговку, в ритуальном убийстве. Обыск обнаружил вместо христианского ребенка, козочку, заготовленную на праздник Пасхи. Всякий раз приводились "доказательства" тайных убийств.

  Вначале клеветникам не хватало фантазии для конкретизации цели "убийств младенцев" (1144 г. - в Норидже; 1225 г. - в Линкольне, Англия . С XIV в.стали утверждать, что убийства совершаются с целью использования христианской крови для изготовления пасхальных опресноков. В 1840 г. цивилизованный мир возмутился кровавым наветом в Дамаске. К чести судов они ни в одном из 172 процессов не пошли на поводу у клеветников и разоблачали провокационный характер обвинений. Надуманные обвинения могократно отвергались самым решительным образом Ватиканом, главами католических орденов, светскими властями, университетами. Приходится удивляться тому, что среди умышленно лгавших, встречались не только прощелыги-пьяницы, половые из трактиров, дворники и дезориентирующие публику черносотенные "теоретики" (об этом - позже), но и отдельные цивилизованные профессора. Запятнали свою честь поддержанием мифа о ритуальных убийствах Киевские профессора, историк Н.И.Костомаров (впрочем, сосланный в Саратов, он подвизался и в тайной канцелярии губернатора), психиатр И.А.Сикорский и другие. Иные пусть и не верили в нелепость обвинений, но допускали (или даже утверждали) возможность обсуждения вопроса о ритуальных убийствах. Еще в 1900 г. немецкий профессор Кох, депутат парламента, в рецензии на провакационную книгу о ритуальных убийствах, признавал право на подобные провокации "как бы ни были неправильны эти мнения" (Всеобщая литер.газ.Австр.Общества им.папы Льва XIII, Вена, 15. 10. 1900).

С 1825 по 1835 г. несколько десятков евреев томилось в тюрьме по обвинению в ритуальном убийстве мальчика Ф.Иванова в г.Велиж (ныне Смоленской обл.) Несмотря на жестокие и беззаконные методы следствия, было установлено, что обвинение ложно, а лжесвидетели были сосланы в Сибирь. Ре-шающую роль в разоблачении навета сыграл председатель департамента гражданских и духовных дел Госсовета Н.С.Мордвинов. Под впечатленем "Ве-лижского дела" написана юношеская трагедия М.Ю.Лермонтова "Испанка".

 Лукавые вдохновители антисемитизма иногда проливают крокодиловы слезы

 по поводу жертв погромов, оправдывая пьяных бандитов. Они-де доведены до этого "виноватыми" жертвами. Чудовищно-омерзительная сущность этих оправданий и оправдателей иллюстрируется образом клеветников, организаторов абсолютно обнаженных наветов, среди которых особенно ярко выделяются дела Дрейфуса и Бейлиса.

  Французские военные были полны вдохновенной годости величием побед наполеоновских, франко-русской и других войн. Но в 1870 г. они были унижены поражением от Пруссии, Бисмарка и Кайзера. В атмосфере этой фрустрации нация попыталась выпустить пар, сосредоточив гнев - и на этот раз - на еврейской мишени. Вот-де, если бы не шпион-еврей! Нашли единственного еврея в генеральном штабе - капитана Альфреда Дрейфуса, подделали его почерк и неряшливо пришили дело о шпионаже. Когда проявились все прорехи в этом деле , столь же коварном, сколь и неряшливо скроенном, да еще был установлен истинный виновник истинного шпионажа (француз, граф Эстергази) и истинный исполнитель подделанных документов (майор Анри), отклик международной общественности оказался ураганным. Особенно возмущалась благородная часть французского общества: лидер социалистов Жан-Леон Жорес, пламенный оратор Клемансо, писатели Анатоль Франс, Эмиль Золя и др. Невинно томившийся в тюрьме на необитаемой скале Дрейфус был освобожден. Клеймо на французском знамени, надо полагать, до сих пор мозолит глаза нынешнего наследника тогдашних судей и генералов - Жака Ширака. Только плетет он ахинею в адрес не бедного офицера-еврея, а еврейского государства.

  Еще более известно в России Киевское дело Бейлиса, во всем цивилизован-ном мире покрывшее позором его вдохновителей. Оно вызвало возмущение прогрессивных сил страны.

  В начале ХХ века Россия была унижена поражением в русско-японской вой-не и деморализована реакцией на первую революцию. И опять верхушка фру-стрирующего общества и монархии поддержали навет. На этот раз обвинение портного Бейлиса в убийстве христианского мальчика в ритуальных целях: чтобы замешать пасхальную мацу на крови ребенка. Таков был нелепый навет. О нем написано много, включая известное выступление В.Г.Короленко (Собр. соч.- т.9.-М. 1955), книги А.С.Тагера (М,, 1934), М.И.Буянова и повесть Шолом -Алейхема "Кровавая шутка" (1991).1).

Как бы то ни было, в данном вопросе есть вина лишь недобросовестных клеветников и нет вины ни иудейской диаспоры, ни их религии.

 Больше того, еврейский народ первым в истории поставил человеческие жертвоприношения вне закона (Брейшит, 22, Дварим, 18:6) и запретил употребление какой бы то ни было крови ( Ваикра, 3:17, 17:10-14; Дварим, 12:16, 12:23-25).

  Люди, распространяющие байки о крови в пасхальной маце, конечно же, знают, что это ложь. Для тех же, на кого эта ложь расчитана, напомним, что причащение совершается с помощью вина (только не с мацой, а с хлебом). Вино и символизирует кровь Христа. К тому же первыми причащались римские христиане-евреи. Это невинное культовое действие и послужило, возможно, поводом для коварной фантазии юдофобов. В какой мере обидна напраслина о "жажде крови" и в какой мере она кощунственна и бесчеловечна, русский читатель может судить по следующему примеру.

  В 1945 г. в немецком селе Медниц не успевшие эвакуироваться 58 женщин и подростков перерезали себе вены на руках из страха, что Красная Армия заберет их в сибирскую каторгу. Такой, по свидетельству И.Попова и В Яременко ("Совершенно секретно", 1995, № 5) была реакция запуганных листовками о наступающих Советских войсках. Вот содержание одной из них.

 "Они не люди, которых можно мерить масштабами цивилизации. Это дикие орды с низменнейшими инстинктами и жаждой крови, которых мы, немцы, ни представить, ни объяснить себе не можем".

Таково пугающее действие незнания или насаждаемого незнания, дезинформации.

 Другое обвинение-навет: существует, якобы, стремление евреев к мировому господству. Несомненный навет. Но при рассмотрении его причины в данном случае следует анализировать, с одной стороны, ту же недобросовестность клеветников и возможное заблуждение их последователей.

 

___________________________________________________________________

1) Простые русские люди, присяжные, не побоявшись мести, сказали правду о невиновности Бейлиса и его народа. Они спасли не только весь еврейский народ в стране от грозившей вспышки погромов, они спасли и честь России. Это были губернский секретарь М.Мельников и крестьяне М.Кутовой, П.Клименко, И.Соколовский, И.Тертычный, Ф.Савенко, чиновники Г.Оглобин, И.Перепелица, П.Калитенко, извозчик С.Мостицкий.

 

С другой же стороны, повод к недоверию евреям давали и их некоторые недобросовестные представители, включая и отдельных служителей культа: нечеткие высказывания при трактовке библейских текстов могли давать повод заподозрить иудеев в особой арессивности, некоторые библейские высказывания тенденциозно переносились на текущий момент. В Ветхом и Новом Завете вы встретите не только образцы гуманизма, но, соответственно родоплеменным интересам, и воинствующие призывы (скажем, Иисуса: "Не с миром я пришел, а с мечом"). Недобросовестному антисемиту вычленить их из текста - это семечки. Опытный беллетрист В.Крестовский в конце 80-х годов XIX века вкладывает в уста проповедника Ионофана всякую ахинею о стремле-нии евреев к мировому господству. Рабби Ионафан цитирует пророка Исайю: "Се темнота покроет землю". Это-де про Россию и этим мраком якобы велено воспользоваться злокозненному еврейству. Это-де к нему обращены слова Бога: "Встань, осветись, ибо пришел свет твой и слава". "И пойдут народы к твоему свету", "И постоянно будут открыты врата твои… и приводимы цари их".

  Ну, и было так при царе Соломоне. Ну, и сейчас крохотный по территории Израиль во многих сферах жизни "освещен"! При чем тут мировое господство? Оказывается, как, по существу, внушает писатель, сами евреи признаются, что уже тысячелетиями собираются окутать всю землю золотой паутиной. Сказано ведь: "Вместо меди я буду снабжать тебя золотом!"

  Подобной сознательной дезинформацией пользуются и сегодня. На сайте http://www.memri.org/ вы прочтете цитаты из "Аль Арам", в которых журналист Адель Хализд в 2000 г. (!) озаглавил свою статью : "Еврейская маца, замешанная на арабской крови". Вы найдете ссылки на подобные публикации в Сирии. Описывается так называемое "дамасское дело" 1840 года, когда семерых сирийских евреев обвинили в убийстве монаха-францисканца отца Томаса и использовании его крови для приготовления мацы. На следствии два еврея были замучены до смерти, двое "признались" под пытками. В еврейском квартале сирийской столицы были найдены какие-то кости. Местные воасти наотрез отказались отправить их на экспертизу европейским ученым. Были захвачены 63 еврейских ребенка, и их возвращали матерям только после того, как они "показывали", где и как была использована кровь жертвы.

Апогеем навета является книга о жидомасонском заговоре. Это якобы "Протоколы сионских мудрецов" (так она и называется) - программа некоего еврейского тайного теневого правительства, якобы материалы заседания сионистов в Базеле в 1897 году, некий план достижения мирового господства. В 1921 г. в газете "Таймс" за 18.09 (а позже и множеством авторитетных лиц и учреждений) было опубликовано разоблачение подделки: она оказалась переработанным памфлетом юриста Мориса Жоли на режим Наполеона III: "Диалог в аду между Монтескье и Макиавелли". Оказалось, что это - фальшивка-плагиат, реакционная галиматья по выражению Н,Бердяева (1926, "Путь", № 4, с. 183). В 1935 г. суд в Берне объявил "Протоколы" фальшивкой. Издателем книги был (в сговоре с царской охранкой) мистик и параноик С,Нилус. "Жидомасоны" в ней проповедуют либерализм, вслед за которым неизбежно приходит деспотизм, и это-де должен быть деспотизм еврейский. В этих целях следует-де сеять смуту, раздоры между партиями, добиться замешательства в умах простых людей, поощрять пьянство и проституцию, подрывать отношения между государствами и нациями, провоцировать истощающие войны. Когда деморализованные нееврейские государства и их обнищавшие народы будут доведены до предела, они вынуждены буду передать бразды правления мудрецам - под власть плутократии и золота. Они будут править под ханжескими лозунгами в обстановке тоталитаризма, под обещание свободы в будущем. Верховный вождь будет, естественно, иудеем из рода Давида. Во всем этом сумасшествии-фантасмагории имеются наблюдения и предсказания блистательного Мориса Жоли, но, конечно же, не в отношении еврейского "заговора" Он предсказал множество гримас авторитарных режимов нашего поколения. Тем страшнее и опаснее выглядит этот молох, если ему придать конкретный образ - еврейства.

Немудрено, что за "Протоколы" ухватился Гитлер. Вот, что читаем в книге Г.Раушинга "Гитлер мне говорил" (1941).

 " Гитлер: "Я прочитал "Протоколы сионских мудрецов" - и ужаснулся. Эта вкрадчивость вездесущего врага! Я сразу понял, что мы должны последовать их примеру, но, конечно, по-своему.

…..Поистине, это - решающая битва за судьбу мира.

  -Не думаете ли Вы,- возразил я,- что Вы придаете слишком большое значение евреям?

- Нет, нет, нет" - воскликнул Гитлер.- Невозможно переоценить потрясающее качество евреев как врага.

- Но "Протоколы",- сказал я,.- явная подделка… Для меня вполне очевидно, что они никак не могут быть подлинными.

- Почему не могут? - проворчал Гитлер.

 Он сказал, что ему абсолютно наплевать, была ли эта внутренняя правда для него более убедительной…"

 В России самую подлую роль в умышленной дизориентации населения, в провокационном распространении "Протоколов" сыграл коварнейший из агентов охранки Рачковский.

 "Протоколы" давно разоблачены, ссылаться на них давно стало признаком дурного тона, невежества, а они реанимируются, как только назревает очередной погром в любой стране. В "Постановлениях" 3-го Всемирного съезда российских фашистов в Харбине приветствуется грядущий союз трех империй Ниппон, Германии и "Фашистской великой России".

 "По антимасонской линии Вероссийская Фашистская Партия первая осмелилась выступить на открытую борьбу с иудо-масонством…

 3-й съезд приветствует самоотверженных борцов с иудо-масонством, заговоривших на "запретную тему", констатирует, что теперь запретная тема сделалась объектом общих открытых обсуждений, что маска с иудо-масонства сорвана и иудо-масонская паутина пока на Дальнем Востоке разрушена1)

_____________________________________________________________

1)О коварных методах наускивания грамотных и неграмотных толп на евреев с помощью этой подделки (особенно в белых армиях) читатель может узнать, ознакомившись с книгой А.Бурце-ва, а также с книгой-классикой Нормана Кона "Благословение на геноцид"

 

 

 Улыбаясь в лицо, зная, что лгут, все же вытаскивают на свет эти "Протоколы" и нынешние социал-патриоты.

 Их, как и иных коммунистов, как отмечает А.Ахутин (в кн."Русская идея", 1994), кроме того, раздражают черты, свойственные якобы только евреям: демократизм, частничество - они семьянины, обыватели, ставящие права человека выше интересов общенародных.

 Идеологическая подоплека обсуждаемого навета о мировом господстве, навета имперски мыслящих патриотов может быть выражена краткой метафорой :"Держи вора!" О претензиях на мировое господство со стороны России М.Симашко писал:"Византийский способ власти неудержимо звал к завоеванию мира. Внутри все содрогалось и рушилось, но придушен был Кавказ, и, пройдя пустыни Средней Азии, Третий Рим вышел к границам Индии. На Дальнем Востоке, куда три года скачи - не доскачешь, вырисовывались в воспаленных снах контуры Желтороссии. А на картах генерального штаба стрелы неумолимо указывали в ближние черноморские проливы и дальше, к "Земле обетованной". В церквах пели: "Коль славен наш Господь в Сионе" (кто уж тут были сионисты?)" ("Лит.газ.". 1991, № 42, с.9).

 Навет, выраженный в "Протоколах сионских мудрецов", не столь примитивен, как злая сказка о ритуальных убийствах. Казалось бы, "Протоколы"

развенчаны, вопрос закрыт. Нет, его вытаскивают, умышленно обманывая непосвященных. Не мытьем, так катаньем. Уже в 1994 г. А.Кузьмин, профессор Московского пединститута, в "Литер.Росии" с вымученной ученостью повествует о вековой угрозе евреев… с Востока в связи с пантюркским движением. Особенно раздражает автора строка в стихотворении О.Сулейменова "Круглая звезда": "Поет на идиш девочка в Литве". Это, конечно, ужасно, что поет и что на идиш… И это бы еще ничего, но поэт-казах себя считает "младшим братом" кого? Подумать только: в стихах есть строки: "Мой род Муса…" А.Кузьмин объясняет: это же Моисей! Вот она, оказывается, опасность с Востока. Он была, она будет, будьте-де бдительны.

 Нет, все эти "исторические обзоры" (о подобных литературных обзорах в диссертациях говорят: "литературный обвор") и призывы более коварны и рассчитаны не только на инстинкты толпы, но и на идеологов, провоцирующих их. В журнале "Наш современник", № 12 за 1992 год набрана (печатным шрифтом, совершенно серьезно! - наяву, не в больном сне) программа Ивана Солоневича - "Русского национального сопротивления".

 1. "…ликвидировать еврейский вопрос окончательным образом",.."…эмигра-ция всех русских евреев в страны, не имеющие с Россией общих границ"

 2. "…очистить от еврейского участия и еврейского влияния все ведущие отрасли русской национально-государственной жизни"

 3. "Евреи принципиально не признаются гражданами России и рассматриваются в качестве временных и нежелательных иностранцев".

В.Соловьев писал, что в истории человечества бывают периоды, когда нравственное падение грозит витальной опасностью, и жизнь перестает рас-сматриваться как долг или задача, обусловленная осуществлением добра для окружающих. В такие-то периоды и оживают подобные "Протоколы" или "Программы". Периоды безумия. В этом безумии, как сказал бы Гамлет, есть система. И такая система всегда была рассчитана не только на грабежи, погромы и мародерство в кварталах богачей и в местах еврейской бедносты, но и на дискредитацию еврейской интеллигенции и национально-освободительной идеи создания и упрочения еврейского государства.. Свидетельствую, что за 84 года своей жизни не встречал ни одного сиониста, мечтавшего о мировом еврейском государстве или проповедовавшего его. Не сомневаюсь, тем не менее, что среди горячих голов, а попросту говоря, сумасшедших, которых в любой среде найти не трудно, находились свои евреи-Ноздревы, которые устно и письменно трактовали извращенно положение об "избранном народе"

Напомним (см."Вступление") избранность еврейского народа - это нефашистская арийская избранность, не право властвовать, а обязанность нести людям миролюбивое единение, скрепленное Авраамовой идеей единого Бога. Обязанность немногочисленного народа нести идею не насильно, а через Библию. Провокационной трактовкой избранности еврейского народа занимались особенно активно послеленинские коммунисты.

 Советский представитель в ООН заявил: эта избранность - это-де религиозный расизм. В коммунистической Польше Вацлав Шафранский издает книгу "В сетях Симона Визенталя", а его собрат в СССР, Вадим Раевский, ее пропаганди-рует. Обвиняется единение евреев в борьбе за создание и укрепление своего государства. 1). Сердцевина этого "юридического" положения - якобы специфические грани еврейства (т.е., почему битье должно быть специфичес-ким, почему бить следует не папуасов, ненцев, перуанцев, а только жидов)

Некий генерал Г.Климов ("Протоколы Советских мудрецов", 1995) с назойливыми повторами твердит о специфической вине евреев. Притворяясь,

что не знает о подложности "Протоколов сионских мудрецов" и других подобных "фактов" и цифр, генерал сеет семена откровенного юдофобства на потребу доверчивых простаков. Вот, к примеру, другой - публицистический -перл такого же рода.

_______________________________________________________--

1)После восстания 1863-64 гг польская эмигрантская печать превозносила доблесть и щедрость евреев в пользу повстанцев в их критическую национально-освободительную пору. Знали бы, что верез 80 лет состоится позорное убийство поляками 600 своих соседей евреев в Удабно, не говоря о пособничестве гитлеровцам в ужасах Холокоста. Между тем 32 тысячи евреев (из 100 тыс., сражавшихся в рядах Войска Польского) полегли на полях сражения…. Когда горело Варшавское гетто на арийской стороне пели: "Гитлер коханы, Гитлер злоты, научил жидув работы" (см.благородное эссе Ст.Янецкого и Ежи Славомира Маца, Wprost, 2001, русский перевод). Из 3,5 миллионного еврейского населения довоенной Польши в ней осталось всего три тысячи старых евреев.

  Как и в отношении украинцев, справедливость требует воздать должное тем из поляков, кто жертвуя жизнью, прятал евреев, спасающихся от фашистских ищеек. Следует помнить, кто первым поведал миру о Холокосте. Это был благородный поляк Ян Корски (см.его кн."Story of secret state"). Через польское правительство в изгнании (Лондон) он в качестве свидетеля сообщил о цифрах сожженных евреев. По сведениям представителей польского "Бунда" и сионистов, на основе немецких приказов о депортации в гетто, были сообщены точные цифры жертв. К 1942 г. число погибших составляло миллион восемьсот тысяч. Еврейский представитель польского народа, член "Бунда" Шмуль Энгельбойм 13 мая 1943 г. совершил публичное самоубийство, заявляя: "Своей смертью протестую" ( против равнодушия Запада, никто не пришел на помощь несчастному народу - Я.П.)

 

"Международный сионизм и международный империализм",- писала "Неделя" (1976, №6), - это что называется , "братья" по духу и целям. Но есть у сионизма и свои  с п е ц и ф и ч е с к и е грани. (разрядка наша - Я.П.). Следует вспомнить, что ни Макс Нордау, ни Теодор Герцль, стоящие у истоков сионизма, отнюдь не ратовали за поголовное паломничество к "святому Сиону". Вопрос ставился шире, глобальнее - о создании международного еврейского треста, о сохранении "чистоты племени", о влиянии на средства массовой информации, на политику государств и так делее".

 Мы можем сколько угодно спорить с сионизмом, но нельзя согласиться с подобной трактовкой его с п е ц и ф и к и . "Влияние на средства массовой информации, на политику государства" - эти цели преследовали и большевики относительно советской нации, и россияне или татары, созывая соответствующие всемирные когрессы. Жизнь доказала, что сионизм меньше других национально-освободительных движений в своем здоровом ядре распространяет претензии на чужие территории. Видеть в нем специфику "вины" не приходится. Такие черты как стремление к международным связям, как гипертрофированное национальное чувство, встретишь у миллионов представителей сотен этносов.

  Итак, ни в религиозной, ни в революционной, как и в сионистской экспрессии нет специфики, которая определяла бы исключительность особой "вины" еврейского народа, особой "вины" честолюбия и гордыни.

 Почему к 70-м годам ХХ столетия так активизировался польский антисемитизм, понять не трудно: к этому времени Федеративная республика Германия выразила свое покаяние в ряде конкретных актов, а вина польских коммунистов, только что ( в1967) совершивших "подвиг" Торквемадо, изгнавшего евреев из страны, болталась на ветру, на обозрение всему миру (см. богато документированную и разоблачительную книгу Рихарда Хаммера, R.Hammer, Bürger zweiter Klasse.-Hofman u.Campe, 1997)

  У польских коммунистов были достойные предшественники. Еще в 1648 г., в атмосфере их вражды к восставшим украинским казакам, 600 польских солдат и 1.5 тыс. евреев поклялись отстоять город Тульчин от казаков Хмельницкого. Однако, поляки тайно сговорились с казаками, уже прославившимися тем, что вырезали сотни цветущих еврейских общин Польши и Литвы. И вот, после сговора, поляки открыли ворота бандитам Хмельницкого. Были вырезаны все евреи города. Через сто с лишним лет (1757) Польша была единственной страной в Восточной Европе, где публично сжигали талмуд - в Каменец-Подольском.

 Ну, а если об обычном честолюбии, о такого рода "стремлении к господству" в дружеской компании, к духовному лидерству, то у нас, евреев, этого товара - навалом, не меньше, чем у представителей других народов. Неизбежный повод для конкуренции. Так сказать , casus Belli (повод к войне).

  Как-то в Харькове мне в одном доме понравилась картина в массивной раме. Поздний осенний закат утопал во мгле темнокоричневых и рыжих тонов. Почти в центре маячил яркожелтый световой зайчик, а солнечные лучи, прорвавшиеся сквозь кучевые облака, обрамляли их огненными и зигзагообразными штрихами. Умирающий свет расплывчатыми бликами украсил речную гладь. В правом углу на обрывистом берегу стояла сосна, а рядом - маленькая соседушка, тревожно и зябко вытянувшая свои ветви по ходу ветра. Вдали на том берегу в сумерках угадывались очертания темного леса. Казалось, что чувствуется запах прелой травы, как и дуновение ветра на собственных скулах. Хозяин уловил настроение гостя и обрадовал предложением:

-  Это подарок художника. Хотите, познакомлю с ним?

 Им оказался невысокий, смуглый, сутулый школьный учитель рисования, которого, несмотря на мою командировочную суету, захотелось посетить, чтобы посмотреть другие его работы. Не стану писать об этом своеобразном художнике (к тому же мне было показано лишь несколько картин, большинство его работ роздано друзьям в качестве подарков). О честолюбивом же еврее два слова скажу.

 За вечерним чаем жена неоднократно журила его, немного насмешливо, немного покровительственно и нескрываемо восторженно. Он помалкивал, виновато улыбался, но тоже, с плохо скрываемой удовлетворенностью. Его историю рассказала жена.

  -- В местечке нашей главной читаемой газетой была харьковская, т.е. столичная, пионерская "Зай грейт" ("Будь готов"). Вы представляете себе, каким героем для нас-малолеток был старший товарищ, Юра Якобсон - мы дважды сами прочитали в столичной газете его имя и фамилию под его рисунками. Мало того, кроме фамилии и имени значилось - "из Липовецкой еврейской семилетки". Конечно же, когда он по окончании школы уехал в Харьков, мы, тайно влюбленные в него девчонки, мечтали о времени, когда он вернется в Липовец знаменитым художником, ну, как Репин.

Далее следовал вроде объективный рассказ о трудностях, конечно же , о дискриминации, и конечно же, о том, что его ученики занимают первые места на выставках, что его нарасхват приглашают в различные школы. Позже, когда мы были в другой комнате, служившей спальней, кабинетом и мастерской, мы сидели на диван-кровати и он рассказывал не о событиях - о себе.

 -Говорят, что все юноши - мечтатели. Может быть. Но я, знаете, как тот еврей из анекдота, которого гости упрекали за уминание ложкой черной икры.

- Мы тоже хотим, мы тоже любим

- Да. - отвечал он, - вы любите, но я больше.

 Я был не просто мечтатель, а нахал, наглец-мечтатель. Меня нахваливали в школе, и я воображал, что схватил Бога за бороду. После моих неудач в художественных училищах, академиях, мое нахальство становилось еще более напряженным, ушло внутрь. Я воображал: "Погодите, я вас еще удивлю". И, знаете, я возносился на облака не только изобразительного искусства. В мечтах я видел себя в лучах славы не только художников, но, почему-то и Горького, и Папанина. Вот моя Геня вам твердит о моей скромности, мне о ней прожужжали уши, а я, знаете, и теперь воображаю себе бог знает что. Это теперь говорят о скромности. А в 50-е годы я только и слышал, что я выскочка, хвастун, авантюрист. И, вы знаете, они были правы. Кто-то сказал: личность одного и того же человека в течение жизни меняется, приобретая всякий раз черты другого человека. Если собрать этих "человеков" вместе, они составят разношерстную компанию, никто из них не выражал бы интереса к другому и, раз встретившись, не пожелал бы встретиться вновь. Я, конечно, другой нынче. Скромняга. Но…". И, сострив лукавую гримасу, мой собеседник порывисто вытянул вверх указательный палец правой руки, и заключил: - хвастун.

 После этого он с невероятной грустью в голосе сказал: "Нас, евреев, считают заядлыми хитрецами, скрывающими бог весть что за пазухой. Между тем, на наших лицах мысли видны до того, как мы их оформим в мозгу, мы - народ инфантильного хвастовства, которое порою и принимают за претензии агрессоров".

 Я бы продолжил: да, хвастуны, но разве не такие же, как многие южане, и не настолько же, чтобы претендовать на Индийский океан и на господство в мире. А уж если мы такие идиоты, стоит ли нас опасаться?

 Человечество испытало на себе гнет мировых претензий Вавилона, Ассирии, Александра Македонского, Наполеона, мировые конфликты в связи с претензиями ислама, католичества и христианства, тоталитаризма Сталина и Гитлера. Это - реалии истории, всегда кровавые. "Претензии" же евреев... (какой государственной военной силы? - без этого нет мирового конфликта). Какое мировое? Вот уж и впрямь: не до жиру, быть бы живу - сохранить бы свой маленький дом Эрец-Исраэл. Мировое господство евреев - даже не миф, не аллегория (впрочем авторы этой выдумки говорят о "власти" денег). Это даже не заблуждение и не бред. Это умышленное антисемитское дезориентирование с коварными целями. Навет.

  Итак, только клеветники и только в бесчестных целях могут распространять ложь о стремлении человека еврейской национальности к мировому господству.

 Если отвлечься от клеветы на еврейство во многих странах мира, от предательства 1) в период Холокоста (частично и после него), 2) от нынешнего предательства и клеветы на израильское "превышение меры защиты", от нейтрализации его побед, если учитывать только основные наветы (о ритуальных убийствах христианских детей, дела Дрейфуса и Бейлиса, дело евреев-врачей и горячо поддерживаемая клевета о "Протоколах сионских мудрецов"), - окажется: не в евреях дело, а в помыслах и действиях антисемитов.

 

4. Вина - обобщение

 

Речь идет об истинной вине некоторых евреев перед людьми своего и других народов. Это, конечно, не прерогатива иудеев. Органы внутренних дел и безопасности современной России сообщают о двух миллионах преступлений россиян за год. Миллионами и сотнями тысяч они исчисляются в других странах. Хороши бы мы были, евреи, если бы мы отрицали наличие преступников и в своей среде. Хороши бы мы были, если бы мы, наоборот, не изобличали этих людей и их делишки. Юмор народа, да и сарказм - не последнее средство на пути оздоровления любой нации.

  Идеологов антисемитизма раздражают ширящиеся симпатии к евреям, особенно к тем из них, у которых в силу их нравственных устоев и профессиональной деятельности, устанавливается сердечная дружба с выдающимися представителями других наций. "Оказывается", среди евреев часто встречаются симпатяги, верные товарищи, трудяги, мастеровые, ученые, художники, писатели, инженеры, врачи, педагоги. Больше того, в силу трудного естественного отбора, "они" чуть ли не все, по мнению многих - умные и уважаемые люди. Приехав в Казань, где имелось устойчивое равновесие русо- и татарофилов и русо- и татарофобов, я был удивлен ходячему мнению: "евреи - умные и хорошие люди, наши лучшие друзья - евреи". Для националистически настроенных русских в Казани они казались уж лучше татар, чьи власть и претензии вызывали плохо скрываемое раздражение. Для тех татар, которые тяжело переживали 400-летнее главенство русских и свой ярлык "татаро-монголов", евреи казались положительным контрастом по отношению к "старшему брату", русскому. При всем послевоенном разгуле государственного антисемитизма время от времени выдвигались отдельные авторитеты еврейской национальности в различных сферах жизни, даже (хотя и меньше, чем в довоенное) среди номенклатуры. В этих условиях  о б о б щ е н н о е представ-ление о вине евреев вообще провоцируется и наличием в еврейской среде непривлекательных вариантов, в частности, следущих четырех (А, Б, В, Г ).

 

 

 4.А. Авантюристы и фигляры

 

 Различного рода криминальные типы, беспринципные стяжатели, власто-любцы, карьеристы, эгоисты, ханжи, лгуны и дешевые хитрецы, авантюристы вызывают антипатию отнюдь не у одних антисемитов. Правда, по масштабу и жестокости эти подлости явно уступают грехам их недоброжелателей. В книге Макса Брода "Реубени" (русский перевод, 1928), цитируются слова лейб-медика дожа Генди Иозефа бен Иосуа Гакоген. Он писал о звериной жестокости и кровожадности тех франков, которые видели занозу в глазах еврея, не замечая бревна в своем - о Хлодвиге и Фредегунде, о войне Алой и Белой Розы и о всех тех позорных деяниях, от которых стынет кровь…"Нет такого порока, которому они не предавались. Праведник и пророк, появившийся среди них, по имени Саванарола, осыпал их проклятиями и жалобами, прежде чем они его сожгли… Да, все ужасы Вавилона, распутство, жестокость процветают там. Убийства остаются безнаказанными, яд и кинжал вершат все дела, уста полны сладких, соблазнительных речей, а рука жадно хватается за все злое" (с.29). Конечно же, социальный вред подлости лишь отдельных представителей сравнительно немногочисленных еврейских вкраплений в общество, не шел ни в какое срав-нение с упомянутыми грехами "аборигенов". Но грехи франков - привычные, традиционные, свои. Чужие же вызывают припадки ярости. И впрямь, трудно простить еврея - беспринципного карьериста. Он взбирается на крону властвующего дерева, зачастую пресмыкаясь, а, оказавшись в верхах, усвоив их законы, ханжески декларирует любовь к народу, одновременно бесстыдно попирая законы, считает себя выше толпы ("широких масс"), бахвалится богемным образом жизни при встрече со школьными или университетскими товарищами, и, будучи зачастую примитивным снобом, демонстрирует близость к сильным мира сего. Эти типы, своеобразные нувориши в сфере науки, искусства, реже в производственной администрации (директора, руководители трестов), являются особенно острой пищей, вызывающей звериную злобу анти-семитов-теоретиков. У нас, евреев, брезгливость по отношению к этим "рассадникам антисемитизма" еще сильнее. Разница лишь в том, что антисемит заявляет: "все они такие", а мы досадуем: "из-за таких экземпляров судят дурно обо всем народе". Нам бы излечиваться от подобных бородавок своими средствами, самокритикой, хлестким словом Шолом-Алейхема, Э.Севела. Юдо-фоб же стремится вырезать вместе с опухолью и весь народ еврейский.

  Нельзя согласиться с грешным "гариком" И.Губермана:

Под пятой любой системы

 …………………………..

Возводили мы сами стены

Наших тесных и гиблых гетто.

  Уж никак не мы (народ еврейский), и уж никак не такие, как он, грорькоулыбчивый поэт, возводили стены гетто. Воспользуемся пропущенной строкой четверостишья: "Очень важно заметить это" - важно заметить, что стены возводили подлые законодатели, самодержцы и завистливая злобы толпы. Подзарядку же эта злоба (был бы повод) получала в скверных типах, точнее в исключениях

Иные мои соплеменники скажут, что не следует собирать досье на этих типов, его уже много собирают недоброжелатели, "нас"-де и без того не любят. Отвечу: от умолчания дефект не перестает им быть, обнажение же, диагноз способствует лечебному процессу. Это простая истина, но, как и молитва, она требует повторения.

 Нет народов без единого грешника, да и общественно-исторических грехов. Те народы, которые безбоязненно их обнажают, обладают перспективой самосовершенствования, Моего товарища, разоблачившего одного авантюриста-иудея, преуспевающий номенклатурный армянин увещевал: "Два еврея - ужиться не можете!" А товарищ мой с какой-то самоуничижающей улыбкой отвечал, потряхивая ладонью перед грудью: "Не-е могу!"

  Помню, в институте мы презирали студента, уж больно неприятного персонажа - еврея. Был он непривлекателен не только ужимками, откровенным культом обывательских ценностей, полным пренебрежением к каким-либо принципам порядочности. Да и в учебе оставался он бездельником. На экзаменах жульничал откровенно. Однажды, оказавшись в тупике без нужной шпаргалки, заявил экзаменатору, держась за живот : "Надо выйти мне в туалет". Короче, ничего, кроме брезгливости, он не вызывал. Как-то незаметно к пятому курсу нашлись у него приятели по группе, по кружку танцев, по совместным перехватам места в переполненной столовке. Появились поклонницы, Позже сокурсник из его группы стал подниматься по министерской лестнице, и наш персонаж оказывал ему мелкие услуги, тратился на угощения. Годам к 45-и наш подхалим покровительствовал уже некоторым сокурсникам в качестве начальника одного из управлений министерства, в котором другого, нормального еврея не найдешь днем с огнем.

 Как-то с другом я присутствовал в Москве на лекции по интересному историко-литературному вопросу. Лектор читал профессионально. Лексика и дикция - нормальные. Слушатели (включая моего друга) были довольны, аплодировали. Однако, моя "антисемитская" душа чувствовала себя некомфортно. И не только потому, что при всей занимательности и внешней "широкомасштабности" мысли, чувствовался ловкий эклектизм. Чувствовалось желание ошарашить неожиданными фактами , а то и сплетнями, их трактовками. Мой друг не разделял моих настроений и оценок, но меня "подвигнуло" написать знакомой, хорошо знавшей лектора: "что это за личность?"

 Цитирую с малыми изменениями выдержки из ответа.

"Персонаж этот вызывает такую кучу (так и написано - Я.П.) отрицательных эмоций, что не уверена, следует ли писать об этом выздоравливающему после инфаркта. Вас, как Вы кокетливо пишите, местечковый нюх не обманул. Наш "академик" - окололитературная и околотеатральная помойная муха. Будучи иссиня-голубым, крутится около женщин-знаменитостй, оказывая мелкие услуги и вынюхивая сплетни". Далее следует, около кого он "крутится" и кого подвыпившего и любителя лести, развлекает. "Тот относился к нему брезгливо, но около себя терпел. Персонаж же сей повадился и в наш дом и заливался сиропом. Пел, как он рад жить в одну эпоху с моим мужем. Однажды, заходясь от комплиментов, попросил у него на вечер одну рукопись.

- Хочется насладиться редким талантом. Ждать выход книги в свет - невыносимо долго.

Рукопись была возвращена с такими восторгами, что мне их не

воспроизвести. И что же? Вскоре он использовал материалы, с трудом

добытые в архивах, в своей книге до выхода нашей. На мой вопрос, как это могло случиться : "Ой, это машинистка, она забыла сноску". Ему было отказано от дома.

О себе он говорит: - "Я могу держать аудиторию…" и подписывается "профессор Берлинского университета." Смех. Его туда приятель пригласил однажды, но после нескольких его лекций с ним расстались. Они учатся за деньги и его байки им ни к чему. Конечно, подробности, пикантности, собранные у старушек, интересны слушателю. Да и врет он вдохновенно".

Такого рода люди не прочь демонстрировать свои принципы (как говорил дядя

Рудина). Обсуждая однажды с моим коллегой одно бедственное социальное явление, к которому имел отношение наш общий знакомый, я был поражен нео-бычной для этого осторожного и в общем-то равнодушного человека, твердостью, автоматичностью позиции:

- О мертвом - только хорошо!

- Речь ведь не о мертвом человеке, а о  ж и в о м  явлении; Сталин умер, но грешно ли анализировать связанные с его именем явления?

 Собеседник повторял, явно упиваясь собственным "благородством":

О мертвом - только хорошо!

 О такого рода обывательских "принципах" уничтожительно отзывался Н.А.Бердяев: "Человек всегда должен поступать индивидуально и индивидуально раз-решать нравственную задачу жизни, должен обнаруживать творчество в нравст-венных актах своей жизни, ни одно мгновение не должен превращаться в нравст-венного автомата" ("О назначении человека. Этика творчества".-М.-1993, с.122).

 Мне пришлось проследить жизненный маршрут одного коллеги, выросшего в профессорской семье. Он превосходно говорил и писал, был статен, голос временами приобретал такие бархатные задушевные интонации - залюбуешься.

В одном сборнике работ прочел статью этого молодого человека по вопросу, который мы изучали на нашей кафедре. Ссылки на наши работы не обрадовали: голос лгунишки слышался в каждой строке этой "научной статьи". На занятиях с курсантами одна из моих ассистенток, бывшая фронтовичка, на примере этой "статьи" объясняла курсантам, что такое пошлость в науке. На очередной научной конференции в Москве этот автор (наш пострел везде поспел) разыскал меня, объясняясь во всяческом почтении. Не помогали мне и довольно прямые упреки в поспешности выводов его статей, сомнительности фактов. Помню, не помогла и глупая моя сентенция, рассчитанная на отрыв от собеседника:

- Надо быть, а не казаться!

Вскоре у меня на приеме оказалась одна пациентка, описанная в "научной работе" этого персонажа. Анализ и описание рентгеновских снимков оказались умышленно подогнанными под тему статьи. Все было не ошибочно, а умышленно лживо. Вычитанные из книг признаки болезни (особенно те, что звучали более эффектно и как бы ново), иллюстрировались ложными примерами. За короткое время он "описал" сотни наблюдений ; почти силком затаскивал оппонентов, рецензентов, издателей, всех "нужных" людей в богатый родительский дом, на званые обеды, защитил одну за другой диссертации, в местном издательстве печатал настоящим типографским шрифтом "монографии". В центральном профессиональном журнале ему статьи возвращали, но он их назойливо посылал вновь с исправлениями и благодарностью за критику. Непрофессионалы поражались "оригинальному" таланту автора. Льстивость, заискивание, полное отсутствие достоинства были прямо-таки гоголевскими. Во время конференции в Уфе мы забавлялись, наблюдая из окна гостиницы, как он часами простаивал у входа с пачкой оттисков своего автореферата диссертации. Как только завидит профессора или столичного доцента, обращается к нему, подобострастно предлагая заранее подписанный экземпляр. Подобострастие перед власть имущими с годами даже усилилось, зато, получив известную власть, стал к подчиненным жестоким и совершенно распоясался в балаганных манерах, показушности, все более совершенствуя их языковое выражение. Социальный вред таких персонажей заключается в прецеденте возможного достижения неправедных целей неправедными путями - их пример рождает охотников им подражать.

 Сенека писал, что для мудрости нет ничего ненавистнее хитрости. Следует добавить, что в медицине она (хитрость) убийственна в прямом смысле слова. Кроме того, обидно за опошление образа медика, который обязан "сгорая, светить другим", а не потеть в фиглярском снобизме.

 Я знал хорошего профессионала-медика, который разбивался в щепку, добиваясь званий и наград. Не достигнув желаемого в этой сфере, нырнул в депутаты. Не пробился в дамки и здесь, и стал похваляться в городской печати своими связями с заезжими или дальними знаменитостями. Подобный персонаж в плане "ума такта" мало отличается от прославившейся в Новокузнецке дамы. Направленная по окончании аспирантуры в Сибирский ГИДУВ, она оказалась негодной к работе ассистента. Тогда она решила блеснуть речью перед медсестрами, которые ею тоже не восхитились. Она не растерялась, собрала нянь и начала так: "Я приехала к вам, чтобы поделиться своей ленинградской эрудицией".

 Вариант преуспевающего человека, умеющего "держать аудиторию", если последняя не очень-то требовательная, не характеризуется ни таинственностью, ни, тем более, национальной специфичностью.

  Упомянутый историко-литературный деятель одно время укрепился на лекционном поприще и я слышал отзывы обывателей, которым нравилось его смакование бульварно-постельных приключений некоторых звезд. Упомянутому коллеге-врачу, которому хватало его профессионально посредственной ориентации, чтобы демонстрировать свою "ученость", восторженно хлопали начинающие курсанточки. Третьему коллеге добиться внешнего эффекта было и того легче - он неплохо владел своим врачебным делом. Их общий грех - в стремлении красоваться не по способностям. Соответствующих средств в первом случае было достаточно для кропотливых литературоведческих исследований (вместо фиглярской демонстрации жареных фактов), во втором требовалось продление истинно профессионального обучения (получения школы), чтобы быть, а не казаться, в третьем, если бы он использовал свои силы и время не на фиглярство, достиг бы определенных высот в своей профессии. Это о такого рода личности, еврее-редакторе, вспоминает Зинаида Николаевна Гиппиус ("Дмитрий Мережковский", 1990). Ее безупречному вкусу претило графоманство еврея-редактора. Он был добр к ее мужу, помогал издать его книги. Сама З.Н.Гиппиус не была антисемитом, ценила человеческие качества друга их семьи, но осуждала плохой язык его публикаций. Ему следовало редактировать, а не писательствовать. Это было неприятие со стороны литературного вкуса, а не националиста. Это было товарищеское осуждение избирательной нескромности. Антисемит же приписывает подобную черту как якобы специфическую - евреям.

 Скажем вслед за Л.Фейхтвангером: "….еврейские черты - некоторая занос-чивость, униженная назойливость, ничего общего с сущностью евреев не имеют. Это лишь следствие гетто, унижения, длящегося сотни лет" ( "Беседы с вечным жидом", 1920).

  Что касается гиперактивных самовлюбленных фигляров, то в самом этом типе психической конституции нет ничего специфически еврейского.

 Этот психопатический вариант личности не просто забавен, он социально небезопасен. Это вариант гипоманиакальный с чертами той группы психопатов, который великий психиатр Э.Крепелин обозначил термином "лгуны-фантасты". Это не тот психотический вариант, при котором вулканическая энергия прорывается психомоторным возбуждением с битьем стекол и всего, что попадается на пути. Но и у гипоманиакального субъекта проявляются черты мании. Это, во-первых, неадекватно ускоренная психическая активность. Отсюда множество ассоциаций, весьма поверхностных - самокритика не поспевает за потоком слов. Это, во-вторых, патологически повышенное настроение, энергетическая неутомимость, что способствует некритичности, нелепым идеям величия и агрессивности, Слушателям и читателям они "раскрывают глаза", увлекая простаков, создают "организации", банды и целые партии.

  В этой книге рядом с фиглярами-евреями уместно рассмотреть и гипоманиа-кальный вариант фигляра-антисемита. Типичный пример - краснодарские "авторы" Климов и Миронов, наводняющие книжный рынок сотнями тысяч экземпляров своих "произведений". Они твердят, что все евреи - педерасты, убийцы русского народа, дегенераты и слуги дьявола. Надо-де распознавать не только евреев, но и тех, кто с прожидью, а таких много среди населения, глядишь, каждый второй. Таковы не только Сталин и Гитлер, но и ужасные Л.Толстой, А.Солженицын, Ф.Рузвельт, Б.Тито, конечно же, А.Сахаров и еще тысячи маскирующихся. Распознавать их - это-де легко (при мании все легко), посмотрите только на их морды, проследите, как они совершают физиологические акты. На телах их имеются знаки дьявола. "Автор" распознавал такие знаки на грудях своих плохих жен. Сами себе эти "авторы" нравятся. Точно также они утверждают самодовольно, что всюду их встречают восторг и аплодисменты. В литературном оформлении "монографии" - аксессуары "научного труда" : цифры, "факты" (конечно же, без коэфициента достоверности) - на дать, ни взять - академик. "Фактов" столько, сколько вмещает маниакальная гиперпродукция. Неважно, что одно высказывание тут же противоречит другому. Вслед за призывом устранять всячески жидов, повторить практику инквизиции ("инквизиция всегда будет нужна") следует определение: "Что такое русофобия? Русофобия - это человеконенавистничество. Следует разоблачительный список евреев-комиссаров (что-то не слышно было об этом при коммунистах, когда комиссары - это было красиво…). Много, много жидов. Впечатляет. Пригвождены к стенке. Ну, были. Был в Слуцке "Залманович, еврей", был в Самаре "Бекман, еврей".

Очень много обывательски якобы психиатрических терминов (как же иначе, ведь все "они" психически ненормальные) при полнейшей безграмотности автора в этой сфере. Нет, нет, дорогой читатель, не смешно. Фигляр - это часто опасно: ведь толпы читателей, как пел В.Высоцкий: "Поддержка и энтузиазм миллионов"

  Мы, однако, отвлеклись, это фигляры - не евреи, но по ним мы не собираемся обобщенно судить о русских или других неевреях.

 

 4. Б. Религиозные и революционные фанатики

 

  Есть черта, которая много столетий подряд считалась - и, пожалуй, справедливо - национальной чертой еврейства, как, впрочем, и других восточных народов. Страстность к вере, истовость до безумия. Она удивляла, угнетала и даже пугала по контрасту с язычеством, его гармоничным чувственным слиянием с природой. Древний грек или римлянин поклонялся красивым жизнелюбивым и грешившим богам, предавался неге и жестокой воинской дисциплине, признавая честь, дружбу, братство рядом с бесстыдным правом рабовладения и зрелищ кровопролитных игрищ. Каково же было римлянам наблюдать на левом берегу своего Тибра, а затем вокруг Иерусалимского храма племя иудеев. Все казалось чуждым в этих непривычных (и малопривлекательных для римлян) людях в каких-то мрачных одеяниях, в их ритуалах, а главное - в их племенной замкнутости, упрямой несгибаемости в служении своему таинственному невидимому богу. Читателю все это знакомо по записям Иосифа Флавия и по романам Л.Фейхтвангера. Пройдут годы и евреи-христиане заразят этой неистовостью римлян и ее от них унаследуют крестоносцы. Их унаследуют поздние европейцы, особенно саксы. Про них Киплинг будет петь: "Гасконских стрелков, пикарийских копейщиков чаще секи. А саксов не вздумай: взъярятся, взбунтуются эти быки"1).

___________________________________________________________

1)Впрочем, у этих и своей, северной ярости, вдоволь

 Истоки этих племенных и конфессиональных вкраплений, зачастую революционных - на Востоке. Многим и ныне кажется, что этот Восток с места не сдвинется. Тот же поэт изрек как неопровержимое: "Запад есть Запад, Восток есть Восток и с места они не сойдут, пока не предстанут небо с землей на страшный господний суд". Эта ярость Востока (отнюдь не одних древних иудеев) к нашему времени преформируется в безудержный фанатизм японских и мусульманских камикадзе фундаменталистов. Поистине - дурные примеры заразительны. Слепая вера. Безудержная, без малейших компромиссов, без страха, с анестезией к смертельной опасности, без конкуренции логики.

  Когда еврейская община на своем судилище (25.6.1656) отлучала Спинозу, он с болью указывал на главную, с его точки зрения, причину антисемитизма.

"Избавление от него, - говорил он, - наступит, когда народ откажется от своих суеверий, когда слепой фанатизм не будет ослаблять его дух. Вера должна освещаться знанием". Верующим научным работникам как бы обеспечено соучастие в познании. В молитве "Алейну" провозглашается цель народа: совершенствовать мир под управлением Бога. Ибо Он "….возвещает человеку замыслы свои" (4:13).

- Нет, отвечал Спинозе священник Меннасе, - не уяснить, а сказать себе.

Ты хочешь, - с упреком, увещевая, вопрошал он философа, - по лестнице

конечных вещей доползти до бесконечного Всевышнего?!"

 Не навязывая читателю точку зрения автора, укажу лишь на гениальное предвидение философа. Он не посягал на высшее и бесконечное, но призывал к познанию, а оно - в дружбе с сомнением, как мы сказали бы сегодня, с двоичной системой ("да" - "нет"), с вероятностным прогнозированием, а не с упрямством, то-бишь фанатизмом.

  Упомянутая выше симпатия казанских русских и татар к евреям адресована к тем из них, кто, благодаря просвещению, отринул отпугивающий фанатический изоляционизм (равно как и отвращающую изворотливость и хитрость).

  Когда современный русский антисемит пытается объяснить погромную травлю евреев, он к названным двум обвинениям ("вина"-навет, вина-обобщение) присовокупляет одну новую, уже не связанную непосредственно с религией: "они"заварили революционную кашу - причину всех нынешних бедствий, непропорционально многочисленно участвовали и блаженствовали в Совдепии.

 Говоря по правде, заниматься опровержением этих обвинений неинтересно. Во-первых, потому, что в богатой публицистике последних лет это уже сделано, притом достаточно профессионально. Во-вторых, это так же негоже, как оспаривать И.Дюринга ("…и не оспаривай глупца" - см. ниже)..

 К сожалению, эти обвинения - предшественники агрессии и полностью пройти мимо них нельзя. Относительно революционности евреев напомним лишь несколько банальных истин. Сам факт участия угнетенных народов в борьбе против прогнившего царского режима и за демократию не приходится оспаривать. Забавно, что до периода перестройки, пока слово "революционеры" звучало гордо, в советской прессе это звучание ассоциировалось только с сочным баритонным русским "р" и никак не с грассирующим еврейским "г-г-рь". Когда же перестройка заявила, что революционер - это бяка, антисемиты завопили во все голоса: эти лешие-де попутали и всю революцию совершили Лейбеле Троцкие и Яши Свердловы… Как ни банальна задача, но приходится повторить очевидное: ни Жан Жак Руссо, идеолог французской революции, ни баррикадные герои самой той революции, как первого "дня баррикад" 1586 г., не были евреями. В данной сфере оценка В.Правдина (см.ниже) была бы уместной: здесь творчество евреев не было самостоятельно, и было оно из вторых рук. Среди них не было декабристов, разбудивших Герцена, мало было их среди народников. Не евреи создали в России прецедент покушений на Александра I и II. Это не их специфика. Русские стреляли в русских и еврей-эсер Канегиссер стрелял в еврея-коммуниста Урицкого. Не эта "вина" евреев - основная причина специфического варианта шовинизма, антисемитизма. Есть вина, но как упомянуто, и среди других народов. Следует согласиться с крупным Вашингтонским историком Семеном Резником ("Вестник", 2002г.,№ 14): "….еврейская масса была не более революционна, чем русская…Что же касается основной массы еврейства, то даже Шульгин признавал, что они к революции никакого отношения не имели, а "мирно зарабатывали свой ковалек хлиба" (с.25). Этой вине российских евреев-революционеров (включая несомненную вину террористов) предшествовал период безысходной депрессии.

 2000 лет изгнания, мученичества, рассеяния. Историческое прошлое минуло и, казалось, без возврата, а впереди - бесконечная темень1). Основной потенциал народа - в непроницаемом панцире. Враги еврейства догадывались о скрытых силах в этой тюрьме и радовались убожеству еврейских местечек-гетто. Оттуда нередко слышались голоса ученых, философов, поэтов, особенно там, где чуть ослабевал деспотизм (X-XI в. Мавританской Испании, XVII в.- в Голландии, вторая половина XIXв. и начало ХХ в. - в России). Анитисемиты неглижировали этими вылазками из окруженных крепостей и хотели видеть лишь тех евреев (лишенных воли к прорыву блокады), которые молились, были жалкими рабами и изворачивались в духовной изоляции подобно больному, который сосредоточился только на своих жалобах. Миллионы несчастных и впрямь надолго ипохондрически зациклились на вопросах самого еврейства. Единицы предприимчивых людей вырвались из этого кольца, двигаясь, хотя и по канату, но преуспевая в финансовой, промышленной или научной сфере. Остальные давали Дюрингам и Правдиным повод утверждать, что евреи - народ вырождающихся бездарностей.

 И до евреев в России, при них русские неоднократно бунтовали.

 Ведь и богатая русская земля с народом, давшим миру не один десяток духовных гигантов, мыслителей и художников, тысячи способных интеллигентов, миллионы достойных тружеников - и этот народ веками не выбирался из нищеты. Его угнетали, бесстыдно обжирались и жирели на хребтах своих братьев-русских людей, не давая им разогнуть свои спины. Другие народы терпели поражения,

_________________________________________________________________

1) В художественной форме это оцепенение народа, окрашенное, однако, характерным

национальным юмором, ощущается в эпизоде из совсем другого времени и другой ситуации (лаур.Нобелевс.премии Зингер И.Б., "Шоша", перев., М., 1991).

 Друзья беседуют в сумерках о бесконечных горестях 

- и говорю…с Богом….я спрашиваю:"Зачем нужно, чтобы все это существовало?"

- Нет ответа.

 Геня отворила дверь:

- Что вы сидите в темноте хотела бы я знать?

 Хайм улыбнулся: - Мы ждем ответа

 

Неурожаи, катастрофы, но оправлялись от бед и жили по-человечески. Русские же трудящиеся почти никогда не наедалисб досыта. Надо ли удивляться тому, что они предприняли попытку освободиться от гнета. Все ли было бессмысленным в этих трагических попытках?

 Вспыхнувшее в этой атмосфере революционное пламя было закономерно ( как и всюду, где правители уже не в состоянии удержать пресс, а низы уже не могут его терпеть). Пламя это проявилось отнюдь не в одной политической активности. В ли-тературе на древнееврейском и на языке идиш расцвел букет писателей и поэтов. Они уже не жаловались, а пели свободно - как все. Читателю знакомы имена этих певцов на русском языке. В 1918 г. вышла Еврейская Антология, сборник переводов "молодой еврейской поэзии".

 В своем предисловии М.О.Гершензон писал: "Я не знаю, что случилось с еврейством, я только свидетельствую: в этой книге - как прокаженный, который весь, как раньше, в проказе, вдруг поднял лицо…он в духе победил болезнь" (с.VII).

 Восхищаясь поэзией Х.Бялика, В.Ходасевич в 1934 г. писал: "Еврейская муза была как бы выведена из ее тематического гетто, в котором она была обречена однообразию и провинциализму" (с.448). В письме, полученном В.Ходасевичем от известного литературного критика М.Гершензона, о Х.Бялике, писавшем на древнееврейском языке, сказано и вовсе восторжено: "По сравнению с ним Вяч.Иванов, и Сологуб, и А.Белый - дети, легкомысленно играющие в жизнь, в поэзию, в мышление" (тот же сб.В.Ходасевича, 1991, с.449).

  В стихотворении Х.Н.Бялика (перев.Вяч.Иванова) звучат такие строки:

 …Великих равно - и ничтожных,

 И добрых, и грешных скитальцев.

 Вы тихо проходите миром,

 Как будто на кончиках пальцев.

 

 Но бодрствует око, слух чуток,

 Высокое - сердце приметит,

 Всем трепетом жизни прекрасной

 Биеньем согласным ответит.

 

 …Дыханием каждым и взором

 Служа в тишине Человеку,

 Вы лепоту духа струите

 В мирскую вселенскую реку

 

 …Но ваши, и в роде грядущем,

 Живые черты не увянут,

 И в лике едином, последнем -

 И лик ваш, и взор ваш проглянут.

 

  А вот уже и новые стихи поэта С.Черниховского (он же - ученый, врач и биолог, Одесса) в переводе Валерия Брюсова.

 

 Не миги сна в тебе, не миги в грезах сладких,

 Природа, вижу я: движенье, вечный бой! -

 …На берег я иду, где волны,.в буйных схватках,

 Ревут, и где могуч, стоит утес седой.

 …И там мне стыдно скал, что, встав над бездной моря,

 Снося удары волн, летящих тяжело,

 Не внемлют гулу вкруг и взносят ввысь чело.

 

И совсем новые стихи:

 

 Когда ночной порой рука скользит над лютней,

 И рвется от тоски певучая струна,

 …Тогда живу с тобой, о, Божий мир безбрежный,

 Свободы и борьбы всем сердцем жажду я,

 Со стоном всех миров летит мой стон мятежный,

 И с кровью всех борцов струится кровь моя…

 

 Легко себе представить, почему вслед за депрессией наступила реакция восторженного революционного оптимизма. И в русскую литературу влилась новая струя, объем и значение которой оценивать не мне. Обращаюсь к уважаемым русским литераторам-патриотам, которые все-таки прямо или косвенно выражают нелюбовь к нашему брату, еврею: разве эта струя повредила широко текущей реке русской литературы последних 70 лет? А если и были еврейские литераторы-грешники (подхалимы, ханжи, лакировщики и пр.), разве встречались они чаще, чем их собратья по перу - русские, украинцы, представители других национальностей?

 К предполагавшемуся сборнику рассказов молодых москвичей - бывших одесситов - И.Бабель написал предисловие, в котором, между прочим, были такие строки: "В Одессе каждый юноша - пока он не женился - хочет быть юнгой на океанском судне… И потому, что у них нет ни виз, ни английских фунтов, - поэтому Гехт пишет об уездном Можайске, как о стране, открытой им…, а Славин повествует о Балте, как Расин о Карфагене. Душевным и чистым голосом подпевает им Паустовский, попавший на Пересыпь, к мельнице Вайнштейна и нео-быкновенно трогательно притворяющийся, что он в тропиках. Третий одессит - Ильф. По Ильфу, люди - замысловатые актеры, подряд гениальные. Потом Багрицкий, Колычев и Гребнев моложе других в этой книге…."

 "Что за русский сборник" -скажет антисемит,- семь авторов и четверо из них - евреи, куды же бедному христианину податься? Конечно же,появление новых имен, новых красок своеобразного колорита, не могло повредить творчеству М.Горького (несколько позже - Алексея Толстого), В.Маяковского, С.Есенина, М.Булгакова, М.Шолохова, А .Новикова-Прибоя, В.Вересаева и В.Катаева, множеству русских звезд первой величины, сотням русских писателей, собравшихся через 12 лет на свой съезд в Колонном зале Дома союзов. Да и за рубежом творили не менее талантливые русские.

  Эпоха была в хмурых тучах, но литература не умирала. Казалось бы, скажем, чего только не сказали уже в прошлом об очаровании скромной русской красавицы-природы И.Тургенев, А.Фет и А.Плещеев, Л.Толстой и И.Бунин. Ан нет. В 1944 г. где-то в Мещерских лесах новый русский писатель живописует россыпи мягкого и глубокого снежного серебра, такого чистого, что нет на нем даже птичьих следов. Снег падает медленно, неохотно и отдельные снежинки останавливаются в воздухе, иногда даже подымаясь вверх, будто раздумывая, как незаметно лечь на землю. Снежные дорожки, огибающие обледенелые заросли си-рени, ведут к беседке с деревянными колоннами. Черные стебли дикого винограда цепляются за погнутые ржавые гвозди, вбитые в эти колонны. Это о виденном. А вот о слышанном (тобою сотни раз слышанном и обоняемом), но возвращенном тебе через "магический кристалл" волшебника-писателя: в поезде на безлюдном полустанке щелкают горячие трубы отопления, гулко дышит паровоз, в купе по-утреннему сонно, пахнет пылью и мандаринами. И чего только не "возвращают" нам меткие анализаторы русских художников и музыкантов. Им не приходится опасаться конкуренции, а тем более завидовать этим новым голосам. Не вносят

диссонанс в прекрасное поэтичесое многоголосие России строки поэтов с еврейской кровью.

 Скорей со сна, чем с крыш, скорей

 Забывчивый, чем робкий,

 Топтался дождик у дверей

 И пахло винной пробкой.

 

 Как ни богато море русской поэзии, вряд ли был в ней этот "нерусский нюанс" ("скорей со сна, чем с крыш", недаром эта строка Б.Пастернака так понравилась М.Горькому).

 Вряд ли можно спорить о вкладе евреев в литературу других народов. А уж о популяризации культуры страны проживания и говорить не приходится, особенно на волнах массовой эмиграции. В отношении культуры русской по этому поводу поэт И.Губерман с характерной для него ехидцей (еврей любит давать советы, особенно, когда его не просят) пишет:

 В любое окошко, к любому крыльцу,

 Где даже не ждут и не просят,

 Российского духа живую пыльцу

 По миру евреи разносят.

"Надо сохранить,- замечает Р.Абдулатипов,- патриот-дагестанец и патриот российский - отечество, нашу российскую соотечественность" ("Власть и совесть". М.. 1994, с.21-22).

 А вот уже не обогащающая цветная капля, а органическая часть русской поэтической волны, как бы новое подкрепление в артели бурлаков, возвышающих уже до небес свое "Эй, ухнем!"

  О, знал бы я, что так бывает,

 Когда пускался на дебют,

 Что строчки с кровью - убивают,

 Нахлынут горлом и убьют!..

Когда строку диктует чувство,

Оно на сцену шлет раба,

И тут кончается искусство,

И дышат почва и судьба.(Б.Пастернак)

 Нет , не диссонансом в русской культуре звучат и строки О.Мандельштама:

Мне на плечи кидается век-волкодав,

Но не волк я по крови своей!

Запихай меня лучше, как шапку, в рукав,

Жаркой шубы сибирских степей.

…Уведи меня в ночь, где течет Енисей,

Где сосна до звезды достает,

Потому что не волк я по крови своей

И меня только равный убьет.

 Это затянувшееся цитирование заключу стихами того же Б.Пастернака.

 

Что же сделал я за пакость,

Я убийца и злодей?

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли своей.

 Но и так почти у гоба

 Верю я, прийдет пора,

 Силу пошлости и злобы

 Одолеет дух добра

 

 На обсуждении (всерьез) этого вопроса в Союзе писателей Юлий Ким, полурусский-полукореец, ответил ярким сатирическим "Письмом". В нем есть и такие строки:

 Я думал, что я чистый в пятом пункте -

 И вот, как Пушкин, порчу генофонд,

 А мой язык, такой родной, привычный?

 Его питал полвека этот край!

 Так русский он или русскоязычный?

 Моя, Куняев, твой не понимай…

 

Ну, высок , высок процент евреев среди русских писателей, журналистов, музыкантов. Ведь и нас, ныне бедствующих медиков - много. И что же? Не производить же их отстрел? По какому признаку? С тем же основанием можно дискриминировать рыжих в Рязанской и блондинов в Тамбовской областях. Ведь не только в Петербурге трудно определить, какой процент немецкой или французской крови у иного типичного русака.. Не только в южных и восточных губерниях, но и в обоих Новгородах и Владимире, если копнуть - до каких только кровей не доберешься. Если генетическая линия новгородского или владимирского писателя и безупречна, чиста, чиста, разве, право же, помешает ему голос М.Жванецкого или И.Бабеля из Одессы, О.Мандельштама или И.Бродского из Петербурга или Б.Пастернака и В.Гроссмана из Москвы? Не повредили и русскому литературоведению ни Б.М.Эйхенбаум, ни Ю.Н.Тынянов, а М.О.Гершензона В.В.Розанов назвал Левитаном русской литературы ("Оба умели схватить как-то самый воздух России".

 В море русской и мировой культуры в последние столетия стали вливаться потоки и еврейской журналистики. Это и первая еврейская "Газета де Амстердам"(1625) и "Нью Йорк Таймс"(основана в 1851 в новом Амстердаме, семейство Окс ее превратило в самое влиятельное издание мира); это и лондонские "Джуиш Кроникл", "Юропиан" и немецкая "Ди Вельт", и еврейские газеты России. Навыки талмудических дискуссий пригодились для новых форм деятельности. Журналист Этан Финкельштейн пишет: "Вечно преследуемые, нигде и ни в коей мере не приобщенные не только к власти, но даже к обществу и государству, евреи увидели в появлении газеты способ сказать свое слово, оказать какое-то воздействие на окружающее население. До этого они могли оказывать влияние исключительно на сильных мира сего - королей, вельмож, наместников. Причем только с помощью желтого металла" ("Форвертс", 2002г., № 338, с.20). Вынут бандитский кляп из еврейских ртов, разверзлись уста.

 Истинно любящий свое дело, свою родину, высоко оценивающий своих сограждан, не считает, что они должны кому-то (включая евреев) завидовать. Еще раз вспомним черчиллевское "Мы не глупее их" ( в этом утверждении еще содержится амбициозное заявление о неущемленном собственном "Я"; неглижирование же этого "Я", обращенность к интересам окружающих людей, их истинное братство, бескорыстное сострадание - это уже высшая степень благородства). Вместо зависти - сострадание, которое есть не горькая боль, а форма блаженства. "Блаженны плачущие". Продолжение этой идеи, согласно требованиям всех конфессий - покаяние. Оно, однако ("запаздывающая совесть" по В.Свинцову), включает некий элемент мазохизма, наслаждения от самоуничижи-тельного словесного акта. Здесь же речь о самоотдаче с отказом от гордыни, от упрямого субъективизма. Мы сотни раз убеждались в этом на примерах истории науки. Как только исследователь освобождается от цепей субъективизма (своего прежнего понимания проблемы), как только он сказал себе "не знаю", он начинает путь от незнания к знанию, к истине.

 Что касается непропорционального обилия евреев среди руководящих работ-ников в первые десятилетия советской власти, то это было. Такую их концент-рацию объясняют, и с этим нельзя не согласиться, объективными обстоятельствами

Так бывало и в прошлом. И в Италии XIX в.евреи участвовали в национально-освободительной войне в легионах Мадзини и Гарибальди; в Сицилии и Неаполе участвовали евреи-герои; вместе с Бисмарком евреи боролись за объединение Гер-мании; в Пруссии они стали государственными деятелями, офицерами и солдатами. Даже в России Романовых Николай I -й выразил удивление по поводу патриотизма этого народа и принес благодарность за участие в Отечественной войне. Во время Русско-Турецкой войны евреи-содаты увлекали своих русских товарищей, бросаясь в пропасть с молитвой "Шма-Исраэль".

  Как только Александр II покончил с насильственным призывом в армию еврейских детей и юношей, как только открылись двери учебных заведений для евреев, ими была создана русская банковская система. Она способствовала индуст-риализации России, а железнодорожный король Самуил Поляков соединил стальными рельсами Восток и Запад страны..

 В Великую Отечественную войну этот народ был одним из первых по относительному числу Героев Советского Союза. Это, естественно, касается патриотизма евреев и других стран.

 Что касается вспышки революционной энергии евреев России, следует учесть, что к 1905-му и 1917-му годам здесь накопился большой материал возмущения, созрели гроздья гнева не только русских рабочих и крестьян, но и представителей других наций, включая интеллигентный слой евреев. Пришло время выхода некоторых евреев из упомянутой депрессии. Это были в большинстве люди идейные, нередко фанатически преданные революции, активно проявившие себя в гражданскую войну.

 В книге "Л.С.Выготский, начало пути" (Иерусалим, 1996) приводится разговор молодого человека из Гомеля с его отцом. В ответ на уговоры оставить революционную работу он спросил отца: "У тебя болит душа за самарских крестьян?" И продолжил - "А у меня болит!". Читаешь и невольно вспоминается хлопец, который "хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать". Ни дать - ни взять - космополит-украинец. А в его товарищах евреях еще было сильно сознание освобождения от образа якобы трусливого еврея. Волостная, окружная и столично-государственная деятельность была органическим продолжением деятельности революционной и военной. Как всегда в политике, было все: и энтузиазм, и жестокость, и идейное вырождение, и кумовство - ничего национального. Это была правда, в которой есть и чистые, и грязные грани. Правда и то, что среди жертв сталинских репрессий евреи опять заняли печальное "избранное" место. Из 830 погибших высших командиров 207 были евреями. А вот кривда сплошная: она опубликована в органе ЦК комсомола от имени всей редакции журнала "Молодая гвардия" в 1990 году. Выдвигается обвинение участникам работы правительств, начиная с первого Совнаркома во главе с Лениным и кончая соратниками Сталина: евреи составляли-де абсолютное большинство. Газета "Известия" (1990, № 241) назвала домыслы антисемитскими бреднями и документально доказала, что этот журнал повторяет черносотенную пропаганду о "еврейской большевистской революции". В первом совнаркоме, обра-зованном на 2 съезде Советов 26.10.1917 г. было 15 человек: 13 - русских, 1 грузин Сталин, 1 еврей Троцкий. Тем не менее "Молодая гвардия" в статье И.Савельева в июньском номере 1990 года сообщает о членах первого Совнаркома: евреев - 16 ( из 15 возможных). По данным журнала в правительстве в 1920 году якобы было 77% евреев; в военном ведомстве - 76%; в юридическом - 95%. Между тем в правительство попрежнему входило 15 человек: глава Совнаркома - Ленин, нарком внутренних дел - Дзержинский, иностранных - Чичерин, труда - Шмидт, юстиции - Курский, финансов - Крестинский, путей сообщения - Красин, земледелия - Середа, просвещения - Луначарский, здравоохранения - Семашко, социального обеспечения - Виноградов, почты и телеграфа - Подбельский, национальностей и госконтроля - Сталин. Военное ведомство возглавлял Троцкий - один еврей.1) Да и ЧК не было "жидомасонским": 77% русских и только 23% составляли лица других

 

_____________________________________________________________________

1) Может быть И.Савельев считал "правительством" инспекторов, бухгалтеров, курьеров?

 

национальностей, в том числе евреи. Даже до 1927-го года, при самом высоком "засилии" евреев, в аппарате Москвы русских было 83,7%, Ленинграда - 82,5%.

Какое уж "засилие" всех нацменьшинств в многонациональном государстве? Между тем вся история цивилизованного человечества доказала: режимы (от Спарты и до деспотий Гитлера и Сталина), пренебрежительно обращавшиеся с меньшинствами и слабыми, всегда терпели фиаско.

 Большинство ли, меньшинство ли составляет определенная нация в стране, всегда в выигрыше оказывались те правители, которые руководствовались принципом: " не национальность, а умение". Кто станет отрицать, что музыкальной ритмикой, моторной ловкостью одарены особенно африканцы. История показывает, что и многие евреи обнаруживают особые умения. Эти особенности проявлялись на разных этапах истории в земледелии, скотоводстве, ювелирном деле. С развитием капитализма потребовались финансы на содержание армии и административного аппарата. И тогда Карл V, Людовик XI, Ришелье, Мазарини, Кромвель, Фридрих-Вильгельм Прусский, Фредерик Великий и др.вла-стители оценили еврейский финансовый гений. Еврейских специалистов стали приглашать на Запад, где они создали важные банковские организации. После Октябрьского переворота те же способности были затребованы и большевиками. Эта окраска еврейской ментальности не специфична и весьма выражена у англи-чан, немцев, французов и др. Естественно, что не существует гена финансов, как нет и генов бега или танцев, речь о хорошем вероятностном предвидении. Так африканские племена отличаются высокой способностью вероятностного предви-дения в микроинтервалах времени - моторной ловкостью. Евреи, видимо, относятся к племенам с хорошей способностью к вероятностному предвидению в макроин-тервалах времени, к предвидению и оценке новых ситуаций. У них хорошо развиты комбинаторные способности. И все же, в настоящее время, пока человечество же-лает группироваться по национальному признаку, меньшинство не должно управ-лять большинством. Не должно и казаться, что меньшинство управляет не только в политических, но и других сферах. "Лучше кусок сухого хлеба и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором" (кн.притчей 17, 1)

  Существуют националистические предрассудки и так называемые меньшинст-ва не должны дразнить ревнивое большинство. Вовсе не унизительно это для рус-ских евреев, нашедших свое место в жизни вне сферы управления - для Маршаков, Райкиных, Роммов, Плисецких, для физиков Ландау, Харитонов, Зельдовичей, Френкелей и многих тысяч заводчан, врачей, экономистов, учителей и др.

 Впрочем, и в любой другой - неуправляющей - сфере, например, в университет-ской, случается концентрация евреев, как было в Одессе: это на подобной почве Новороссийского (Одесского) университета пробилось к свету ядовитое зелье студента Пуришкевича..

 Уж на что "приватна" деятельность свободного художника, композитора, поэта - ни на чью должность не претендует, а когда в печальной памяти 80-е годы XIXв. прошли юбилейные даты скульптора М.М.Антокольского, поэта С.Я.Надсона, композитора А.Г.Рубинштейна, великого актера В.Н.Давыдова (все еврейского происхождения), не простили антисемиты: "Почему такая честь?".1) 

 Все сказанное вовсе не означает, что и в той вине, которая связана с излишней политической активностью, существует нечто национально специфическое. Также и фанатизм, ранее действительно как-то выделявший религию Иудеев, свойстве-нен ряду приверженцев других конфессий 2).

 Это касается и таких якобы прегрешений как изобретательство и предприимчивость. Это вина не жертвы, а хищника антисемита - его специфичес-кого вкуса, специфических "ферментов".

 Возможно, что специфическое "льготное" и столь устойчивое положение антисемитизма сравнительно с другими вариантами национальной розни, обусловлено перенасыщенностью раствора национальной подлости, высоким процентом "плохих людей" и особой выраженностью этой подлости у евреев? Если уж о количестве, мы были бы неискренними по отношению к читателю, демонстрируя национальную скромность, отрицая факт определенных количественных положительных характеристик, нравственных и интеллектуальных возможностй евреев (Моисей, Соломон, Спиноза, Фрейд, Винер, Селье, множество других гениев, Нобелевских лауреатов и пр.). Этот факт поддается процентному анализу. Сравнительная же с другими народами концентрация подлости и степень ее выраженности в отдельных индивидуумах по многим причинам - не рассчитать. Дитейские наблюдения показывают, что Искариоты и Л.Мехлисы составляют не больший процент, чем Торквемадо, Гитлеры, Иваны Грозные и Сталины в соот-ветствующих этносах. Что касается концентрации подлости в каждом деспоте или другом патологическом типе…. Можно ли по этим критериям определить степень семитской вины и вины антисемитской?3)

 Качественная оценка любого насилия, атавистической злобности, выражая в чем-то и количественную ее последовательность, представлена в психологии в следующем порядке: 1)насилие игровое, 2)насилие реактивное, 3)насилие провоцируемое. Насилие - месть, порожденная разочарованием в вере и любви к жизни делает личность особенно циничной (в средствах все позволено). Так как жизнь мстителя обделила его, это отчуждение жизни распространяется насильником и на самого себя ("жизнь - копейка").

 Известный историк М.Я.Гефтер в своем последнем перед смертью выступлении на Казанской конференции по народофобии (1994) говорил: чтобы непереносимость перешла в следующую ступень - в убийство, "…нужны дополнительные факторы, дополнительная и н т е н с и в н о с т ь  импровизации, дополнительная сила внушения и дополнительная слабость внушаемых " (с.5 - разрядка наша - Я.П.).

___________________________________________________________________

1) Так и хочется спросить этих ревнивцев: разве унизительно для достоинства француза признание заслуг русской женщины Д.Верни, которой президент Франции вручает Орден Почетного легиона за заслуги перед Францией?

2) Выдающийся историк С.Резник утверждает: "Постулируемая Солженицыным суперреволю-ционность евреев - это миф, причем он восходит к тому времени, когда евреев вообще не было или почти не было" ("Вестник", 2002, № 14, с.25).

3) И в современной антисемитской журналистике отрицательные черты отдельных евреев количественно преподносятся гиперболически как "сионистское" нашествие на Россию. Только они-де, а не великое множество Потаниных, Вахромеевых, Черномырдиных, равно как и тысячи жадных директоров и чиновников пожирают зарплату и производственное и финансовое благополучие страны.

Если опираться на количественные факторы, то переход в специфическое качество подлости человечество наблюдало в действиях немецких фашистов. Жестокость вообще, жестокость военных - это почти банально, но изощренное уничтожение 6-ти миллионов евреев - половины целой нации - это специфично. Это уже не одно количество, а - качество немецкого фашизма. Это качественно новое с п е ц и ф и ч е с к о е явление по своей опасности сравнимо только с опасностью атомной бомбы: в обоих случаях речь идет о самоуничтожении человечества. Прецедент Холокоста - лишь первый звонок. Оснований для благодушия нет.

 Даже после Холокоста антисемит Дуглас Рид писал в книге (конечно же, с радостью перепечатанной "Современником"), что проблема преследования евреев Гитлером - надуманная : " …число жертв соответствовало их процентной доле в населении" (так и написано). Редакция журнала, солидаризируясь с автором, добавляет: не Гитлер инициировал войну, а "кагал" (печатным шрифтом, при "яс-ном" уме.- 1994, № 10, с.183). И после Гитлера и Холокоста кое-кому неймется продолжить начатое им. А тезис - все тот же : специфического явления -  антисемитизма - нет, семитизм же, как явление отрицательное, якобы есть.

 Итак, доля специфической вины в антисемитизме - это специфично по количеству и качеству. Доля же вины определенного количества семитов по существующим критериям не может быть определена как превышающая таковую среди других народов. По свидетельству Н.С.Лескова и других исследователей она меньше. Несправедливые войны, порабощения, убийство в Колизее, на кострах, в концентрационных лагерях, ГУЛАГ'ах, в газовых камерах - чего больше в каком народе?

 Модель германского фашизма в силу апокалипсического перенасыщения его садизмом, казалось бы, опровергла установленные веками понятия народной вины. Независимо от юридической правомочности Нюрнбергского процесса во весь рост встал вопрос о вине немцев-фашистов. Реально специфическим явлением, как и вопрос о вине фашистских главарей и фашистской идеологии, Цивилизованное правосудие не признает уголовного преследования за определенную идеологию. Однако правовые принципы складывались исторически,и когда опыт истории преподнес человечеству прецедент фашизма, оно внесло поправку в форме Нюрнбергского процесса. Вслед за этим статьи кодекса, ограждающие общество от фашистской идеологии, были приняты в Германии и Италии, а также в Австрии, Дании, Нидерландах. До опыта Холокоста кодексы не знали статьи, осуждающей уничтожение целого народа. Коль скоро такой вирус стал исторической реальностью, против такого антигена потребовалось соответствующее антитело, против специфического яда - специфическое противоядие: специальная статья кодекса1).

 Конечно же, специфическая вина лежит на идеологах и функционерах фашизма, а не на народах в странах их "обитания".. Юридическое же определение фашизма - не такая уж туманная проблема после столь конкретного германского опыта. Или - в несколько ином аспекте - польского.

 Пока российские неофашисты изощряются в оправдании своей преступности отсутствием якобы юридической определенности понятия "фашизм", последний открыто кричит о себе в его национал-социалистических листках и брошюрах. Не говоря уже об откровенно рекламирующих себя как антисемитов Барка-Макашовых, "Кондрат"'ов и пр., достаточно прочесть одну-две статьи "солидных" авторов-антисемитов. Так "Советская Россия" за 5.01.99г. опубликовала статью В.Распутина, в которой автор утверждает, что в России невозможны еврейские погромы ( ! - см.гл.6 данной кн..), что фашистами являются сами евреи и что из Холокоста, "… из своей национальной беды евреи сделали бизнес". Из одной только подобной статьи явствует, что лицо фашизма и антисемитизма со всех сторон четко определилось жуткой историей человечества. Если бы понадобились специальные психоаналитические тесты на антисемитизм, достаточно было бы одного. Если в разговоре на эту тему испытуемый умалчивает об Освенциме, или как в данном случае, кощунствует по этому поводу, можно поставить диагноз "антисемит". Так же, как диагноз "вооружен и опасен", "террорист",следует поставить человеку, размахивающему атомной бомбой.

 Многие не сознают опасность арьергардного огня и откровенной лжи в утверждениях, что нет якобы юридического определения контуров понятия "фашизм" Ничего себе "нет определения"! И это - после перемолотых этим "неопределенным" чудовищем миллионов жертв. Есть это определение даже в "Советской энциклопедии", если очистить его от коммунистической риторики. В прекрасном изложении А.Мелихова, а также А.Тарасова ("Дружба народов", 2000, №2) неотъемлемые черты этого дьявола - арийский расизм и антисемитизм. Последний - не один из видов агрессивного национализма, а облигатный признак фашизма. Он отличается от агрессивного колониализма стремлением установить иерархическую структуру народа, прежде всего собственного, подчинить или уничтожить "низшие" народы на основе безальтернативной идеологии. Так что споткнулись законотворцы и законопрактики не на юридической трудности. Машину застопорили неофашистские элементы конъюнктуры. Потому что: Судьи - кто? Один из психологических механизмов этого торможения - функциональная агнозия (см.гл.7). В облике конкретных личностей чужой общности, в их врожденных и приобретенных воспитанием чертах фашист (или прикрывающий его политик или судья) воспринимает чуждую расу как нечто нежелательное.

________________________________________________________________________

1) Не было повода для подобной юридической статьи в Германии И.Гете, И.Шиллера, И.Гердера, воспевавших способности человеческого духа к совершенствованию, к возвышению к небесным вершинам. Относительно антисемитизма еще в 1907 г. А.Бебель писал: "…в Германии ему никогда не удастся оказать сколько-нибудь заметного явления на общий строй государства и общественной жизни". ("Социал-демократия и антисемитизм", СПб, с.1082). И в 30-е годы для правительств и общественности клич "люди, будьте бдительны!" еще не звучал повсеместным императивом. Количество и качество подлости в массах немцев уже накоплялось и издавало дьявольское шипение и зловоние. Даже к периоду Мюнхенского сговора человечество не определило юридически криминальную сущность фашизма, как ныне - терроризма.

Специфическая вина немецких фашистов не оправдывает право на антигерманизм. Это подтверждается не только вечными принципами Ветхого и Но-вого заветов. Это подтвердила и историческая практика искреннего покаяния немецкого народа.

 При всей чудовищности бреда немецких фашистов в сороковые годы (и при всей силе нынешних неофашистов), сам факт покаяния многих немцев лишний раз указывает на резервы духа народа, преодолевшего свою чумную эпидемию. Не дух ли Бетховена и Гете, Гумбольта и Бисмарка ожил в миллионах немцев? В их стыде за содеянное их отцами?

 Не брат ли Шиндлера, немец Густав Шеллер в 1993 г. фрахтует теплоход "Дмитрий Шостакович" и бесплатно перевозит евреев в Израиль? Ныне прославленный в США пианист, композитор и певец Билли Джоэл, внук одного из главных еврейских меценатов дофашистской Германии, Йозефа Неккермана, вспоминает слова деда: "Если не любишь антисемитов, поезжай в Германию, там распространенного антисемитизма больше никогда не будет". Заметим, фашисты этого деда ограбили, близких сожгли в Освенциме.

  Делом политиков, юристов, сатириков и других деятелей любого народа является высвечивание вины их представителей. Не дожидаясь суда со стороны. Уж кого-кого, а евреев (как, скажем , и "армянское радио") не обвинишь в дефиците самокритики. Остается вопрос о ее действенности, о готовности к само-усовершенствованию - много вопросов. Но один из важнейших - способность посмотреть на себя "со стороны".

 

 

 4.В. Спесивцы - "аристократы"

Заносчивые типажи, строящие из себя аристократов, встречаются в России, стране сплошной грамотности, не так уж редко.

 Мой тесть во время Великой Отечественной войны чуть не попал в плен к немцам. Окружение уже казалось неизбежным и в окопе-землянке вдруг, как ножом резанули слова соседа, знакомого по мирному времени, и всегда строившего из себя "аристократа":

 Вы, Абрам Яковлевич, держитесь уж подальше, чтобы не приняли и меня за еврея. Вы же понимаете….(С горечью тесть вспоминал это "Вы же понимаете" и неуместное обращение по имени отчеству). Вне этого случая и он, и я за всю войну подобного не знали, в памяти - товарищество.

 Аристократы - это буквально властвующие "лучшие", принадлежащие к управ-ляющему меньшинству, к знати. Если, однако, к ним относить, как это было, например, в юнкерской Пруссии, лиц из очень древних семей, состоящих в родстве с королевскими родами, многих иудеев можно считать аристократами. Некоторые евреи, аристократы в кавычках, иногда тоже становятся рассадниками антисемитизма, или, по крайней мере, некоторого экстраполирующего недоброжелательства ("все они такие"?). Они могли бы его избежать, если бы проявляли заботу не просто о престиже, но и о безопасности своего многострадаль-ного народа. Ведь они у всех на виду.

Знаю много российских евреев, сохранивших мало национальных черт в силу известных условий. Они по существу ассимилировались, не ведая ни языковой, ни бытовой, ни другой национальной культуры. Если бы им иногда не напоминали об их происхождении, они об этом и задумывались бы мало. К ним нет претензий, это часто и бывал не их выбор.1)

 Другое дело - типажи, активно воротящие нос от евреев, избегающие контактов с ними - не дай бог кто-нибудь заподозрит их в национальных симпатиях. Больше того, они как бы усваивают черты антисемитов. Комизм их положения в том, что среди них много обладателей типичной еврейской внешности, речевого акцента и пантомимики. Чаще всего это экстраверты. Некоторые из них любят говорить : "Мы, русские…" Историк еврейства Сергей Лезов (1994) таких даже относит к категории антисемитов ("интероризированных"). Их самолюбию часто наносят оскорбление юдофобы, к которым эти льстецы льнут. Хотя некоторые из них и до-биваются определенного общественного положения, они в общем-то маленькие люди.

 У других спесивцев, интравертов, и потому, казалось бы , более сдержанных, спесь, тем не менее, выпирает вперед с нижней челюстью, она впереди, как прыщ на носу. У них имеется, может быть, и искренняя брезгливость к местечковой обы-вательщине, но это брезгливость той же разбогатевшей чистюли, вышедшей в барыни и забывшей о нищете своего детства, как и о спутницах ее. "Позитура" подобных гордецов в такой степени дискредитирует мой жизнерадостный и открытый миру народ, что распространяться о них нет охоты. Это про такого типа "англичанина", бывшего коммуниста, Э.Севела написал: "….с еврейским акцентом, британской надменностью и коммунистическим металлом в голосе".2)

 Много ли их, как и фигляров, авантюристов, фанатиков, честолюбцев, завистников?

  Вряд ли требуются особые статистические выкладки, чтобы оценить урон, наносимый социальным интересам общества (и попросту доброму вкусу) этими типами. Это явление эпизодическое, частное и редкое. Этот не лестный вариант эгоистической и трусливой самозащиты встречается, естественно, не только среди евреев. Известный гуманист, психиатр и литератор М.И.Буянов (Дело Бейлиса, 1993) сделал наблюдение: среди армян, чья горестная национальная судьба так род-нит их с евреями, встречаются иногда антисемиты. Они как бы подчеркивают свою непричастность и удаленность от "чумного" еврейства. В условиях дискриминации это встречается. Вот строки из романа Л.Юзефовича "Князь ветра" о чудовищной ненависти членов некоей секты Михаила Архангела к своим бывшим единоверцам: "С такой суетливой страстью обрушиваются лишь на что-то бесконечно родное, за то и ненавидимое, что невозможно забыть о своем с ним родстве". Альберт Эйнштейн говорил: "Чтобы быть хорошими американцами, мы должны становить-ся лучше как евреи". Так говорил и Луис Брандес, чью кандидатуру в Верховный

______________________________________________________________________

1) Было бы смешно упрекать американского писателя Сола Беллоу в том, что он не захотел оставться Соломоном Белоусом…

2) Нельзя без любовного волнения вспомнить о положительном антиподе - о великом французском драматурге и актрисе Ясмине Реза. Она с гордостью заявляет о еврейских родителях из местечка Янновец и об источнике лапидарности своей драматургической речи:- "Так говорил мой отец, так говорил мой дядя. Это вообще еврейский стиль речи".

суд США в 1917 г. выдвинул Вудро Вильсон. Франклин Рузвельт считал этого юриста образцом высочайшей морали. Брандес высказывал презерение к лицам, чуждающимся своего еврейства в многонациональной Америке. "Человек,- говорил он, - может быть лояльным к семье, городу, штату, стране и не должен опасаться, что эти лояльности вступят друг с другом в конфликт". Подобные лояльные евреи - аристократы без кавычек. Здесь речь об аристократах в кавычках.

  Как ни высока ответственность великих, никто не вправе надевать на них непосильно грузные нравстенные вериги - они живые люди. Не стоит принимать в расчет злобных критиков, которые даже в образе гуманнейшего Эйнштейна выискивают повод для хулы, назойливо роясь в его спальне и в его белье (просто так, без надобности конструтивного анализа общественно важных сторон деятельности гения). И все же трудно удержаться от упрека в отсутствии достаточ-ного чувства ответственности у некоторых выдающихся евреев, не пожелавших ограничить свободу житейскихъ страстей-слабостей перед лицом антисемитского окружения.

  Так отдельные талантливые деятели литературы в пылу искрометного юмора и фонтанирующей речевой мелодии пользуются и скабрезностями, и обнаженными анатомическими детализациями, как бы наслаждаясь безбрежной свободой всякого самовыражения, включая физиологическое. Дискуссия с современными литературными и кинематографическими нудистами бесполезны (это мы уже проходили, переболеют). Укажем лишь на один факт: удавалось же Леонардо да Винчи, Льву Толстому, Федору Достоевскому или Михаилу Салтыкову-Щедрину беспощадно обнажать, глубоко копать во всех сферах и спасать мир красотой без заборных терминов анусно-генитальной физиологии! И зачем еврею (а оборачивается - еврейству), кроме всех заслуженных и незаслуженных ярлыков, еще и печать циника?

 Другой выдающийся еврей, близкий мне еще по школьным годам, всемирно известный ученый, в ком творческий азарт кипел вулканически, считал, что в его положении дозволено все, включая разудалую волюшку ("разойдись рука, раззу-дись плечо!") открыто пьянствовал и прилюдно развратничал. Разве при таких талантах трудно сохранить обаяние любви и веселья без демонстрации похоти кабацкого шума? В украинской народной мудрости содержится речение:

- Такый умный, що аж дурный.

 Особого рассмотрения требует вопрос о многочисленных корректных и достойных в других отношениях "евреях-аристократах", которые как бы стыдятся касаться проблемы антисемитизма и еврейского вопроса вообще.. Они при этом густо краснеют и переводят разговор на другую тему - в доме повешенного не надо говорить о веревке. В обществе людей, касающихся еврейской шутки, пословицы, обычая (не говоря уже о самой проблеме межнациональных отношений) они чувствуют себя некомфортно, это им кажется бестактным. Такт подсказывает им, что собеседнику разговор об антисемитизме удовольствия не доставляет. Бесполезно и опасно дразнить гусей. Если как-то обозначать эту разновидность еврейского "аристократа" такого рода, его следовало бы назвать так:близорукость типа "голову - под крыло!"

 Встречались иногда и ренегаты типа Якова Бронфмана, повторявшего навет о ритуальном использовании крови христианских младенцев, или печально известного Цезаря Солодаря, бесстыдно клеветавшего в адрес современного еврейства. Нам известны имена наших подлецов и наших дураков. Это только в дискуссии с врагами З.Жаботинский парировал: еврейский-де народ имеет право, как и прочие народы, на своих подлецов.

 Автор сознает, что представленные в этой главе нравственные и поведенческие слабости отдельных евреев могут послужить материалом примитивным и недобро-совестным подстрекателям ("глядите, даже они сами не могут не признаться"). В этой связи призываю читателей и оппонентов обратиться к брошюре Н.С.Лескова "Евреи в России" - самому убедительному документу, неопровержимо доказываю-щему: количество излучаемой энергии добра и пользы евреев России не меньше соответствующих количеств этой энергии русских, французов и итальянцев. Никакого зла специфического евреи не причиняют.

 

 

4.Г. Жадные стяжатели

 

 Что экономические факторы оказывают существенное влияние на межнациональные трения и являются даже одной из их причин - хорошо известно. Если в представлении многих обывателей, или иного сановника,или даже в изображении крупных художников слова скупые ростовщики, рвачи и выступают особенно выпукло под фамилиями евреев, это вовсе не свидетельствует о какой-то специфической жадности еврейского народа. Это, наоборот, говорит о специфике самого антисемитизма. В представлении антисемита дискредитируемому еврею подобает место лишь подчиненного, это-де норма для него. Преуспевающий еврей - находка для ненависти антисемита. Иудея серого и безропотно покорного он готов терпеть.

 Мне часто приходилось наблюдать определенный тип иудея, который в рабочих и других коллективах живет материально и душевно терпимо, даже комфортно по одной причине : многим окружающим импонирует его низкий интеллектуальный уровень. Помню местечкового кузнеца, малограмотного добряка. Не только его массивная фигура, но и его появление на улице в одной нижней рубашке не вызывало нездорового интереса окружающих. Не помню и демонстративных насмешек по поводу его наивных вопросов. Так, например, наслышанный о чудовище -паровозе, он спросил как-то:

- Папа, а что, если паровоз попадет в лужу, он делает плюх?

 Прошли годы и судьба привела меня в г.Винницу на завод "Молот". Каково же было мое удивление, когда увидел на доске почета кузнечного цеха портрет давнего знакомого…я не без интереса (в качестве временного редактора заводской многтиражки) наблюдал за моим земляком. После работы я проводил домой моего презентабельного спутника: наглаженные брюки, галстук. Он представил меня своей жене, дебелой, добродушной женщине. Счастливая пара. И в цеху никто о нем дурного слова не говорил, а его общественное положение соответствовало высоте, на которой сияет портретами доска почета.

 Среди встречавшихся мне на фронте соплеменников были солдаты и офицеры посредственного общего развития, то тихони, то экспрессивные весельчаки, а порою бесстыдные матерщинники,или забияки, которые не испытывали ничьей неприязни (ну, кроме, может быть, редкого "лестного" замечания: "ты, хотя и еврей, а - хороший человек"). Преуспевающего же еврея антисемит стерпеть не в состоянии. Если один из них или несколько оказались во властных структурах, неизбежен ропот толпы ("всюду - они"). Как, однако, любому меньшинству (в том числе национальному) сохранить самодисциплину? Это трудно в сфере экономической, где основные рычаги, да и сама сущность - в конкуренции. На вершине ее волн оказываются не только предприимчивые личности, но и нувориши всяких мастей. Опыт первоначального накопления капитала в Европе и Западном полушарии, а ныне и опыт "новых русских" неопровержимо доказывает, что жадность и стяжательство - явление не специфически национальное. Однако, наибольшее неприятие встречают дельцы из национальных меньшинств. В России это ныне преимущественно "лица кавказской национальности", но, как обычно, задевает это неприятие и евреев. Привожу рассуждение моего товарища из Набережных Челнов.

 "Город наш строился, как Америка - приезжими, кому не удалось свое благополучие в оседлости. Это были и люмпены, и мечтатели-энтузиасты, и авантюристы криминального или (что весьма близко) политического толка, и закомплексованные неудачники, и способные люди, которым до этого не повезло. Все службы, включая и властные, находились на виду у всех. Стреми-тельно возникали и гасли карьеры, все противоречия и страсти становились особенно острыми. А тут еще настал "парад суверенитетов" и наш татарский национализм, дотоле скрытый, создал благоприятную почву для разрядки комплексов тех, кто не обладал другими возможностями самоутверждения. Для этого, по мере экономического, технического и всякого другого роста города, пришелся к месту интеллектуальный и энергетический зарад вашего брата-еврея. Не скажу, что они "все заполнили", но в атмосфере честолюбивых туманов они стали вызывать зависть и наших "националов". Не говоря уже о неприятии тех из них, кто просто занимается нечестным бизнесом. Вы знаете, до недавнего времени мусульмане относились к иудеям благороднее, чем христиане. Здесь же, в этой разношерстной националистической толпе, некоторые в их разоблачении нашли, наконец, и себе пищу для самовыражения. Я даже пытался увещевать коллег из их газеты "Алтын орда" - трудная задача".

 Я слушал своего доброго товарища и с огорчением думал об одесских евреях-налетчиках, об обвешивавших торгашах-евреях Советского периода, о нынешних делягах-евреях, ввязывающихся в мафиозные структуры. Пусть их и немного сравнительно с массой жуликов других национальностей, но тем и спе-цифичен антисемитизм, что он по закону доминанты притягивает и адресует ненависть со всех сторон к одному, пусть и немногочисленному, очагу, к "чужаку".

  Не могу осуждать Ротшильдов, Рокфеллеров, Хаммеров, Мердоков, Соросов: их обогащение было материальным и культурным обогащением стран, в которых протекала их деятельность. И все же, по этому поводу во мне зарождается кощунственное сомнение: следует ли (с позиций нравственных, не говоря уже о позициях безопасности для соплеменников) в условиях рассеяния завоевывать кресла и в высоких финансовых сферах? А уж если невтерпеж, в этих сферах можно найти свое место в своей национальной среде - как ни тесны пределы Израиля. Сама по себе потребность материального превосходства - самая примитивная форма самоутверждения, но и самая намагничивающая лез-вие ненависти. Естественной гордости человека любой национальности, тем более еврея,, вовсе не противоречит материальное положение "середняка". Его пресловутая избранность относилась к прошлому и относилась она не к материальным льготам, а к эстафете Библии1). Пусть антисемитизм и не лучшая награда еврейскому народу за передачу Его слова людям земли через Моисея, а затем через Христа. Пусть, но еврейскому народу не следует "качать права", он и без материальных льгот богат Его словом - уже более 3000 лет.

 Итак, среди всех этносов бывают авнтюристы-фигляры, фанатики, спесивцы, стяжатели и др. личности спорной привлекательности. Встречаются они и среди евреев, отнюдь не чаще, чем в массе остального населения.

 Специфического зла, проявляющегося целым народом, не бывает. Зло же, инициируемое определенными элементами, часто властвующими в составе основного этноса- его знает история хорошо прослеживаемой двухтысячелетней цивилизации. Однако, исторический процесс не создавал прецедентов вовлечения еврейского н а р о д а в подобное - специфическое зло. Достаточно проследить это на двух известных примерах.

 1. Садизм цивилизованных римлян, наслаждавшихся зрелищем гладиаторских побоищ. Что бы ни говорили об оправдывающих мотивах, об "историческом ракурсе" и пр., со стороны иудеев тех лет подобное и вообразить нельзя. В те самые годы иудеи подарили миру (вслед за давним законодателем Моисеем) - Христа.

 2. Холокост. Освенцим в стране Гитлера и террор в застенках Сталина. И в последнем случае евреи (если говорить о его народе) больше страдали, чем творили агрессию.

  Евреи принадлежат к числу этносов, которые не навязывали своему или другим народам судьбу истязаемых жертв. Поэтому силы, приписывающие им такую специфическую вину, ставят себя в положение пользующихся нечестным зовом: "Держи вора!"

  Это особенно четко прослеживается в попытках обвинить еврейский народ в стремлении к "мировому господству" и в русофобии.

____________________________________________________________________-

1) Избранность - ответственность. Да, "Только вас Я познал из всех племен земли. Потому и взыщу с вас…"(3.2)

Но не отличается еврей по природе ни от филистимлян, ни от сирийцев.

  "Не вывел ли Я Израиль из Египта.,

  Как филистимлян из Кафтора

  и сирийцев из Каира (9.7).

В силу этой ответственности судьба еврейского народа - по словам Гете - символ судьбы всех народов..

 

 

 

5. "Вина" - русофобия

  В последние годы евреям стали приписывать еще одну вину - русофобию. Первое якобы основание этой "вины" - неуважительные публикации отдельными авторами еврейской национальности в адрес некоторых деятелей России. Особенно это касается действительно некоторых спорных позиций R.Pipes (Russion revolution, N.Y., 1976, 1990). Так как подобные высказывания во сто крат чаще встречаются у авторов русской и многих других национальностей, "шить дело" евреям и по данной статье некорректно. С неменьшим основанием можно предъявить обвинения Н.В.Гоголю, И.С.Тургеневу, Н.Е.Салтыкову-Щедрину, всем оппонентам славянофилов (западникам). В русофобы можно записать В.Г.Короленко, писавшего в 1920 г. А.В.Луначарскому: "…вы явились естественными представителями русского народа с его привычкой к произволу, с его наивными ожиданиями "всего сразу", с отсутствием даже начатков разумной организации и творчества" ("Новый мир", 1988, № 10, с.48-50). Второе обоснование - Октябрьская революция, осуществленная русскими, была использована евреями в своих целях и против русских.

 Слово русофобия стало популярным в наше время, когда русским стало угрожать рассеяние. Русский патриот, обуреваемый тревогой в обстановке временных трудностей, как бы восклицает: Vae Victis (горе побежденным). Мало того, что "побежденные", они, вроде, лежачие, их и бить сподручнее и ясно, какие силы падки на такое битье…

 В связи с нынешним смутным временем прежний ура-патриотизм раздвоил-ся на ветви крайностей: наивно-эгоистическую и самобичующую. Первая является продолжением основного ствола - кондово-квасного патриотизма: "Хороши ли мы, плохи ли, мы на своей земле, никто нам не судья, подавай лучший кусок". Вторая ветвь - квази-самокритичная. Вот иллюстрация.

 Мой спутник по купе к вечеру опустошил уже вторую поллитровую бутылку водки, но время от времени он совершенно трезвел, поражая четкостью суждений.

 Взглянув в окно, он картинно протянул к нему указательный палец (мимо проносились деревенские избы):

  - Вы видите эти избы-развалюхи - это Русь. Тут никогда порядка не будет.

 Я подумал, что последуют очередные банальности и ламентации, но собесед-ник все больше и больше заставлял проникаться уважением к нему. Он долго работал главным инженером проектного института "Урал-руда", провел много времени в командировках, был осведомлен о варварском использовании рудных запасов, о нерациональном размещении производств (завоз сырья издалека).

  - Не было на Руси нормальной жизни и не будет . Мы были и будем рабами. Морочат нас: было рабство и в других странах. Так это какое же рабство? Рабство покоренных народов! Были мы такими при монголо-татарах. А потом? Иван Грозный, Петр, да и после реформы 1861 г., а потом и того хуже, после октябрь-ского переворота. Всегда русские порабощали своих же русских. А началось это с дурацкого Владимира. Сколько крови пролилось, когда крестили народ! И делалось все насильнго. А как же иначе с рабами? Уж лучше бы наша азиатская страна приняла ислам. Зачем нам понадобилась умирающая Византия? Какой нелепый выбор покорности!

 Тут я вспомнил: даже в елейно-слащавых сказках бабушки А.Ишимовой так повествуется о Владимире, младшем внуке вдохновительницы христианства на Руси, княгини Ольги. Он сделал много зла брату своему и бедной красавице Рогнеде (убил ее отца и двух братьев). Затем он женился на греческой царевне Анне, по просьбе которой и крестился ослепший князь в Херсонской церкви.

"Епископ возложил руку на новокрещаемого, больные глаза его открылись и он увидел храм Божий, где раздавалось пение…"(с.46).

 Я спросил собеседника, не читал ли он опубликованную как раз в те дни статью Е.Старикова в пятом номере "Знамени" за 1992 г.: там все почти о том же, но с позиции критики положения Л.Гумилева. По мнению этого историка беда древней Руси в том, что она попала в сферу "антисистемы" - между молотом монгольской плети и наковальни европеизации (что для антисемита означает евреизацию). Позже совершался внутрирусский геноцид опричнины. Она, а затем приказ тайных дел Алексея Тишайшего, тайные канцелярии и Экспедиции последующих царей и цариц под пытками умерщвляли и умерщвляли русских людей. После смерти Ивана Грозного в Московском уезде обрабатывались лишь 16%, а на Новгородчине и Псковчине - лишь 8% пахотной земли.

 Нет, мой спутник не читал Е.Старикова, он по другой информации и "нутром" понимал проблему. Он отметал любые мои возражения, любые примеры высокой духовности русских, и казалось, что при такой гипертрофированной самокритич-ности, он должен отмежеваться не только от националистических льгот - быть-де мы должны как все народы мира. Не тут-то было. Как только развязанный алкоголем язык съезжал на своенравие инородцев, на трбования чеченцев или татар, на положение евреев, самокритичность таяла.

 Это была квази-самокритичность: у нас-де психология рабов, а, значит, должно быть рабство и у наших "младших братьев" - дело естественное. Странная помесь этакой мазохистской русофобии с ксенофобией. Нас-де колотит жизнь, почему бы и нам не колотить других ?

 Конечно же, можно допустить, что этот диапазон русского характера - от доброты и покорности до наивного агрессивного эгоизма - и есть та самая таинственная широта русской души. Видел за свою жизнь столько добрейших русских и - стольких преступников! Однако, маргинальные тины, бросающиеся из крайности в крайность, встречаются во всех этносах, особенно в южных. Но ника-кая из крайностей не специфична для всего какого-либо народа (возможна лишь специфика какого-либо исторически обусловленного его проявления) - мы все созданы как один биологический вид. В проявлениях же русского человека видится покорность не просто фатуму, но и принципу естественной доброты.

 Известно, что ни в чем так не отражается душа народа, как в языке. В словаре В.Даля "Добро" с его сочетаниями занимает шесть столбцов, а слово "Благий" - 10 столбцов (у С.Ожегова - четыре столбца)! Сомневаюсь. Могут ли подобным похвалиться германцы или англо-саксы. У них, вероятно, богаче массив, связанный со словом "Достоинство". У В.Даля среди словосочетаний, связанных со словами "Благо" и "Добро" я тщетно искал что-нибудь вроде "Благодостоинство" или "Доб-ростоинство! (есть нечто близкое: благонравный, благовоспитанный, благолюбие, благообразие и благоповедение). Все не то, не то. Близко к искомому "Благомощный", т.е.добрый в силе. Есть совсем близкое - "Благо-величие", т.е. доброе величие. Не слышал, не читал, кроме как в словаре.

 Нет сомнения, история не остановилась. К ХХ веку русские обогатили соседей в литературе ( пожалуй, обогнали), подарив миру Н.Гоголя и М.Сальтыкова-Щедрина, Ф.Достоевского и Л.Толстого. Настанет время благовеличия и в других сферах. На пути к нему Бог поставил самосовершенствование, а не легкий поиск препятствия внешнего , не поиск "врага".

 Если пользоваться неадекватно термином фобия, то юдофобия (антисемитизм) богата традициями и мы, евреи, ищем ее причину вне нас и в самих нас. Русофобия в подобном смысле пока не обладает достаточными традициями. Вот почему причину русофобии пока ищут больше вне и, по привычке, - в тех же евреях. Между тем живая история зарубежных и российских евреев - вопреки клевете антисемитов - доказала не русофобию, а русофилию со стороны большинства евреев. Вряд ли кто-либо досадует по поводу русофобии, наряду со славянами, так сочувственно, как "малый народ" - российские евреи. Это трагическое явление - русофобия - требует своего специального и честного изучения во имя предотвращения трагедий, пережитых человечеством в связи с подобной бедой - юдофобией!

 Есть, есть среди евреев России люди, разочаровавшиеся в своей родине-галуте, особенно после антисемитского Холокоста, учиненного украинцами и белорусами во время войны с фашистами. Но и они, пострадавшие от русских , не требуют мести, ответных русских или немецких погромов или иного ущемления нерусских. После войны лишь однажды в одном селе Винницкой области я услышал надрывно-отчаянный вопль еврейки, чудом оставшейся в живых:

- После тех шести миллионов,- говорила она сквозь рыдания, - надо уничтожить шесть миллионов немецких… военных.

 Заметьте, не детей и женщин. Такая - не поверите - солидарность со своими далекими подружками. Об истинной русофобии (фобия: гр.- страх, но чаще употребляется в смысле ненависти, яростной агрессии) среди евреев можно гово-рить или в порядке исключения из правила, или в порядке юмора, или в порядке своеобразного комплекса. Комплекса, т.е.явления защитного. Сказал бы - жалкого.

  Среди иммигрантов в Америке как еврейских, так и других русскоязычных, ностальгия по прежним местам и знакомым - явление обычное. Уж какая там "фобия". И все же, справедливости ради, следует выделить вариант русофобии, который большевики 50-х годов отнесли бы к разряду "космополитизма". Это чаще

обыватели с техническим образованием, иногда и весьма образованные. Чтобы осмыслить такой парадокс, необходимо отвлечься в область психологии.

 Великий немецкий психиатр Крепелин выделил одну форму психопатии - "салонные дураки". Это люди с приличным воспитанием и образованием. Они не нарушают правил салонной жизни, даже нравятся иным барышням, поддерживают разговор с дамами в стандартных случаях. Но только случится тема серьезная, требующая творческой ориентации в новизне - и окружающие вынуждены опустить глаза долу - мсье такое ляпнет…Много их , вариантов формально "правильных" чиновников или т.н.научных работников. Они встречаются и среди высоких опытных сановников, хотя и на своей высоте такой тип не выглядит дураком - таковым он умеет выдать не себя, а окружающих (в какой-то мере - Каренин). И вот, если вам угодно представить подобного высокомерного русофоба (не обязательно еврейского), то, как говорят одесситы, перефразируя Д.Бедного:

 - Вы просите песен, их есть у меня.

Есть такой тип среди иммигрантов России, такой бедолага, натерпевшийся от большевиков всякого лиха, обретя или стремясь обрести новую родину, принимает позитуру графа Монтекристо и "расправляется" в прежней родиной - Россией. В новой стране он избирает самую результативную форму языковой и житейской адаптации: забыть все русское. Детям запрещается общение по-русски, читать рус-ские книги, слушать русское радио, смотреть русские фильмы. Это на каком-то этапе иммиграции можно понять, как понял К.Симонов фронтового ловеласа:

Я не сужу их, так и знай:

На час, позволенный войной,

Необходим нехитрый рай

Для тех, кто послабей душой.

 Проходит несколько лет, языковый барьер преодолен, образованный инженер или экономист заслуженно нашел применение своим способностям. В этой благоприятной ситуации старые российские ценности из своего сознания вытесня-ются и он вновь поучает:

- Какие Вы рассказываете сказки - помогло только русское лекарство? Забудьте о всех тех глупостях. Выкиньте все привезенные лекарства. Здесь доказано, что они несовместимы с американскими. Вы мне расхваливаете русские фильмы, русских актеров. Не ставьте себя в глупое положение в стране, где есть Голливуд и голливудские актеры. "Великие русские ученые!". Может быть Вы расскажете здесь, что радио открыл Попов и что Россия родина слонов? Ломоносов? Спасибо ему за Академию наук и университет, а его "открытия" - это для патриотических учебников. Литература? Почитайте Фолкнера.

 На каком-то этапе Л.Толстой говорил, что деревенского мужика не следует обучать грамоте: он ее использует для надписей на заборе. "Образованность" (и даже формально широкая "эрудиция") - какая это порою скукота, если нет "ума чувств", такта, культуры. "Русофоб" такого типа - это встречающаяся "в редких полях зрения" реальность среди русскоязычных иммигрантов. Если подобные воробьи так страшны профессору И.Шафаревичу, пусть бабахает по ним из всех своих тяжелых орудий.

 Активная (казалось бы защитная) позиция борцов с руссофобией весьма агрессивна. Пока главное в ней, не щит (заЩИТа), а кинжал, направленный в сердце "малых народов".

 Хотя термин "малый народ" был предложен в период французской революции Огюстеном Кашеном, им больше всех оперирует предводитель борцов с русофобией, И.Шафаревич. В прошлом математик, хороший стилист, публикует работу за работой о "малом народе". Он ступает осторожно по джунглям политики ( опасаясь карающей юридической статьи о пропаганде расовой ненависти!), декларируя невиновность своих пассов. Нет-де, его позиция - не антисемитизм, а защита больших народов. По-ученому ведется речь о "больших системах" (по-простому - о властвующем и многочисленном народе). Опасные "малые народы" - это не только евреи, но и кальвинизм (гугеноты, в частности, пуритане, протестанты, "Молодая Германия"., "Левое гегельянство - Гейне" или крымские татары). Эти ссылки должны, по мнению автора, придать "широту" его взгляду. Его раздражает, почему "…судьба крымских татар вызывает куда больше внимания, чем судьба украинцев…" ("академический " уровень статьи не позволяет автору просто ответить себе: ведь это внимание настоящего момента, когда изгнаны из свое земли не украинцы. А "малый народ", татары). Искренне вчитываешься, пытаешься уважительно принять чужую доминанту, пытаешься "вчувствоваться" в этот душевный мир, и на поверку оказывается следующее.

 Сквозь громоздские формально-логические построения просматриваются давно известные школьнику вопросы 1)о судьбе и движении развития народа по своим внутренним законам и 2)о том же движении развития по воле конкретных личностей. Единственное "новшество", которое удалось внести И.Шафаревичу в эти вопросы - он метафизически вычленил личность из процесса исторического развития.. Развитие же личности происходит не в пределах "органических" лишь изменений (вроде роста, эволюции, как полагает математик), оно включает и сверхсознание, творчество, широкие человеческие контакты. Однако, исходно закрытое сознание этноцентриста опирается отнюдь не на искренне выложенном логическом фундаменте. Об этом фундаменте И.Шафаревича написал недвусмыс-ленно С.Стратановский: "Можно спорить…. Но зачем? Все это автору "русофобии" прекрасно известно, не может быть не известно, но он сознательно закрывает на эти факты глаза" ("Звезда", 1992, № 4, с.178).

  Какое-то наваждение. В технике и медицине русские неоднократно рождали новые прекрасные идеи, которые в реализованном и запатентованном виде поступали в продажу в Россию извне. С фашизмом же совершаются поистине мистические дела, но обратного направления. Так, какую-нибудь сомнительную, самоубийственную идею рождает не Россия. Француз Жолис о ч и н я е т дву-смысленный памфлет-прогноз, который в России у п о т р е б л я е т с я , превращаясь с подачи охранки в омерзительную провокацию-подлог, в фашистского паука. Француз Кашен в в о д и т  условный термин малого народа, который в России  и с п о л ь з у е т с я  для провоцирования фашизма.

 Короче, добрую идею не храним (отдаем зарубеж), а дурную оттуда употребляем - и плачем…

 Оставим мистику, одурачивающую читателя этноцентрической догматикой, как ее верно определил Вяч.Карпов ("Октябрь". 1990, №3). Обратимся лучше к третьему французу, Виктору Гюго: "на свете нет малых народов… Величие народа вовсе не измеряется его численностью, подобно тому, как величие человека не измеряется его ростом. Ум и доблесть - единственное мерило. Велик тот, кто подает великий пример". Ну, а еще Петрарка писал, что кровь всегда одного цвета и что благородным человек себя делает своими великолепными делами.

 Нет, за всем кажущимся глубокомыслием в речах адептов концепции "малых народов" - ноты того же "инстинктивного" (см.ниже) антисемитизма. Слушая их, невольно вспоминаешь, как в ответ на пространный доклад Торквемадо, король испанский заметил:

- Никогда не слышал столько логично обоснованных доказательств в пользу недоказуемого.

 В отличие от других представителей антисемитизма, в данном случае порою не ощущается их эмоциональная горячность, искренняя боль за Россию (хотя заинтересованность имеется - этого отрицать нельзя), здесь больше резонерства, этнопопулизма, сухого расчета на ударную силу своей учености, авторитета. И, конечно же, амбиции единственных, якобы самых верных патриотов России.1)

 Повторимся еще и еще : русофобия - это отвратительно. Между прочим, русофобам из отколовшихся национальных республик бывшего СССР предлагаю одну задачу на вычитание. Отсеките от культуры России два - четыре имени (скажем Ломоносова, Пушкина, Чайковского или Шаляпина), разве это будет образ России? Отсеките от культуры вашей или ваших детей все,принесенное в нее Россией - разве это не будет трагедией для культуры ваших народов? И не в каждом же "инородце" следует видеть русофоба. Разве эти противники - единственная и основная причина нынешних бед родины россиян? И почему призыв "SOS" так несправедливо использован как повод для очередной клеветы на еврейский народ?

 Нельзя не согласиться с Вяч.Вс.Ивановым (отец которого когда-то принимал И.Шафаревича в своем доме), огорченным фактом нравственного падения матема-тика. "Мы не вымирающее индейское племя, которое нужно спасти от иноземцев. Не оскорбляйте Россию посягательством на ее охрану от инородцев. Мы рассчи-тываем продолжить русскую культуру не кликушеством по поводу тех пришель-цев, которые якобы ее губят, а свершениями, достойными ее прекрасных и высоких начал" ("Лит. Газета, 1990, 25 апреля).

 Такого рода девиация личности математика, особенно в пожилом возрасте - явление нередкое Д.Андреев ("Роза мира", 1992) определяет ее метафорически как инфрафизический прорыв психики.

 Поистине, пути господни неисповедимы. Известный киевский психиматр И.А.Сикорский был учеником крупного петербургского клинициста И.П. Мержеевского. Воспитывался среди благороднейших коллег ученых, соучеников - В.М.Бехтерева, А.Е.Щербака, Л.В.Блуменау, был хорошим лектором по психиатрии, хорошим диагностом. И этот старый человек на процессе Бейлиса, привлеченный в качестве эксперта-психиатра, плетет невероятную чушь на уровне антисемита-обывателя, а не клинициста - о ритуальных убийствах. Некоторые пытались объяснить произошедший казус атеросклерозом мозга эксперта. Большинство же коллег отвернулось от него, вспоминая, что и прежде человеческие качества Сикорского-старшего оставляли желать лучшего. Склероз склерозом, но обострил он (и уже в уродливой форме) раннее замаскированные отрицательные черты личности. На том же процессе В.М.Бехтерев вызвал восхищение всей культурной России объективной экспертизой - защитой оклеветанного Бейлиса. Как говорится, из одного дерева - крест и лопата.

  Сама методология научного исследования дисциплинирует логику, обостряет восприятие фактов, уточняет и оттачивает это восприятие, устраняя недостоверное и облагораживает лимбику2) - эмоционально-волевое начало личности, включая

________________________________________________________________

1)  Комплекс идей такого рода относят к разряду консервативно-почвенических (Стратановский С., "Звезда", 1993, № 4).

2)  Мозговые структуры, ответственные за эмоционально-волевые качества личности

 

И подсознание. И до Фрейда человечество знало о вулканических процессах в подсознании. Даже такая муштра мозга как занятия наукой, не всегда предохраняет от извержений этой бесовской силы. Крупный норвежский физиолог Рагнар Гранит, исходя из той самой дисциплинирующей ответственности в суждениях ученого, утверждал, что ученые придерживаются определенных критериев истины и презирают подтасовку. Благодаря этим первичным моральным конструкциям они поддерживают высокие стандарты взаимоотношений. В л и я е т  л и  э т о н а  п р о ч и е (вне научной сферы) а с п е к т ы нравственности, - заметил он, - э т о в о п р о с с п о р н ы й. Этот спор пытаются решить социальные и экспериментальные психологи. Они постулируют эффект первичности, т.е.начальная информация оказывает влияние и меняет смысл последующей. Оказалось, удивительным образом, что это одинаково верно для наивного и интуитивного наблюдателя и для ученого: у них "личные конструкты" формируются по одному эффекту первичности. Вот каково влияние информации, которую получают от учителя церковно-приходской школы с.Козельца Черниговской губернии.

 Итак, спорно, в ладу ли с элементарной нравственностью концепция "малых народов". Не спорно, однако, другое, какой бы ученостью или стилистическим глянцем ни блистали адепты подобных концепций, они, если с ними выступают во вторую половину ХХ века, обнаруживают ограниченность кругозора и дальности видения. Это их усилиями человечество доведено до Освенцима, ГУЛАГ'а и Чечни. Потрясенное этим апокалипсисом, оно остановилось у пропасти и устами дальновидных богословов заявило о покаянии и прозрении.

 Прозрение. Осмысление коллективной расовой памяти созревает веками, но иногда оно разрешается под влиянием роковых эмоций, жизненно значимых стрессов. Таково, например, прозрение, которое, согласно легенде, пережил за одну ночь в пустыне Савл, ставший апостолом Павлом.

  Известные психологи, знатоки не только классической методологии, но и проблем таинственных трансперсональных переживаний (Юнг К.Г.,Coll.works, v.9.1., NY, 1959.; Станислав Гроф, "Путешествие в поисках себя", 1994) изучали болезненные состояния, связанные с коллективной расовой памятью.В целях духовного оздоровления, духовного облегчения авторы рекомендуют различными путями пережить, воспроизвести переживания расовых архетипов. Тогда человек достигает чувства прощения - он прощает или его прощают. В последние десятилетия человечество, протирая глаза, стало разглядывать не только грешные ошметки рухнувшего корабля "чистых рас" или "малых народов" (а идеи эти - гидры с головами, способными к регенерации). Человечество загля-нуло в святая святых - в самую конструкцию нравственных устоев. В сердцевину, в светлые источники Танаха (иудейского Ветхого) и Евангелия(греческого Нового)Завета. Правда, уже в Новом Завете - как замечает выдающийся русский писатель Ю.Давыдов ("Бестселлер", 1999),- содержится антисемитское электричество. Матфей и Марк шельмуют весь народ: евреи де лживы, неверны и прелюбодейны и т.д. "

  По мнению Ю.Буйда (1994) Русская Православная Церковь отстает от других конфессий, уже "вобравших в себя опыт национальной исторической катастрофы".

  Православный аспект антисемитизма, как уже своеобразной инструкции, приурочивают к XIв. (митрополит Илларион, "Слово о з а к о н е и благодати",1054, разрядка наша- Я.П.)

  Еще в 1995 году числящийся в членах Святейшего Синода С.-Петербургский митрополит Иоанн в газете "Советская Россия" выступает как откровенный антисемит-черносотенец (14 и 20 июня). Удивление было выражено в прессе (см."Огонек".№29, "Известия". !999,№12,с.5). Ну и что? Изменилось что-либо? Уж какое там покаяние!

  Уже восстановлена справедливость в документах католической церкви, уже прозвучали слова о грехе антисемитизма и о клевете в адрес еврейского народа, а Калужская епархия запрещает ставить памятник НА КРОВИ по-гибших от рук гестаповцев в гетто: еврейские имена на памятнике "осквернят"-де территорию, на которой до революции был монастырь. Недаром герой из книги В.Ф.Одо-евского размышлял: "Ты говоришь о религиозном чувстве? Но смотри - черное платье твое опалено костром, на котором терзался брат твой; его стенания невольно вырываются из твоей гортани вместе с твоею сладкой речью" ("Русские ночи", изд.1975, с.11). В ХХ в. религиозное чувство, совесть немыслимы без осознания опыта Холокоста. Его опыт звучит как бы покаянной молитвой в словах лютеранского богослова Фридриха Вильгельма Марквардта: "Сегодня Освенцим надвигается на нас, как суд над нашим христианством, над прошлым и нынешним образом нашего христианского бытия, и более того - если смотреть глазами жертв Освенцима- он надвигается на нас, как суд над самим христианством. И еще: Освенцим надвигается на нас, как призыв к покаянию-обращению. Должна измениться не только наша жизнь, но и сама наша вера…"1).

  Это покаяние-обращение затрагивает сущность христиан-ства как мы понимали ее до сих пор.

 Просветленное покаяние находит выражение в исторически четкой периодизации историка Рауля Хилберга - трех этапов христианского антисемитизма, начиная с IV века: 1)обращение в христианство, 2) изгнание, 3) уничтожение. Таким образом, на новом витке истории христианства оно по-новому перечитывает слова Евангелия: "И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших" (Матфей, 27, 25). Не эти ли слова мысленно произносил канцлер К.Аденауэр, прося прощения у стены плача в Иерусалиме?

Приводя биографию Мухаммеда в своей книге "Кто есть кто?" (М.,1998, с.328) Д.Комэй пишет о джихаде, о враж-дебных евреям сурах Корана, которые, впрочем, прежде никогда не использовались для разжигания толпы против народа Библии. "Возможно, самым горьким для евреев было видеть, сколь быстро после триумфа церкви другая религия возникает на основе иудаизма, который она искажает и поворачивает против иудеев же"(уточненный перевод, стр.328).

______________________________________________________

1)До признания Константином христианства приверженцы последнего даже пользовались синагогами. Они были заняты спасением собственной души и обращением варваров. Когда же они отделились от иудаизма, начались и извращение истории, и гонения (правда, бывали и исключения: в средние века папы были защитниками евреев, а ЮлийII даже обещал отстроить Иерусалим). Времена гибели мусульманских империй XII - XV века были особенно тяжкими для евреев. Стал распадаться европейский феодализм и из новых национальных государств они изгонялись. И в последующие века наиболее жестокие нападки на еврейство совершались православными.

  Упомянутое отставание Русской православной церкви, кажется, проявляется и своеобразным "духовным нарциссизмом" (В.Илюшенко,1999, "Известия". №12)и в отказе от сближения конфессий, хотя почти все признают единого Бога. Есть основания полагать, что в этом вопросе, при всей его сложности, доминируют амбиции не без запаха номенклатурных интересов.

  Кто же должен быть в авангарде духовного единства человечества, если не духовенство? Не коммунисты же, не неофашисты же? Да и у политиков любого толка - другие интересы.

  Надо ли подчеркивать, что сказанное не касается православия вообще как ветви христианства и его лучших представителей. Достаточно напомнить, что автор формулы "православие, самодержавие, народность", Сергей Семенович Уваров, способствовал просветительству среди еврейского населения и удержал Николая I от указа, унижающего евреев.

  В настоящее время в авангарде христианского духовного осмысления Катастрофы находятся Евангелическая церковь Германии и католичество.

Впрочем, не только конфессии, но все структуры нашего общества, переживая кризис в экономической,политической и нравственной сферах, страдая в суетливой одышке, пока не готовы еще к искреннему покаянию. Редактор "Русской мысли", Ирина Иловайская, писала 31.08.95: "Стыд за то, как мы жили и что с собой - мы сами, своими руками- позволили делать. Позволяли не считать себя за людей". "Мы настаивали на том, что сами должны это признать и найти мужество и ясность ума, чтобы отказаться от подоб-ных позиций. К сожалению, ничего из этого не получилось".

  Думается,что ясность ума-то, по крайней мере? у бол-шинства психически здоровых носителей ксенофобии - есть. Дефицит - в другом, в надинтеллектуальном, в совести, которая способна противостоять уму-расчету, помогать ему и корректировать его. По ходу этого взаимодействия побеж-дающая совесть предотвращает подлость. В ситуации же по-ражения совести в ее резерве есть действие запаздывающее, но благородное (и плодотворное)- покаяние.

  Известный журналист А.Караулов рассказал о выступлении бывшего украинского коммунистического лидера Шелеста. Он выступал в Израиле: "82 года мне, помру скоро. Накопилось у меня за жизнь три греха. Первый мой грех - Никита Сергеевич. Предал я его, голубчика. Второй мой грех - Чиерна над Тиссой. Нехорошую речь я там произнес. И танки ввели… Третий мой грех - это…вы, товарищи евреи. Травил я вас, сердешных, было это… Вот.. простите меня…если можете…"

Далее журналист повествует:

 "Старик опустил голову и медленно пошел за кулисы. И вдруг зал встал. Весь до единого человека. Дед растерялся, обернулся… а ему навстрчу - овация… Я смотрел на Шелеста. Дед плакал ("Соверш.секр", 1996, №4,с.10).

  Пусть и ощущается возможная ситуационность и знакомое лукавство в этих "голубчики", "сердешные", но, все же, может быть, в этом примере брезжит свет, обещающий возможность выхода из пессимистического "ничего из этого пока не получилось".

  В дикторе телевидения К. привлекает диссоциация между объективностью и, вообще, интеллектуальностью вещания, с одной стороны, и простоватостью облика "красавчика", с другой стороны. Он мгновенно реагирует на высказывание интервьюируемого: нет, это не диктор-простачок, а прочно обосновавшийся функционер-выдвиженец. Из того самого Козельска, от того самого преподавателя церковно-приходского училища, от того самого дефекта гнозиса у козельчанина. А козельчанин К., телеведущий?

 Он ведет совершенно здоровый репортаж (в других сферах гнозис как гнозис), но вот на очереди выступление деятеля с еврейской фамилией. Лицо у опытного диктора ничего не выдает, но речь, она сорвалась с накатанной дорожки лоска объективизма:

  -Год назад этот Борух (почти так - Я.П.) с пеной у рта клеймил олигархов, ныне же он рьяно защищает их.

 А далее - одна ядовитая реплика за другой.

Невольно задумываешься, кто учил способного ученика в Козельске, что в семье говорилось о скверных евреях и какая еврейская красавица отказала ему во взаимности, как формировалась эта избирательная агнозия?

  Всего через один день у диктора сдали нервы, когда представлял следующего рыжего:

- Этот….заявляет ни мало, ни много ….и т.п.

И вот журналист подобного толка (далеко не простачок) вынужден так вещать о покаянии Шелеста

  Не следует отчаиваться. На многих этапах истории великие россияне, и лирики, и сатирики, осуждали свой народ, но - сквозь слезы, горечь и боль. Ныне в этой "русофобии" (и на этот раз тоже отнюдь не со стороны иудеев) появились даже ноты отчаяния и безысходности. Только мучительная горечь в пору отчаяния могла выплеснуть этакое мазохическое: "…у моего народа - какие глаза! Они постоянно на выкате, но- никакого напряжения в них. Полное отсутствие всякого смысла - но зато какая мощь!(какая духовная мощь!). Эти глаза не предадут, ничего не продадут и ничего не купят. Чтобы ни случилось с моей страной во дни сомнений,….и бедствий - эти глаза не сморгнут. Им все божья роса…"(В.Ерофеев).

  Писатель В.Астафьев говорит: "Наш народ не способен наладить жизнь. Он ослабел, он надсаженный, слабый народ… Он не захотел работать, он захотел воровать. Часть ворует, часть бегает и кликушествует… У нас только хуже может быть"

 Да, сегодня многое не получается, но не следует отчаиваться. Не получалось долго и в Гермагнии, а когда получилось, у ее народа началось второе и здоровое дыхание. Время людей - впереди.

  Переходя к попытке классификации антисемитов, мы,естест-венно,не претендуем на универсальность его критериев. Мы исходим лишь из соображений удобства изложения и с учетом вот чего.

 Свет нашей жизни омрачают тучи трех сортов: 1)сезонные и другие физические стихии и трудности; 2)силы человеческие, подобные слепым стихиям; 3)силы человеческие, угрожающие достоинству равнодушием, гордыней или враждой.

Когда националистическая импульсация проявляется со стороны натур примитивных (пусть и претендующих порой на роль "теоретиков"), можно говорить условно об антисемитизме инстинктивном или атавистическом.Главная солярка этого дизеля - эмоции, озлобленность. Здесь сказывается неизменная (и - когда она обнаженная - низменная) биологическая сущность человека, его эндокринная система: это агрессивный компонент сексуальности и связанная с ним жажда власти. Его действие сказывается непосредственно (и лишь косвенно питает будущее). Когда же тебя оскорбляет презрение интеллектуала, скребут кошки долго, временами одно воспоминание о когтях царапает душу сильнее, чем в момент их первоначального действия. Националисты этого сорта встречаются и среди личностей, достойных в других отношениях, о чем речь пойдет в главе 8.

  Обычно националистов классифицируют по критериям социальным. Внизу (на дне) видят погромщиков, куклукс-клановцев, старателей лагерей уничтожения, мародеров - не поддающихся коррекции агрессивных нсихопатов-эпилептоидов.

В действительности же при учете последствий агрессивного национализма (а, значит, по нравственному ранжиру),тем же энергетическим зарядом и шорами обладают дипломированные трибуны и атаманы, которые с помощью фразы соблазняют толпу романтикой агрессивного патриотизма. Есть тест - показатель лакмусовой бумажки: если подобный "акадэмик", писатель или генерал твердит о судьбоносном уроне, который наносят  о т д е л ь н ы еличности чужой нации, не сопоставляя эти отдельные личности с подобными единородцами (и не пытаясь объяснить истоки этих черт), не лишне выяснить, не бывают ли у него эпилептические припадки, может быть только ночные (?), снохождения, не было ли у него в отрочестве или юности ночного недержания мочи. Основной же тест - оценка словесной продукции по проблеме евреев. Если в ней отсутствует упоминание об Освенциме, значит ничем этот субъект в нравственном отношении не отличается от Марковых-Пуришкевичей; если он разглагольствует о злом чеченце, не произнося слово депортация, он - нравственный инвалид.

 

 

6. Антисемитизм "инстинктивный", "атавистический"

 

 

 Антисемитизм есть выражение бездарнос-

 ти, неспособности победить в равноправной жизненной

  борьбе всюду - в науке, в торговле, в ремесле, в живо-

  писи….выражение неспособности разобраться в причи-

  нах своих бедствий.

 Василий Гроссман

 

 Они в любой стране в меньшинстве, но в каждой от-

дельной отрасли в большинстве…

 Многие не могут понять как это происходит и начи-

нают их бить. Михаил Жванецкий

 

 Наш Бог, став человеком, еврей,..апостолы были

  евреи,…наша священная литургия почерпнута из ев-

  рейских книг. Но тогда как выразить чудовищность

  оскорбления и кощунства, которое представляет со-

  бою унижение еврейской расы?

  Леон Блуа

 

 Ненависть к врагам придуманным оказывается за-

  частую более долговечной, чем к врагам истинным

 В.Едидович

 

 

 И в самом деле, кто они, становящиеся убийцами, кто призывает народы к взаимной ненависти? В какой мере соответствующие черты являются врожденными?

 На эту тему написаны монографии, статьи, романы, повести, поэмы - горы литературы. Скажем, книга "Рыжеволосые и преступность…". И форма черепа, и рост, и цвет кожи. Чтобы переубедить американцев в нелепости подобных огульных суждений, понадобилось два столетия (а ныне темнокожая, да и к тому же женщина - первый советник президента).

 Если не цвет кожи, не национальность, кто же они, агрессивные националисты, антисемиты? Как следует из всего сказанного в этой книге, ответ не может быть однозначным. С одной стороны нельзя недооценивать элемент врожденный. Мно-гие считают: сколько ни воспитывай волка - он не станет собакой, тигр не станет кошкой. С другой стороны, пластичность (гибкость, резервность) нервной системы человека в сто крат выше, чем волка.

 К этому балансу (и дисбалансам) врожденного и приобретенного сводится, в конце концов, и столь многосложная полемика фрейдистов и неофрейдистов. Че-ловек одержим страстями, иррациональным, и все зависит от степени баланса с регуляцией со стороны рационального. Это признается обоими течениями. Коррекция же неофрейдистов (Фромм Э.,1995) сводится к отрицанию статичности иррационального. Автор придает особое значение приобретенным социальным факторам, которые придают динамику бушующим бессознательным тенденциям, включая и ксенофобию, ненависть.

 В следующей главе мы приведем известные обобщенные черты самой "ненависти", как черты биологической, врожденной. Не черты скелета или кожи, а особенности общего восприятия образа ближнего.  

 Непосредственное , первоначальное восприятие окружающего, включая облик человека другого этноса, как и инстинкт , питается воздействием извне. На это сложное взаимодействие человека и среды оказывают влияние многие обстоятельства, но предубеждения первоначальных восприятий накладывают иногда отпечаток на всю жизнь. На этой - биологической- особенности восприятия мы остановимся в следующей главе.Здесь же остановимся на том, что в еврействе могло бы вызывать отрицательное восприятие с устойчивостью инстинкта?

 Применяя (очень условно) термин "атавистический", т.е.свойственный далеким предкам, дикарям, напомним следующее.

 Физиологи рассматривают поведенческие реакции организма от самых прими-тивных (рефлексов, их совокупностей) и до сложной человеческой деятельности, регулируемой интеллектом). Инстинкты, включая человеческие, рассматриваются как примитивные: они в основе своей такие же комплексно-рефлекторные как и у животных

 Следует, однако, учесть, что указанные формы связей между организмом и вселенной реализуются нервной системой. Между тем связи эти существовали и до появления нервной системы. Таковы связи между любыми клетками и внутри каждого элемента живой природы. Таковы индукционные связи между тканями на донервных стадиях развития плода. Это на микроуровне. А на макроуровне? Явно существующие явления ясновидения, телепатии, "вещих снов" и пр. указывают, что человек живет в мире не только известных видов энергии и энергоинформацион-ных связей, не только в хорошо изученном трехмерном пространстве. Нельзя объ-яснить с позиции одних лишь приспособительных рефлексов, инстинктов некоторые черты поведения животных, над которыми размышляет Н.У.Ахмеров ("Тени грядущего", 1996).

 Волк, побуждаемый пищевым инстинктом, добравшись до стада, должен бы насытиться, а побуждаемый защитным инстинктом, убраться восвояси. Между тем, он не успокаивается , пока не убьет все стадо. Какая-то биоэнергия буквально опьяняет убийством ради убийства.

 В иррациональной националистической агрессивности легко узнать наслаждение упомянутого волка. Поэты воспевали (его неагрессивный вариант) задолго до ученых, заговоривших о биоэнергетике вне трехмерного пространства. Вспомним хотя бы "Египетские ночи" А.С.Пушкина.

Всё, всё, что гибелью грозит,

Для сердца смертного таит

Неизъяснимы наслажденья,

Бессмертья, может быть, залог.

 

"Атавистический" антисемитизм обычно проявляется более яростно, экспрес-сивно, чем антисемитизм на обочине других убеждений (см.гл.8). Он более не-посредственно связывает своих идеологов с исполнителями - обычно деклассированными элементами. Сами же идеологи и пропагандисты отнюдь не всегда бездарны как в профессиональной деятельности, так и в демагогии. Правда, не требуется больших усилий, чтобы за речевой паутиной разглядеть ее производителя-антисемита, умышленно усложняющего ее рисунок, в какой-либо момент он нередко проговаривается. Одного такого писателя спросили, испыты-вает ли он угрызения совести за активное участие в преследовании Б.Пастернака во времена Брежнева. Нет,- ответил он,- он не считал себя другом чуждого ему преследуемого, чьи друзья и должны были его выручать. Проговорился: одно дело "наши", другое дело "не наши"1).

 Философ-математик Г.Вейль (1974), анализируя а) теоретическое знание и б) знание изнутри (художественное схватывание), подчеркивает непосредственность

последнего. Оно, однако, практически ограничено раз и навсегда человеческой природой (см.гл.7) и в лучшем случае может быть немного расширено уточнением языка, в особенности языка поэтов. Непосредственное схватывание - прекрасный

_________________________________________________________________

1) Недаром К.Ваншенкин, вспоминая об этом писателе ("Знамя", 1993, №3), выражает понимание Б.Пастернака, отказавшегося от всяких контактов с этим человеком.

компас на пути познания жизни.

С моим приездом в Казань мой слух, привыкший к музыке русской речи, нелегко воспринимал более рубленную (как мне тогда слышалось) речь татарскую. Многие интеллигенты-татары, особенно женщины, явно стыдились родной речи. Русские возмущались, когда в их присутствии татары, особенно начальники, говорили между собой на родном языке. И я, грешным делом, увижу, бывало, пожилую татарку, громко говорящую на весь салон автобуса с подругой, испытывал недоумение или даже раздражение. Побывав, однако, в нескольких домах татарских товарищей, повидав их старушек-матерей, перестал воспринимать их голоса и одежды - как чужие. На старушек стало распространяться мое теплое отношение к их дочерям или сыновьям. И тогда я думал: боже мой, ведь вот также у кого-нибудь моя мать могла вызывать чувство раздражения - моя несравненная, обожаемая…

 Однажды в троллейбусе резанул мой слух громкий с еврейским акцентом голос одной старушки. Собеседница отвечала тоже громко. "Вот так,- подумал я,-ведь негоже делать окружающих свидетелями вашей беседы. Да и лицо этой женщины отнюдь не красавицы… Мне-то что? По мне оно, может быть, и ничего, но для недоброжелателя… Нет, нет, не надо самоуничижения, но нужен же такт…" И вдруг эта женщина обратилась ко мне. Господи, я ее не видел лет 15, это же очаровательная и всеми обожаемая профессор И.! Она же стала плохо слышать - от того и голос громкий. Когда она была молодой и привлекательной, все интонации ее голоса, если и вызывали "раздражение", то только в плане положительном.

Прорывающаяся из подсознания агрессивность подавляет логику и депрограммирует ее. При этом в межэтнических отношениях, как утверждал М.Я.Гефтер (упомянутая конференция по народофобии, Казань, 1994), прослеживаются три степени народофобии: 1) несовпадение, 2) непереносимость, 3) убийство вплоть до всесожжения - холокоста. Третье трактовалось и другими учениками конференции как прямая дорога к саморазрушению: гордыня формального разума оборачивается историческими всплесками видовой суицидности (Булдаков В.М., Фельдман Д.И.).

 В интересах сохранения нашей планеты на те миллионы лет, которые ей предназначены судьбой, любовь к своей нации, доведенная до фанатизма, кажется менее разрушающей, чем нелюбовь к другой. Патриотический трепет цементирует этнос, способствуя его определенному развитию в течение (как утверждают историки) до 1200 лет. Но и это благородное чувство, оторванное от интересов планеты, таит в себе разрушительные силы. Фанатизм иудеев в условиях мощного Рима привел к первой (не считая Вавилона) катастрофе. В наше время конструктивные силы депатриотизма иллюстрируются объединенной Европой. Деструктирующие силы фанатического патриотизма, доведенного до абсурда, были проиллюстрированы в чудовищной форме фашизмом.

 С позиций не только общественно-исторических, но и биолого-психологичес-ких патриотизхм прекрасен в своей сиде особенно в сфере культуры. Обратная же сторона патриотизма - шовинизм - не содержит уже и лессирующего лоска1) верха

____________________________________________________________________

1) Лессирующий - перламутрово-переливающийся благородный блеск. Окраска корпуса дорогих автомашин достигается нанесением тонкого полупрозрачного слоя краски.

 

национальной одежды. Он деструктивен и жалок, как изодранная подкладка пусть и добротного старого пальто. Градация основных чувств от патриотизма до шовинизма, такова: национальная гордость, чванство, спесь, гордыня. Каждая из этих ступеней отмечена красками разной яркости от солнечного золота до мрачности туч.

 Что и в какой степени специфично в этих красках?

 Само по себе национальное чванство не специфично, естественно, для какого-либо отдельного этноса. Оно - истрепанная обратная сторона вездесущих слабостей, комплекса неполноценности. Хвастовство нашло своих художников слова и кисти (образы Мюнхаузена, Ноздрева, "охотника на привале" в картине В.Перова и пр., и пр.). Их давно уже классифицируют от добродушных развлекателей до едких насмешников, от злобных, шумных и тихих тиранов - до гордыни. В музыке гордыня еще не представлена арией, равной по силе арии клеветы, нашедшей не только великих сочинителей, но и такого гениального ис-полнителя, как Ф.Шаляпин. Ее динамика от первоначального едва слышного червеобразно стелющегося шепота до взрыва яростной бури,- это сигнал грозной опасности. Не менее зловеща и опасна гордыня. Арию гордыни еще услышат когда-нибудь в оперных театрах, и тема эта станет одним из источников упреждающей мудрости многих поколений.

 Размышляя над психологическими истоками националистического высокомерия, не перестаю удивляться огромной диссоциации между проявлениями высокого интеллекта многих носителей этого чувства и, одновременно - оценочным примитивизмом в проблеме межнациональных отношений. Ну, в самом деле, какое основание имеется у неудачника-европейца относиться высокомерно к изобретателю пороха - китайцу или к мыслителю-индусу. Какое основание имеется у посредственного английского певца задирать нос перед чернокожим Полем Робсоном?

 Рядом с высокомерием шествует равнодушие к "чужим". Помнится, какую боль причиняло равнодушие к беде российского еврейства в годы борьбы с космополитизмом в начале 50-х годов. Мои коллеги по Институту Неврологии АМН, особенно дамочки, привиллегированные жены и племянницы номенклатуры (в отличие от интеллегентных сослуживцев), не просто отмалчивались. Некоторые из них почувствовали, что пришло их время и ханжески вопрошали

 - А разве у нас евреев притесняют? Вот я знаю N - начальник строительного

треста, а N - профессор.

 Поистине: "Что ему Гекуба?" Что мне травля евреев, пусть и на том, что живы. "спасибо" скажут. Посещавшие Америку Хрущев, а затем Горбачев, отвечали на вопросы корреспондентов:

- В СССР не было и нет дискриминации народов.

Повторно вопросы не задавались, присутствующим становилось не по себе. Удив-ляло равнодушие лидеров к чужому горю. И.Телушкин ("Евр.мир", 1998, с.331), рассуждая об этом равнодушии, рассказывает о помощи американских иудеев-ре-формистов вьетнамским и комбоджийским беженцам. Эта бескорыстность в такой степени потрясла лютеранку, участницу этой благотворительности, что она приняла иудаизм. Автор замечает: "…этих евреев вдохновляла этика еврейских пророков и убежденность, что они не должны отворачиваться от других людей."  Автор с горечью замечает относительно "других": "…как отвернулись они от евреев во время Катастрофы".

 Бруно Ясенский, писавший о "заговоре равнодушных", заметил, что с их разрешения и покровительства зреет фашизм. В 30-е годы такие равнодушные в Германии успокаивали: погромная чума-де невозможна в культурной стране. О современной России М.И.Буянов пишет: "В этой богатой стране, сошедшей с ума от собственной спеси, все может повториться". "Если раньше на всю Россию было всего лишь несколько тысяч патологических фанатиков, то сейчас их во много раз больше". Справедливое предостережение

 Равнодушие к чужому этносу - это не всегда отсутствие эмоций вообще, не апатия шизофреника. Это зачастую подспудная недоброжелательность, плохо скрываемый садизм. Вот пример из современной нашей жизни.

 Кому не известно, что среди прорвавшихся к правящей верхушке высок процент властолюбцев, авантюристов, стяжателей. Встречаются среди них и евреи (как говорится, в редких полях зрения). С каким, однако, сладострастием смакуют такие жареные факты антисемитские газеты. И вот , солидные "Известия", казавшиеся лояльными, перепечатывают из "Моск.комсомольца" статью-возмущение: в Гос.Совет допущен еврей. Несколько дней подряд газета возбуждает у читателей ненависть, нет, не к нечестным элементам номенклатуры, а к еврею. Редакция приводит интервью своего журналиста, потешающегося над "выворачивающимся" иудеем-академиком. Перед тем как процитировать заключение редакции, расскажу о так называемом тергоровом инстинкте хищника: чтобы утвердиться в стаде, он демонстрирует свою власть-победу, пропитывая свою шкуру запахом жертвы. Волк, задравший обцу, сладострастно трется об ее шкуру, кошка - об погибающую мышь.

А теперь - победное заключение газеты "Известия": обойдется как-нибудь Россия без Абрамовичей. Гордыня националистическая, посмеивающаяся, демон-стрирующая запах победы. Нет, равнодушие к "чужим" заряжено гордыней, подпитываемой чувством неполноценности.

 Гордыня и чувство неполноценности еще ближе друг к другу, чем братья - они сожительствуют в одном и том же человеке. Преодолев гордыню, человек приобретает способность лучше понимать других.

 Понять - простить. Следующая ступень: понять - полюбить. Мудрость любви к ближнему и дальнему - в понимании прошлого, а потому и настоящего. Оно порой доступнее простому крестьянину, чем номенклатурному историку, не обуздавшему свой атавистический индивидуализм или другую форму ограниченности (напрмер, клановой, национальной). Вот почему дефицит понимания ближнего и дальнего, хотя и зависит от общественно-исторических факторов, включая образование, особенно зависим от уровня одаренности. Одаренность, способность понимания внешнего и внутреннего мира, способствует преодолению того самого атависти-ческого индивидуализма. Поэтому агрессивность по отношению к человеку - признак не силы, а слабости, чувства неполноценности, формирующегося в подкорковых глубинах мозга. При этом специфичен не объект любви или нелюбви

("любовь зла - полюбишь и козла"). Специфична, а точнее индивидуальна степень ответственности "я" перед всеми "не я", то есть степень преодоления атавистичес-кого индивидуализма - сатанинской противоположности альтруизма.

 Даже крупные личности часто продвигались к вершине славы через борьбу с самим собой, стимулируя себя в ходе преодоления чувства неполноценности. Эти комплексы скрыты и психотерапевт узнает о них не столько по гладким речам, сколько порою по оговоркам. В бурной же общественной жизни нечто вроде оговорок выплескивается в речах и даже писаниях. Так, П.А.Столыпин, крупный реформатор, достойный во многих отношениях человек, в ряде выступлений осуждал еврейские погромы, но у него же, прорывались призывы: "ослабить еврейский народ", поставить еврейство "в такие условия, чтобы оно сгинуло".

 Чаще же пропагандисты "атавистического" антисемитизма, если они даже достигают почему-либо известности, по существу личности незначительные. Они заходятся в злобных содроганиях и истерическом кликушестве, но нередко - и в силлогизмах. Последние бывают внешне отточенными, но алогичными при ближайшем рассмотрении: на одном-двух звеньях логической цепи - пропуск или ложь умолчанием, и отсюда - нелепость выводов. Как всегда в подобных случаях, человек, не без самовлюбленности, начав со слепой ненависти, заведомо догадываясь об ущербности своей позиции, увлекаясь ее "обоснованием", и сам начинает верить в ее правдивость.

 15.06.98 в телепередаче В.Познера "Маска" выступал персонаж, отлично державшийся в дискуссии. Он отстаивал чистоту русских, требуя разоблачения порочных меньшинств: сексуальных, проституток, наркоманов, нерусских, особенно евреев.

 -Не хочу, чтобы в школе учителями моих детей были евреи, чтобы они так часто мелькали на экранах русского телевидения.

 По существу то же повторял по телевизору в октябре и ноябре 1998 г. коммунистический лидер. Не стесняясь солидарности с откровенным антисемитом типа Пуришкевича, он трактовал якобы Ленинскую интернациональную политику: государство - интернациональное, поэтому все нации должны быть представлены персонально во всех сферах (и в управлении) в соответствующих процентах…

  Обычные же воители подобного толка по данному поводу избегают прямой дискуссии, предпочитают агрессивный монолог диалогу и живут по принципу, который по-украински звучит так: "Знае киса чье сало з'ила".

 Антисемитизм,- справедливо замечает М.Румер-Зараев (1995) - любит свою ненависть, оберегает ее от покушений разума, логики. С ненавистью антисемит чувствует себя сильнее, с ней он личность.

 Это касается не только примитивных личностей, но и интеллектуалов-антисе-митов. Чувство неполноценности не всегда проявляется признаками беспомощ-ности. Чаще оно компенсируется показной лихостью, бровадой, горделивой позой. Не всегда легко узреть сквозь подобные позы глубоко скрытые страхи, тревоги. Опасения преобразуются (по З..Фрейду - сублимируются) в неожиданно странные психические и соматические симптомы. У интеллектуалов это проявляется и в националистической гордыне, величавой аристократической демагогии и человеко-ненавистнических "теориях" (и в садизме, мазохизме и пр.пакостях). У примитив-ных субъектов выбор масок более непосредственно определяется их чувством неполноценности. Они больше боятся презрения со стороны более могущественных личностей, одиночества. Они себя лучше чувствуют в толпе, нуждаются в вождях.

 Для "атавистического антисемита" вражда к еврею - это состояние, захватывающее основные интересы личности, это - idea fixa, сверхценная идея, заряженная сатанинской эмоциональноволевой энергией. При всех расхождениях в трактовках и терминологии психиатры, рассматривая различные виды подобного человеческого характера, относят его к паранояльному. Слово "психиатр" не должно шокировать: в его поле зрения находятся не только люди с психозами, но и лица с крайними, полюсными особенностями характера. Различают всякие варианты паранойи: политическая, религиозная и пр.

 Во многих семьях, служебных коллективах и более крупных общностях водятся личности с паранояльным типом мышления и поведения. Иные из них, эмоционально открытые и взрывчатые, опасны как возбудители и катализаторы клановых, денежных, жилищных и всяких подобных вымогательств, не угасающих в целых поколениях, да и как возбудители отдельных террористических акций. Еще опаснее внешне "тихие". Они более систематизированно плетут сеть сверхцен-ной семейной, служебной, религиозной, политической или националистической идеи. Опасность в том, что сама по себе идея порою привлекательна, особенно если отвлечься от путей и средств ее осуществления. Постоянная работа носителя идеи мало-помалу вовлекает в его круг и совершенно нормальных людей (отнюдь не только легко внушаемых). Со временем и они начинают оправдывать подобные денежные или политические (включая территориальные) вымогательства.

 Т.В.Адорно и соавт.(The Authoritarian personality, 1950, 1982) рассматривал так называемый авторитарный тип личности с двухполюсной синдромологией. С одной стороны, этот тип характеризуется врожденной упрямой безаппеляционностью принципов в сфере социальных, религиозных, философских и др.взглядов и предрассудков, особенно в сфере отношений национальных. Антисемиты этого типа соответствуют "портрету антисемита" Жан-Поля Сартра. С другой стороны, такие горделивые независимые типы склонны к прорыву страха, зависимости и слабости под влиянием религиозных или социальных факторов.  Вовсе не причисляя любого антисемита к разряду больных, следует учесть, что в отдельных случаях, когда имеет место истинно психическое заболевание, эти лица долго кажутся здоровыми, но копящееся в них напряжение прорывается, наконец, психозом. Вот классический случай, вошедший в литературу (подобно Герострату) как "случай Вагнер" (Fall Wagner).

 Этот житель австрийской деревни не вызывал у соседей никаких подозрений относительно его психического здоровья. Поэтому его чудовищное поведение в тот злочастный день, когда у него проявился психоз, был для всех неожиданностью. Одержимый долго копившейся идеей, он в одно утро выбежал с винтовкой на улицу, убивая всех, попадавшихся на пути - несколько десятков человек1).

 Опаснее те, что сами не стреляют, но призывают к вражде да еще с энергией дьявола.

 Особенно коварны призывы "разоблачить спекуляцию евреев на антисемитизме". В совковом обществе номенклатура гасила эти "спекуляции"

______________________________________________________________

1) Старые авторы приводили в психиатрической литературе этот случай как классический и редкий. В последнее десятилетие такие случаи стали уже, к сожалению, не редкими.

 

в зародыше: скажешь или намекнешь на антисемитизм - и тебя обвинят в "сионизме", т.е. присудят, считай, к смертной казни. В наше время неонацисты от-вергают факт геноцида (вовсе-де не 6 млн. погибло от рук фашистов и пр.). Короче: "никакой беды антисемитизма нет, вооружаться штурмовым отрядам - можно и, пожалуйста, пусть всякие лобби не отвлекают народ спекуляциями на антисемитизме".

 Проследить сатанинское пыхтение паровозных поршней слепо мчащегося антисемитского чудовища легко на примере Пуришкевича. Как и другие личности паранояльного склада, он вовсе не был бездарностью. Однако, даже С.Мансыров, популяризирующий его "таланты", пишет о нем: "Но был у него недостаток, в значительной мере сводивший к нулю его таланты и деятельность: это неустойчивость мышления, так называемое отсутствие задерживающих умственных центров. Увлекаясь какой-либо идеей, он доводил ее до последних крайних пределов, иногда до абсурда.". Все верно, кроме одного: не только логически "неустойчивость мышления", но и , одновременно, инертная, упрямая линия мышления, мышления в шорах. Учился в университете и вернулся в свое имение Бессарабское с.Глодены. Ученый багаж он спешит реализовать в виршах в несколько страниц. В типографии "Свет" их печатают в обложке насыщенного кровавого цвета и на мелованой бумаге со склада "Русского народного союза им.Михаила Архангела". И что же спешит поведать миру сей пиит о своей Alma Mater? Как говорится во первых строках?

 В N-м университете

 Собрался конклав ученый:

 Двадцать пять мужей Совет

 (Каждый третий жид крещеный).

 

 Вот, оказывается, что накипало в романтической жизни незабвенных студенческих лет у юноши бледного со взором горящим. Idea fixa. И всю жизнь. И чем начал, тем и кончил, приобщив, впрочем, к образу врага и Александру Федоровну, "…этот злой гений России и царя, оставшуюся немкой на русском престоле".

 Паранойя - это опасно. Меры защиты и лечения должны быть профилактическими. Медицинская и социальная бдительность не должна быть запоздалой.

 Среди "атавистических" антисемитов встречаются и математики, и поэты, и врачи, и, конечно же, политики. Правда, когда паранойяльное напряжение антисемитизма в ученом или поэте достигает апогея, его развитие как ученого или поэта останавливается. Другое дело - политика: там простор не только антисемитской (до Освенцима), но и всякой иной агрессивности.

 Весьма калоритен зарубежный вариант атавистического антисемита в лице Е.Дюринга, одного из достойных предшественников Гитлера.

 Читая книгу "Анти-Дюринг", долго не понимал, почему был избран в качестве объекта дискуссии одиозный Дюринг. Ведь для Ф.Энгельса, крупного философа, разгромить столь примитивного противника - небольшая заслуга. Недоумение рассеялось по прочтении книжечки Е.Дюринга "Еврейский вопрос как вопрос о расовом характере и его вредоносном влиянии на существование народов, на нравы и культуру",-М., 1906. Стало ясно: Дюринг понадобился не для дискуссий, а в качестве некоей экспериментальной модели глупости. Чтобы на ее сером фоне выписать свои яркие мысли. Мы ограничимся некоторыми цитатами из "произведения" Дюринга. Имеющий уши. - да услышит.

 "Мораль иудеев…нечто настолько глубоко сросшееся с их натурой, в сущности столь низменное, что ее дух можно указать уже в древнейших памятниках их религии" (стр.25).

 Трудно, однако, удержаться - нет, не от комментариев - негоже изощряться в укладывании пигмея на лопатки - трудно удержаться от одной -двух выдержек из великих творений человечества на ту же тему.

 За сотни лет до Гомера у еврейского народа уже был свой законодатель, заявивший "Не убий!". У Гиллела (2-я половина 1 века до н.э.) "золотое правило" гласило: "Не делай своему товарищу того, что тебе ненавистно; в этом весь закон, все остальное - толкование". Через полвека Иисус это выскажет не как запрет, а уже как рекомендацию. притом не только в адрес "товарищей", но и всего человечества.

Ничего себе дух низменного в древнейших памятниках религии! Лишь более чем через тысячелетие после героической эпохи шумеров наступил древнейший - индоевропейский героический век - эпические времена Греции. Еще через несколь-ко тысячелетий гениальный сын Германии (где несколько позже проживал Дюринг), Э.Кант, станет не бранить Моисея, Гиллела, Амоса и Иисуса Христа, а, уже напоенный из их святого источника, сформулирует закон - категорический императив. Тем не менее, мы читаем у Дюринга: "Неужели же немец, француз ...должен чувствовать себя солидарным с воззрением тех еврейских документов, которые дошли до нас как придаток к христианству?" (стр.27).

 Дюринг, не будучи оригинальным, как в последующем и Гитлер, потирает руки: "…жиды, со своей стороны, стали бы поработителями, если бы сами не были порабощены"(стр.26). Они-де по духу то поработители, то рабы, лицемеры, которые только и ждут, чтобы их защищали по-христиански. "Здесь на севере - родина нашего духа. Здесь господствовала фантазия,… превосходившая еврейское рабье воображение" (стр.36). Евреям свойственно отвращение ко всякой творческой работе, процветают только такие деятельности, которые зиждятся на присвоении чужого" (стр.47). Они "…не обнаруживают решительно никакой склонности к науке" (стр.64). "Укажите хоть одну научную истину, которая родилась бы среди иудейского племени! Ни математики, ни естествознания, ни логики, ни научного понимания общечеловеческих форм гражданской жизни, даже никакой философии". Правда, был какой-то Спиноза, но у него - никакого эстетического чутья, а его "Этика" - это по существу религия. Гейне - шут, "преступный стихослагатель". "Иудей - это отрицание всякой художественности" (стр.105). "Угловата и внешняя фигура иудея", у них и извращения в половой сфере, "врожденное отсутствие фантазии", неважны задатки в музыке, в политике, это "народ предателей" (стр.38). "Только истребление всей национальности могло бы избавить мир от этого ползучего зла" (стр.42). В борьбе с ними "все пути, ведущие к цели, хороши" (стр.146).

 Да, чтобы не забыть, виноваты "они" и в том, что Дюринга изгнали из Берлинского университета и признавали у него бред преследования и величия.

  Как говорится, комментариев не будет.

  Переходя к образцам российских соратников этого корифея, целесообразно начать с его поклонника-комментатора. В предисловии к книжке Дюринга, ее переводчик Правдин пишет в 1906 году (заметьте, через год после ужасающего кишиневского погрома): "…вопрос - полезны евреи или вредны для русских, русские имеют право ставить также твердо и смело, как ставят северо-американцы вопрос: полезны ли для них негры или китайцы?" (стр IX). Прямо, как о видах трав. А какая уж польза от этих бесталанных евреев?! "Их культурное творчество очень невелико, и притом не самостоятельно, а всегда было из вторых рук" (стр.

VIII). Помнится, в одном русском психоневрологическом журнале тех лет писалось о психической заболеваемости среди евреев. Еще не было Пикассо и Шагала, но уже творили Бакст и Левитан, Антокольский, а психиатр глубокомысленно рассуждал о биологической стерильности еврейского образного вкуса (просто Библия запрещала создавать кумиры, писать картины или лепить скульптуры - не было традиций). Все же "политик" Правдин проговаривается о некоторых действительных причинах своей ненависти, он опасался "…конкурентов на экономическом поприще теперь все: это - власть…когда князь Долгоруков наводнил Москву евреями, русские портные, белошвеи заведомо моментально исчезли"(стр.II). Конечно же, ни на что положительное евреи не способны… Однако, вывод следовал столь же незадачливо-капризный, сколь и императивный: "мы требуем….чтобы евреи оставили нас в покое…, а сами бы позаботились лучше создать государство… Если евреи так талантливы и умны, то чего же лучше как не проявить эту талантливость….на создании собственного отечества, собственного языка и собственного земледелия…"

 Ну и что? Прошли годы. И возникло еврейское государство, и говорит на "собственном языке" и прекрасное в Израиле "собственное земледелие". Ослабило это антисемитизм? - Еще одно доказательство, что не в еврейских грехах дело, не в их бесталанности, не в их ленности в сфере земледелия. Дело - "в головах антисемитов". Как ни велики и признаны заслуги евреев в победе над фашистским врагом, антисемиты от мала до велика твердили: "Иван - в окопе, Абрам - в рабкопе". Как ни прекрасен факт процветания Израиля, миллионы антисемитов равнодушны к судьбе его жертв от рук арабских террористов и выискивают повод винить эти жертвы, оправдывая террористов. Самое мрачное проявление равнодушия к жертвам Холокоста и террора - это открытое или замаскированное злорадство по отношению к жертвам агрессии. Одно из этих проявлений зловеще, но примитивно: утверждение, что-де не было шести миллионов жертв. Другое не столь примитивно, но чудовищно: не заслуживают-де сочувствия эти жертвы Холокоста, они шли на убой, как овцы, ни у кого не хватило мужества сопротивляться, "дать стражнику по морде".

 Если бы была необходимость спорить о фактах, можно было бы напомнить о мужестве евреев партизан, героев Варшавского гетто и пр. Что же касается оскорбления жертв, как якобы лишенных духовной высоты, мужества, то навязывание такого понимания требует анализа. Тем из антисемитов, кто способен мыслить и видеть дальше собственного носа, следует напомнить, что безысходное горе евреев, ведомых на расстрел или газовую камеру - это были переживания, которые в психологии относятся к разряду "особых" состояний сознания и подсознания. Они относятся к индивидуальному опыту роковых ситуаций на грани рождения, непереносимых болей, жизни и смерти.

 Приведем дословно мнение знатока психологии роковых состояний Станислава Грофа (1994) : "Для этого опыта типично отождествление с ранеными или умирающими солдатами различных времен, мучениками подземелий, узниками концентрационных лагерей…с состоянием матери или ребенка во время родов…"("Путешествие в поисках себя", с.22-23). Подобный опыт имеет транспер-сональные измерения в мире иерархии ценностей и жизненных стратегий. Этот опыт отрицательных роковых переживаний является как бы противоположным полюсом вдохновения - творческого выхода из мира собственного выживания в мир переживаний всего человечества. Скорбь каждого из жертв Холокоста - это уже не ярость отчаяния борца за собственное выживание, а как бы единение со скорбью невинно погибших во все времена и среди всех народов. Это состояние истинных святых.

 Пусть мой читатель сам найдет определения для тех, кто кощунственно оскорбляет горе невинных жертв.

 Мы привели выше наветы на народ еврейский от чудовищно-системных до примитивных, до примитива Дюрингов или Правдиных.. Вряд ли следует цитиро-вать десятки подобных откровений в "трудах" многих других атавистических антисемитов - они однообразны и серы, как оловянные солдатики. Их идеи - од-ного образца: берется экземпляр непривлекательного еврея, дается его портрет и делается заявление, что "все они такие". Однако, серость компенсируется экспрес-сией брани. Вот пример.

 "Евреи - самая вырождающаяся нация. Небольшого роста. Худые. Злые все. Глазки бегающие. Ручки трясущиеся" (из книги Жириновского "Иван, запахни душу".

 Если бы народу была надобность оправдываться, было бы достаточно напомнить о Самсоне и Давиде, или об успехах еврейских спортсменов, скажем в Англии. Эти успехи, между прочим, содействовали искоренению расовых предрас-судков среди населения страны. Одной из причин перехода лорда Джорджа Гордона в иудаизм были успехи еврейских боксеров. В XVIII веке Даниэл Мендоза заложил основы современного бокса в Англии. В Англии - родине бокса - жили прославленные боксеры-евреи: братья Беласко, Жэлиас Крабэ, Беньямин Вильям, Исаак Битон, Эллиас Самуэль, Билл Шилай. В США в 1854 г. прибыл !8-летний Арон Барнеа и через три года стал чемпионом страны. Затем был первый американский чемпион мира в легчайшем весе Аби Этелл, чемпионы Гино Реино, Эл Раид, Бенни Леонард, братья Короновиц, Чарли Гилман, Оскар Голдман, Мики Кац, Берни Фридкин, Барни Росс, Батлинг Левински, Макс Розенблюм, Макс Бер, Эл Макой, Соли Кригер, Джекки Филдс, Наум Финкельштейн, Берл Розовский и т.д. Чемпионом Германии был Эрик Зелик. Мат Велс и Гарри Месон были чемпионами Англии и Европы в 20-х годах. Шепсл Ротгольц с 1934 по 1939 был чемпионом Польши. Чемпионом мира в легком весе был спортсмен из Франции Виктор Перец. Боксеры-евреи из СССР: Владимир Ботвинник, Яков Браун, Влади-мир Коган. Лев Сегалович, Семен Трестин, Леонид Шейнкман, Иосиф Будман, бывший одессит Дмитрий Салита..

 Таков она, "вырождающаяся нация", таковы они, "ручки трясущиеся"…и такова клевета неофашистов.

 Так или иначе, еврейский народ, как и другие цивилизованные нации, не может быть отнесен к деградирующим изолятам - это люди с нормальными устремлениями. На небольшой территории земли Израиль за пять десятилетий при росте населения в шесть раз создал государство с цветущей экономикой. Валовой внутренний продукт вырос в 700 раз и в два раза превышает ВВП Украины и Египта, Сирии , Иордании, вместе взятых. Израиль обладает самой квалифицированной в мире рабочей силой: на кажые 1000 рабочих - 13 инженеров и техников, что в два раза больше, чем в США.

 Тем не менее атавистические антисемиты бранятся, смешивают евреев с грязью, скрипят зубами и брызжут кипящей слюной.

 На памяти последнего поколения человеческий вариант атавистического антисемита довольно выпуклдо выступает в телепередачах о российском фашизме. Весьма типично его выражал неоднократно демонстрировавшийся на экране Осташвили1).

 Имена некоторых настоящих антисемитов (например, Пуришкевичи, Нилусы, Рачковские) в русской истории стали нарицательными. Все они сотрудничали с царской охранкой, с криминальными элементами, темными силами общества, провоцируя еврейские погромы.

 О еврейских  п о г р о м а х, инициируемых в России деятелями подобного типа, имеется большая литература. Особенное возмущение всего цивилизованного мира вызвал кишиневский погром 1903 г. После этого наиболее кратко и достаточно полно проблема погромов в России была представлена в речи князя С.Д.Урусова в Государственной Думе (брошюра "Погромы и погромщики", типогр.М.Гец., Н.-Новг.,1906,с.1-10 и 21-32) и в его книге "Записки губернатора", М., 1907)2).

Л.Толстой, В.Вернадский, С.Трубецкой и др. опубликовали обращение к России:

"Мы выражаем наше болезненное сострадание невинным жертвам зверства толпы, наш ужас перед этим зверстом русских людей, невыазимое омерзение к подготовителям и подстрекателям толпы"

 Историками установлено: начиная с десятого века н.э. на протяжении более тысячи лет русские и их далекие предки жили бок о бок с восточноевропейскими евреями, чей вклад в развитие культуры, создававшейся усилиями многих народов, был и остается заметным. Но мирное и плодотворное сотрудничество сменялось и омрачалось столкновениями, гонениями, погромами.

_______________________________________________________________

1) С атавистическим антисемитизмом не следует путать антисемитизм политический, в котором нет паранояльной спонтанности, а есть расчет. Яркий образец такого антисемита, точнее антиизраилис-та, является Е.Примаков. Хотя его "творения" в ядовито-черных обложках антисемитской серии не столь глупые, как "творчество" Дюринга. Разница в том, что их алогичность не "спонтанна", не от "сумасшествия", а от политического расчета. Так как наука и умышленная ложь несовместимы, научная ценность подобной макулатуры равна почти нулю. Она, все же, интересна в историографическом отношении как образец а)макиавелизма в плохом понимании этого слова, б)политизации советской науки и русской Академии наук Советского периода - Е.Примакову присвоено звание не только профессора, но и академика. Он такой же академик, как я турецкий паша.

2) За несколько сот лет цивилизации страны с ее черносотенными правителями такой князь соз-рел. Созреет ли такой в "интернациональном" постсоветском парламенте?.

Выше упоминались первые погромы в России во время противокняжеского восстания в 1068 г. Из трагедии времен Карла IX историк хранит для человечества память о Варфоломеевской ночи. А кто (применительно к тем временам) помнит о примечании А.С.Пушкина к "Песням западных славян", шедших "войной на басурмана?"

  "Стали жечь турецкие деревни, а жидов на деревьях вешать". Примечание А.С.Пушкина: "Жиды в турецких областях суть вечные предметы гонения и ненависти. Во время войны им доставалось от мусульман и христиан. Участь их, замечает В.Скотт, походит на участь летучей рыбы.-Мериме".

Особенно кровавый след оставили погромы в середине XVIIв. при Богдане Хмельницком, в 80- годы XIXв., в годы 1-й и 2-й революции ХХ в. В годы фашистской оккупации здесь от рук немцев при участии украинских, литовских и белорусских антисемитов погибло полтора миллиона евреев.

 На территории нынешней Польши и Украины в XVIII веке еврейские погромы устраивали как банды польских конфедератов, нападавших на православных диссидентов (боровшихся за равноправие с католиками), так и гайдамаки, и оседлые казаки, и крепостные крестьяне во главе с сотником Гонтой. "Бунтари,- пишет В.О.Ключевский,- по-старому избивали евреев и шляхту, вырезали Умань" (1958,т.5,с.56). Заметьте - "по-старому".

 Крупный шквал погромов приходится на 80-е годы XIXв.на фоне очередной волны переселений в черту оседлости. Напомним об антиеврейских законах Александра III от 1882 г. (Великой Екатерине мы обязаны за "великие" законы 1779 года о той самой черте оседлости). Первый организованный погром прошел в Кировограде (тогдашний Елизаветград). Дикий разгул погромов вызвал возмущение всего западного мира. Спасаясь от погромов, страну покинули многие евреи (в том числе, между прочим, выдающийся скульптор Марк Антокольский)..

 В урагане гражданской войны на евреев петлюровцы обрушили около одной тысячи погромов, деникинцы - 213, а красные - 106.

 Во время еврейских погромов 1918-20 г.г. на Украине было разрушено свыше 900 городов и местечек (Фейгенберг Р., Летопись мертвого города, Л.,1928). Во всей России погибло около 100000 человек, и неизвестно, сколько было ранено, изнасиловано. Журналист Иван Деревенский свидетельствует об учиненном каза-ками 2-й Терской бригады под командованием Белогорцева погроме в Фастове под Киевом. Было убито не менее 2000 человек и ранено 400 1).

 В моем родном с.Самгородок (Винницкая обл.) после опустошительного погрома в августе 1919 г.еврейское кладбище пополнилось десятками новых надгробий. Особенно доставалось местечку от буденовцев.

 После рассекречивания советских архивов и, в частности, из стенограммы объединенного заседания представителей ЦК партии и членов реввоенсовета !-й конной армии - из доклада К.Е.Ворошилова - мы узнаем о еврейских погромах, учиненных буденовцами. Так 28.09.20 погромы и изнасилования имели место в местечке Полонном, 29.09.20 - в местечке Любарь, 3.10.20 - в местечке Вахновка. В приказе №89 по войскам 1-й конной армии от 9.10.20 так и сказано: "Конечно,

_______________________________________________________________________

1) Следует вспомнить добрым словом поручика Илюшкина, убедившего казаков своей сотни защитить от погрома целый участок (см. И.Б.Шехтман "Погромы Добровольческой армии на Украине",Берлин, 1922).

ничего опасного и страшного не было" - бандиты проштрафились мало, резание жидов они не ставили ни в какую связь с воинской дисциплиной.

 После фашистской оккупации живых евреев в местечке не осталось. Их убили руками односельчан и над могилами надругались некоторые местные жители. Кладбище представляет печальное зрелище. Пережив в детстве погром и потеряв отца, убитого на глазах его шестерых детей, я предпочел бы не касаться этих сюжетов.

 В царских правительствах проводилась политика сегрегации евреев: ограничивалось бытовое общение с христианами и запрещались браки с ними, возбранялось также жить вне черты оседлости, покупать землю и заниматься земледелием, работать на железных дорогах и почте, занимать офицерские должности и состоять на государственной службе. Циркуляр от 5 июня 1887 г. устанавливал для евреев ограничительную 3% норму для поступающих в гимназии и университеты. А задолго до того был издан указ Елизаветы Петровны (1742г.) о высылке из России лиц иудейского вероисповедания, причем - вопреки объяснениям сената, что это повлечет за собой ослабление казны. Ее резолюция : "От врагов христовых не желаю интересной прибыли".

 Анализ мотивации "атавистического" антисемитизма в чиновничьей (и сановничьей) среде обычно вскрывает те же низменные страсти, что и у бандитствующей толпы.

 Психологический компонент народофобии, включая юдофобию, мне видится в рассогласовании биолоической программы взаимопритяжения в природе (клеток определенных органов, особей одного вида - см.следующую главу: об элементах восприятия в процессах взаимопритяжения). При всем своеобразии этого рассогласования его черты сплошь и рядом выступают уже в мимике. Вы можете не уловить хватку сжатых челюстей (часто нижняя продвинута вперед), подозрительно и маскообразно неподвижные мускулы лица, даже характерную расслабленность во всей позе (этакое самовнушение: "мне-то что стараться? Я себе сиднем сижу, а вот попробуй замай!"). Взор же, он никогда не тот, что у обычного собеседника. Взгляд нормального человека струится от степени интереса или внимания и до слияния, влюбленности. У "атавистического". же антисемита, скрытого ли, явного ли, взгляд, даже если и не отводится в сторону, говорит не об устремленности, а об отталкивании, причем двух родов. Или это необычно яркий блеск обильно увлажненной поверхности быстро вибрирующих глазных яблок (стартовая реакция перед прыжком), или застывший свинцовый блеск ("тяжелый"), описанный психиатром В.Ф.Чижем у эпилептиков.

  Вот словесный портрет шовиниста в романе Юлиана Семенова "Репортер":

"…порою лицо доцента - во время бесед о национальном - замирало, покрывалось мелкими старческими морщинками, глаза останавливались, делаясь какими-то водянистыми, прозрачными, словно наполнялись невыплаканными слезами; собеседника в такие минуты Тихомиров не слышал, говорил с маниакальным устремлением, словно бы продолжая с кем-то давний спор, который никак не может закончить"(1988,с.45).  Вне сферы взаимоотношения народов такого рода националист может быть нормальным и даже приятным - вне "больного пункта", как называл И.П.Павлов избирательную болезненность. В этом пункте - избира-тельная нравственная "анестезия долороза" - чутко болезненная анестезия..

 В одном купе со мною ехал коренастый мужчина с мощной короткой шеей и густой бородой не то плотника, не то дьякона. Глаза его ( первого упомянутого выше типа) были столь же оживленными, как и его речь, обращавшаяся то к одному, то к другому спутнику, только не ко мне. При моей типично иудейской внешности объяснить это было просто и потому, что он то и дело, провоцируя меня, выходил на еврейскую тему: "они" вечно терроризируют русский народ, "они" бросали камни в участников крестных ходов, "они" врут - вовсе не 6 миллионов евреев погибло, а меньше и пр. С ним все было ясно.

А вот лицо с глазами человека второго типа в документальном изображении К.Ваншенкина ("Знамя", 1999, 3). Речь о поэте Федоре Б., человека мрачного, скрытного. Стихи - почти исключительно о животных ("Бык", "Петух", "Воробей"). О его лице с необыкновенно большим утиным носом говорилось по Гоголю - "Кувшинное рыло". При обсуждении космополитизма он сказал Маргарите Алигер:

- Не забывайте, чей хлеб вы едите.

Мучился он не только злобой, но и тягой к эфемерной славе, которая, как говорит-ся, фраера сгубила. Потянуло его в телестудию читать про петуха и его нос опознал телезритель, выживший партизан Отечественной войны, на чей отряд Федор Б. вывел карателей. Забрали "артиста" прямо из телестудии.

 Злоба в осознанных пределах - удел банальной подлости. При алогичном же мышлении она может пролиться ядовитым дождем необъяснимой агрессивности. Такого рода насильник (или "зацикленный" антисемит) в семье или на службе долго сходит за нормального семьянина, чиновника, математика, генерала или писателя. Помню человека с лицом описанного выше второго типа. Помню его на сцене, за кафедрой. Его речь отточена, логическая вязь выдает давние навыки научного мышления. Он держится привычно и просто перед аудиторией и, хотя он задевает еврейскую тему, обходит все острые углы и, вроде, не о ней разговор. Между прочим, при всем его многословии на эту тему, не помню ни одного упоминания Освенцима: абсолютно точное свидетельство нравственной стерильности и равнодушия по безошибочному тесту. Академический стиль оста-ется и в ответах на вопросы (судя по всему, заготовленные опытным лектором). Но вот первый незаготовленный вопрос, требующий более конкретного ответа по национальной теме. Лицо сохраняет прежнее выражение спокойного достоинства и только на миг глаза едва заметно отводятся в сторону, человек как бы что-то заметил в окне. Ответ сформулирован кратко и он исчерпывающе обходит самую его деликатную суть. Второй вопрос еще конкретнее требует точки зрения докладчика. И тут, не выдержав паузы, солидный человек за кафедрой преобразился в суетящегося старика, ехидно озлобленного, проглатывающего слова. И, наконец, он пробалтывает свою положительную позицию в отношении хулиганствовавших демонстрантов 1 мая 1993 г. Голос приобрел новые, скрипучие интонации, но глаза, они странным образом сохранили прежнее как бы сонное выражение, хотя и увлажнились застывшей старческой слезной пленкой. А вот лицо его во время обсуждения ситуации после трагедии Чечни. Все участники раскаянно ищут способы выхода из тупика, в который привел недоучет специфики и интересов "малого народа". Лицо же и фигура этого человека (второго типа) остаются скованными, а речь повторяет монотонно одну и ту же мысль: русским плохо. В отличие от всех выступавших - ни слова о страданиях чеченского народа, о жестоком разрушении их очагов. Только о русских. Господи, кто же возражает, но как им может быть хорошо, если будет плохо всем окружаюшим их?

 Обычно паранояльная зацикленность антисемита, как уже упоминалось - продукт определенного воспитания на фоне большей или меньшей готовности к агрессии - врожденной или приобретенной (нередко после черепно-мозговой травмы). И все же это больше грешники, чем больные. К такого рода грешникам были обращены слова Иисуса Христа: "Я пришел призвать не праведных, а греш-ных к покаянию"(Евангелие от Матфея, 9, 12-13). Так как мысли и голос всех проповедников и моралистов за 2000 лет не смогли оказать такого воздействия на человечество, как это сделал Христос, люди все больше приходят к мысли де Голля: "Есть проблемы, которые нельзя решить - надо научиться с ними жить".1)

Мы знали многих коммунистов, принадлежавших к партии (призывавшей насильственно - через убийства - приходить к власти или удерживать ее) людей порядочных в других отношениях. И мы не считаем их неисправимыми преступ-никами. "Надо научиться с ними жить". Нельзя вести диалог на языке оружия смер-ти и с черносотенцами. Иначе - вендетта (нескончаемая кровавая месть).

 Общепризнанно, что в прошлом исполнители-антисемиты рекрутировались среди отставных фельдфебелей и урядников, официантов и вышибал, приказчиков, отсидевших в тюрьме воров, сутенеров, а также среди отуманенных алкоголем дворников,.извозчиков, да и крестьян. Их, как мы сказали бы сегодня, зомбическую одержимость подметил и подслушал в трактире А.П.Чехов ("На пути").

 Толпа беспорядочно ревела…

  Гей ты хлопчик маленький,

  Бери ножик тоненький,

  Убьем, убьем жида,

  Прискорбного сына.

 Достойные исполнители поучений упомянутого учителя церковно-приходского училища и его идейных вдохновителей. Над этими исполнителями в России стояли вдохновители: "Союз русского народа", "Палата Михаила Архангела". Среди многих поощрявших их государственных деятелей были крупные личности с убеждениями широкого спектра (см. ниже "Антисемиты на обочине других убеждений"). В совокупности с ними они составляют крайне разношерстный конгломерат личностей, начиная от психопатов, нравственно порочных и социально деструктивных, до государственных деятелей, плодотворно служивших родине вне своей антисемитской агрессивности в отношении евреев (например, П.А.Столыпин, В.В.Шульгин и др.). Для крупной личности, зараженной недугом антисемитизма, этот недуг - не сверхценная идея. Не только они, но и антисемиты-исполнители - представители планеты "Земля", в муках рожденные женщинами. Нет другого пути, кроме как "научиться с ними жить" и со всеми до единого общаться на языке людей. После десятилетий фашизма, обнажившего про-тивоестественную сущность межнациональной ненависти, человечество созрело

 

_________________________________________________________________

1)Выше мы привели цитату из И.Берлин'а: та же мысль, но на языке философии

 

 

для новых шагов ее преодоления. Соответственно более терпимым должен стать язык взаимных оценок. Это было невозможно в годы яростного противостояния. О языке антисемитов говорить не приходится (некоторые примеры приведены в этой книге). В той драке и противники черносотенцов, включая самых благородных, не стеснялись в выражениях. Даже А.Блок, секретарствовавший в марте 1917 г. в специальной комиссии, записывал об одном из заключенных следующее.

 "Н.Е.Марков, бывший лидер черной сотни. Лицо широкое, темное - "харя". Глаза черные, скалит белые зубы. Виски зачесаны вперед. Линии лица жесткие, глухой и озлобленный голос, тон нахальный. "Дело ихнее там, что они знают". "Засим-с". "Немножечко это дело понимаю" "Погромы были до "Союза русского народа и будут после него". По его словам он ежегодно получал от правительства тайную субсидию - тысяч 12-16.1)

 И условия написания этого портрета и антипатия к оригиналу в той обстановке объясняют далеко не салонные краски. В иное время поэт нашел бы уже иные. Кто-нибудь, может быть, и в 1917 г. представил бы портрет по-другому, например, "Н.Е.Марков 2-й, бывший лидер черной сотни, лидер крайне правых в 3-й и 4-й Думе. Лицо мужественное, широкое, кожа его лоснится стойким, хотя еще прошло-годним, загаром. Оно обрамлено столь любимой народом "чуприной" - зачес впе-ред. Очень подвижные чуть навыкате глаза горели каким-то разудалым блеском.

_______________________________________________________________________________________________________

1)Ассигнования руководству "Союза" выдавались из спец.фонда, созданного по высочайшему повелению. Вначале он находился в ведении Д.Ф.Трепова, позже им распоряжались министры внутренних дел. Подобные "Высочайшие повеления" - одно из доказательств специфичности антисемитизма, против еврейского народа монарх и правительство ополчились особым аппаратом. В те годы, разгневанный демонстрациями и забастовками в годовщину Кровавого воскресения, царь отдал распоряжение генералам Раненкампфу и Меллер-Закомельскому "…предавать краткосрочным полевым судам агитаторов,…казнить их всенепременно публично". Царское правительство и не оспаривало данных об этих карательных экспедициях: было казнено 5000 человек, отправлено на каторгу 21000 и в тюрьмы 170000 человек

______________________________________________________________________________________

  После Гомельского погрома 1905 г. царь не утвердил протокол правительства об устранении от должности зверствовавшего там жандарма ("Кому какое , собственно, до всего этого дело?"). Прочитав подробную брошюру майора царской охранки Османбея Кибирлизаде, он начертал: "Полностью разделяю высказанные здесь мнения".

 "Я знаю, что суды относятся к участникам погромов с излишней строгостью". Царь огорошил С.Ю.Витте вопросом: "Правду ли о Вас говорят, что Вы стоите за евреев?"

 Ученый-изобретатель, губернатор, друг П.А.Столыпина, П.П.Шиловский, не очень высоко оценивал достоинства царя. Прием у него в воспоминаниях сановника описывается не без юмора.. Сообщая о сталелитейных заводах в Екатеринославской губернии, П.П. Шиловский заметил, что они, к сожалению, находятся не в русских руках.

- В руках евреев,- с некоторой грустью подсказал государь.

 Мне пришлось улыбнуться:

- Нет, Ваше Величество, - в руках бельгийцев и англичан…

  Князь С.М.Волконский в своих воспоминаниях (1992, т..2) писал о "Союзе русского народа" под водительством Дубровина: "Одна из опаснейших ошибок последнего нашего царствования - то благоволение, которое Николай П оказывал подобного рода деятелям и подобного рода организациям"

______________________________________________________________________________________

 Когда после Кишиневских погромов туда направлялся губернатором князь С.Д.Урусов, министр иностранных дел В.К.Плеве его напутствовал: "...поменьше сантиментального юдофильства"

______________________________________________________________________________________

На постановление правительства Столыпина о частичном снятии еврейских ограничений государь ответил письмом 10.10.06: "Несмотря на самые убедительные доводы в пользу….- внутренний голос все настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя". Его подхалимы что -то вякали о том, что человек-де он был якобы не злой. А в общем, "чело-веколюбие" его по отношению к своим народам простиралось не очень далеко. Как сообщает В.П.Обнинский ("Последний самодержец", 1917, с.70) после ночного разгрома эскадры на рейде Порт-Артура в 1904 г. он в ответ на тревожный вопрос Бессарабского предводителя дворянства небрежно бросил:

-Ну. знаете, я вообще смотрю на все это как на укус блохи.

Чтобы по-трезвому оценить моральный облик самодержца "Николая-кровавого", его отношение к своим православным и к миллионной еврейской общине, достаточно вспомнить, что все, сказанное здесь, происходило не в средние века, а более чем через 100 лет после провозглашения принципа Свободы, Равенства и Братства и клича Томаса Джефферсона: "Изменить можно все, кроме врожденных и неотъемлемых прав человека". Может ли незлой и просто порядочный человек так мыслить, чувствовать и действовать?

 

 

Превосходный ряд белых зубов. Находясь среди недоброжелателей, держится независимо, бросая им в лицо свою сомнительную правду-матку". И далее - прямая речь….

 Пока я сейчас упражнялся в "лакировке" этой несомненно криминальной личности, не мог отделаться от портрета моего товарища по летному полку. Это было кощунственное сопоставление. Мой товарищ, светлой памяти Костя Захаров, был умопомрачительно привлекателен, заразительно весел ("разухабисто"), столь же шумно радовался победам товарищей, как и плакал почти навзрыд, когда терял их, хулиганисто драчлив и бескорыстно добр. Огорчаясь тому, что на мне была старая солдатская шинель, он упрашивал: "Ну, пожалуйста, прими мой подарок, реглан,мне же все равно выдадут другой" ( о его проделках с начпродами батальона аэродромного обслуживания ходили анекдоты, тыловики побаивались известного асса). Костя, обаятельный Костя. Ты вырос среди Ивановских ткачей, тебе не внушали с детства, что "они" Христа распяли и не подстрекали к погромам. Возможно и Марков, если бы он вырос в здоровой народной среде Кости Захарова, был бы человеколюбив.

 В музее Нижегородского медицинского института прочел: среди погибших на фронте сотрудников фамилии Раскина, двух Раппопортов, Алышевского, Гликмана, Иоффе, Кана, Пендуса. И (Бог ты мой!) рядом - щиток, на котором фа-милия известного писателя-антисемита. Не его ли отец был знаменитым в городе главным врачом больницы до 1923г.?

 Профессионалы-историки и социологи считают, что почва для массового "атавистического" антисемитизма в России истощается. Так как основная причина антисемитизма не в евреях, а в ментальности антисемитов, то и дальнее прогнози-рование ситуации следует проводить с учетом этого последнего фактора - агрессивности антисемита. Восприятие этого агрессивного элемента находило ев-рейскую цель в определенных общественно-истоических условиях. Эти цели изме-нились. Образ нерусского человека больше не концентрируется в лице одних евреев. "Лицо кавказской национальности", цветные, эстонцы - широкие круги: нет больше "десятки" на листе-мишени.

  Итак, опыт националиста, во-первых, размывает цель. Во-вторых, тот же опыт, включая смешанные браки, производственные и другие связи, неизбежно смывают черные краски с лица еврея, помогает националисту на себя оборотиться, прежде чем кумушек считать трудиться. Кроме того, современный еврей уже не представляется столь легкой добычей( по своей беззащитности) для агрессивных инстинктов. Да и по численности евреев в России становится все меньше. Они не объединены глубокой религиозностью (по крайней мере в России), национальной культурой, национальным языком. Те черты характера, которые вырабатывались в гетто и местечках, ушли в прошлое.

.

 Существует точка зрения, что современных евреев (вне Израиля) по существу нельзя рассматривать как народ, как нацию. Что же их объединяет как специфическое образование, возбуждающее антипатию? Выходит - нет такой от-рицательной спцифики (Фурман Д.Ф.). Другая точка зрения на евреев России: они нация, как и, например, русские немцы (М.Симашко, 1991). Короче говоря, в условиях многонационального государства трудно даже очертить ясно объект вражды.

 В специальном исследовании ("Еврейское в мировой культуре", 2001) С.Е.Кра-пивенский выделяет некоторые черты еврейской культуры: 1) иудаизм (но ведь и христианство и мусульманство включают Ветхий Завет -Я.П.), 2) стремление изменить мир к лучшему (а какой народ стремится к худшему ? - Я.П.); 3) йчувство ответственности, избранности (а Америка, Швейцария? - Я.П.); 4) преуспевание ( а не "козел отпущения"? англо-саксы, шведы не преуспевают? - Я.П.). Свои особенности, краски - у всех народов. Какая уж там специфичность. Не в мишени - главная причина явления, а в стреляющем. Он является источником несчастья не только для надуманного противника, но и для самого себя. Если же синдром антисемитизма еще невыгоден и для его носителя, значит, он формируется вопреки здравому смыслу, как бы в больном воображении. Болезнью - атавизмом является больше содержание ксенофобии - антисемитизма. Не он заложен в подсознании (как, впрочем, и ошибочно относимые сюда "классовый инстинкт" или даже некоторые грамматические структуры). В процессе логической конкретизации инстинктивных проявлений они и наполняются содержанием ксенофобии, индуцируемым упомянутыми церковно-приходскими учителями из Козельска, Гитлерами или посткоммунистическими национал-патриотами..

 Как же формируются в мозгу эти отношения подсознательного и сознательного? Где, как спросил бы студент-медик, л о к а л и з у ю т с я эти процессы? Заметим, что их знание вовсе не обязательно, чтобы оставаться порядочным человеком, не зараженным ксенофобией.

 Вспоминается сосед по московской квартире, рабочий конфетной фабрики Бабаева, который в годы антикосмополитических погромов стал деликатно, щадяще выражать особое уважение к нашей семье. Он не говорил, как иные, что ему "стыдно за свой народ" и вообще избегал разговоров на больную тему. Когда же моя теща рассказала об эпизоде с моим выкручиванием руки разбушевавшемуся антисемиту на трамвайной остановке, он огорчился:

 - Не надо, вот этого-то и не надо!

Затем, выдержав паузу, он нас всех огорошил:

 - Надо дистанцироваться, как от собачьего лая.

С тех пор глагол "дистанцироваться" со всеми теплыми оттенками прописался в нашем доме.

 Конечно же, прав был наш милый сосед, но только не относительно ситуаций, в которых надо "власть употребить". Не приходится дистанцироваться с учетом витальных проблем, обсуждаемых в этой книге. Приходится задуматься над природой антисемита: относится ли она к явлениям нормальным или аномальным, или криминальным.

 И в самом деле, как может обладатель нормального мозга человек, родившийся от матери - Человека, исповедовать человеконенавистнические идеи по отношению к целому народу?. Не может - само собою разумеется: нелепо, удивляет. Между тем в реальной жизни удивление по этому поводу кажется проявлением незрелости. "В зрелом возрасте,- улыбается Вл.Набоков ("Другие берега"), - рядо-вой читатель так привыкает к непонятности ежедневной жизни, что относится с равнодушием к обеим черным пустотам, между которыми ему улыбается мираж, принимаемый им за ландшафт… Дабы восторг жизни был человечески выносим, давайте (говорит читатель), навяжем ему меру".

 Короче, давайте мириться с безумием бренной жизни - такова мудрая "реалистичность". Иные богословы даже отождествляют иррациональность (по крайней мере, видимую) с Высшей волей, оставляя нашей разумной активности лишь одну отдушину - веру. И все же, этой вере никто не запрещал стремления к пониманию "безумия" жизни. "В этом безумии есть своя система" - она пробивается вверх маячно светящейся спиралью.

 Что в годы Французской революции могло казаться иррациональнее террора, сменившего оптимистические иллюзии? Но статую этой иллюзии воздвигли в Соединенных Штатах. Да, гильотина террора казнила не только Людовика XVI, дворян-заговорщиков и неприсягнувших священников, но и самих мечтателей. Да, эти иллюзии таяли в смраде Термидора и Директории. Да, еще отвратительнее подобные процессы протекали в Советском Союзе. Но без этих иллюзий (при том, что за ними следовал шлейф не только термидоров, но и куклукскланов, концентрационных лагерей, ГПУ и борьбы с космополитизмом) не формировались бы современные демократии Объединенной Европы и США. И не стал бы брезжить свет демократии в туннеле России. Не исчезли бесследно "иллюзии" просветителей XVIII века, не растаяли в воздухе идеи царства Разума. "Иллюзии" были нормой, а их разрушение - отклонением от психической гармонии.

Вспомним еще раз (гл.4Б) спор Спинозы и священника. Оба признавали высшие силы мироздания, но философ призывал не к слепому их принятию, а к исследо-вательскому слиянию. Богословы утверждают, что вера в разум - это ложная теология, а она порождает и ложную антропологию: если мы не созданы Им и по Его подобию, мы не причастны к вечности и цена нашей жизни - та же, что и цена обезьяны, от которой якобы происходим согласно науке. Наука не защищает человека, его свободу, являющуюся категорией духовной. "С позиции науки,- про-поведовал А.Мень,- так же мало осуждать человека-угнетателя, как хищника, по-жирающего добычу. И если отрицатели Духа говорят о недопустимости подавления человека человеком, то к этому побуждает их не наука, а смутный нравственный инстинкт" ("Ветхозаветные пророки", Л.,1991,с.39). Итак, инстинкт, нечто физиологическое, порою низменное, и вдруг в него возведено самое высокое - духовность. "Нравственный" и "инстинкт": кольцо замкнулось, логического выхода за его пределы нет,если не разрубить его принятием веры. Так, между прочим, Д.С.Мережковский, сопоставляя две позиции (А.И.Герцена и М.А.Бакунина) рационалистические и мистические, призывает к слиянию с единственно возможным критерием истины и свободы - с Богом. ("Хама Грядущего победит лишь Грядущий Христос"). Так что Христос ли, другие ли символы веры, но не столь уж иррациональны внутричеловеческие борения, в которых нравственный инстинкт -"смутный".

 Когда богословы до последних десятилетий говорили о науке, речь шла о науке Ньютоно-Картезианской. Ныне, в связи с выходом на уровень энерго-информа-ционных систем (см.С. Гроф, "Путешествие в поисках себя", М., 1992; Кр.Гроф, "Жажда целостности", М., 2000 ; А.Г.Ли, "Ясновидение", М., 2000), грань между наукой и верой начала размываться. Целостность мира, связь каждой его частицы с Всеобщим, объективно существующим управлением не только в Ньютоно-Картезианском трехмерно-пространственных и временных измерениях - эта це-лостность становится прозренем и веры, и, кажется, науки.

 

 

 7. Медицинский аспект: агрессивный национализм как форма функциональной агнозии и гиперпирамидной активности.

 

 Антисемитизм это психологическая проблема. Ее источник

находится не в реальности, а в мозгу антисемита.

  М.Даймонт

 

 Вражда или дружба, ненависть или любовь. Можно ли аналогизировать в чем-либо эти человеческие взаимоотношения с биологическими отношениями клетки с клеткой, элементов ее ядра или протоплазмы с элементами соседними? А группы животных общностей - можно ли их аналогизировать в чем-либо с общностями человеческими? Что в этих общностях естественно и что противно естеству?

 Согласно учению Ч.Дарвина е с т е с т в е н е н  отбор в борьбе за существование, а по мнению авторитетнейших исследователей естественен аффи-нитет - взаимовлечение и альтруизм. Взаимодействие, а не эгоизм (Спиноза Б., "Этика", 1677; Дюркгейм З.,"Новые идеи", сб.2, 1914; Кропоткин П.А., Собр.соч., 1906, 1918; Эфроимсон В.П., Новый мир, 1971, №10; Фромм Э., "Бегство от свободы", 1941, 1995). Взаимодействие клеток в организме (дорефлекторные автоматизмы) складывается еще в зародыше и проявляется в первых его движе-ниях. С развитием же нервной системы внутреннее единство со средой опосреду-ется и через эту систему в согласии с осознанием своего "Я". Взаимная борьба фагоцита и микроба, антигена с антителом, метаболитов нервного ствола зароды-ша и наплывающей на него костной ткани - это тоже борьба, но дружественных гвардий, стоящих на страже интересов выживания макроорганизма,. нашего "Я"

 Еще Ф.Ницше (1903-13 г.г., русск.изд.1990) писал, что глубинное "Я" - мера и ценность всех вещей. В последующем психологи показали, что на эмоциональном уровне самосознание реализует мотивации в большей степени, чем на интеллектуальном (Cattell R.Br.J.Ed.Ps., 1966, 36,2,p.280; Осмолов А.Г. "Деятель-ность и установка", 1979; Фромм Э. "Бегство от свободы", 1990 и мр.др.). Что каса-ется самых высоких уровней, включая такие экзистенциальные категории как совесть, то принято считать, что наука пока не готова их взвешивать на исследовательских весах (Чудновский В.С. и соавт."Самосознание".,1993).

  Немецкий психопатолог К.Леонгард в книге об акцентуированных личностях утверждает, что вариации отклонения от нормального характера нелегко опреде-лить с первого взгляда. Ни наблюдения, ни беседы не помогают однозначно описать упомянутые вариации. Лишь талантливым писателям-психологам удается понять "изнутри" мотивы чувств, дум и поступков их персонажей. Так, я в беседах с близкими знакомыми, которые, как казалось мне, не могли (в силу своей культуры) унизиться до банального национализма, убеждался, что был диагности-чески наивен "с первого взгляда" в отношении отклонений от нормального характера: в отношении их совести. Один из них "засветился", когда в Татарстане вместе с эйфорией суверенитета в некоторых душах стала расцветать русофобия. Второй, весьма неординарный ученый как-то проговорился: евреи-де в науке своего слова не сказали…., они склонны к ловкому использованию чужих идей. Они должны-де двигаться более скромными путями приобретения симпатий: через житейские бытовые контакты, путем демонстрации своей кухни, тепла семейной жизни. Третий, еще более эрудированный коллега, рекомендовал мне проникнуться идеями антисемита Бегуна (кн."Вторжение без оружия"). Такое я не мог прежде себе представить даже в дурном сне.

 С позиции психиатрии агрессивный национализм поражает прежде всего своей парадоксальностью, иррациональностью. Психиатры находили у злобных нацио-налистов черты паранойи, психопатии эпилептоидного, истерического круга и пр.

 Это не означает, что любой аггрессивный националист является пациентом психиатра или невролога. Можно говорить лишь об отдельных проявлениях, схожих с патологическими. Этак в подобные рубрики могут быть включены многие лица, испытывающие настороженность, симпатии и антипатии в отношении людей, придерживающихся в каких-либо отношениях альтернативных вкусов.. Так, нельзя согласиться с мыслью, высказанной в очень интересной статье М.Рейделя (N.D.Week Rus.-Am. N.P.-1988.-3.05,c.8). Автор включил антисемитизм в рубрику психопатических фобий, т.е. в диагностическую дефиницию, в диагностический штамп. Ну, а если с позиции потенции, наклонности, акцентуации? Как складываются отношения своего "Я" (и своего сообщества) с окружающими?

 Нормальное чувство физического комфорта определяется подсознательно всеми анализаторами: импульсами из внутренних органов, из мышц, зрением, слухом, обонянием, иммунными рецепторами.. На самом низком уровне своего "Я" (физического) это чувство может быть достигнуто легко. Психоаналитик W.Schultz (Profound simplicity, 1993), пожалуй, без достаточного чувства юмора, рекомендует: "чтобы чувствовать себя от шеи вниз, чтобы ощущать жизнь.., оптимальны рольфинг, биоэнергетика, метод Александра или Фильденкреца" (с.11).

 Согласно современным психологическим взглядам познающий себя субъект определяет себя не только физически, но и с позиции "удовлетворенности", "ценности", "уровня притязаний".

 Никто не представил столь всеобъемлющеее объяснение самовосприятия "Я", как З.Фрейд. Он исходил из "низменного" телесного "Я", телесного символизма, из "локализации либидо" (и с выражением его энергии в сублимации-открытости). Позднее А.Адлер (1913) связывал болезненные самооценки человека с компенса-цией истинной или воображаемой ущербности тела в процессе стремления к власти, К.Юнг (1909) - с интра- или экстраверсией и так наз.архетипом, т.е.образами общечеловеческой символики мифов, сновидений и пр. Примени-тельно к самовосприятию россиянина по образам предков - это олицетворенное сострадание, милосердие, широта души, кротость, задушевность, простота. По мнению же русофобов, как пишет И.Шафаревич, русским приписывают "Архити-пические" черты рабской покорности, отсутствия чувства достоинства и, одновременно, нетерпения к чужому мнению - смесь злобы и холуйства.

 В неофрейдистской литературе рассматривается "образ духовного "Я". Многие считают, что биологические теории механистически упрощают понятие духовного "Я". С другой стороны, вряд ли целесообразно противопоставлять психологические и биологические подходы к изучению личности и, в частности, ее восприятия своего "Я" (и его окружения).

 Развитие кибернетики позволило по-новому рассматривать науку о функциях мозга в единстве со всеми науками гуманитарными. Давно известные врачам сведения об асимметрии полушарий мозга, о доминантном (левом) и субдоминантном (правом) полушарии уже модулируются в работающих системах спаренных вычислительных машин. Одна из них моделирует как бы функции левого полушария (отвлеченные, символические знаковые сигналы-цифры, слова и пр.), другая моделирует целостные временно-пространственные образы. Совмест-ная деятельность таких систем позволяет надеяться на создание машин с чертами человеческого характера. Речь идет о работе компьютеров, системы с преобладанием символического ("мыслительного" по И.П.Павлову) или образного ("художественного") типа. В этой системе характеров, во многом определяющейся взаимоотношением мозговых полушарий, важнейшим компонентом является различение "Я" и "неЯ" (все остальные).

 В ХХ веке космогоническое мировоззрение, его направления - естественно-научное (Вернадский А.И.), политико- и поэтико-философское (Мохандас Ганди, Андреев Д.Л.) высветили человеку его единство со средой не только планеты, но и вселенной, притом единство не только настоящее, но и прошлое и будущее. Заметим, между прочим, каким пигмеем предстает любой агрессивный националист, неспособный оценить свое "Я" не только в этом мироздании, но и в межнациональном букете города, страны, планеты.. Отвлечемся от этого узкого кругозора и вернемся к механизмам нарушенного познавания собственного "Я" и окружающего мира. Даниил Андреев рассматривает целостный процесс познавания себя и окружающего мира во времени ("метаисторическое познание") в трех его стадиях. Первая - кипящая образами минута эмоционально потрясающего восприятия. Вторая - продолжительное и более творческое "вглядывание"(отнюдь не только зрительное) в исторические образы в их слитности с собственным "Я"; складывается общая композиция или художественный образ, но без достаточной прочерченности всех связей. Третья, индивидуально осмысляющая стадия, протекает при искажающем вмешательстве субъективизма. Применительно к обсуждаемой проблеме, не о субъективизме и ошибках ли современников - математиков типа Л.С.Понтрягина, И.Р.Шафаревича, или об А.Розенберге и И.Геббельсе, думал поэт-философ (между прочим и о них), описывая третью стадию. Эти самые стадии и механизмы "потрясающего" первоначального восприятия, "вглядывания" и "осмышления" - наименее разработанные вопросы в проблеме агрессивного национализма.

 Все наше изложение задумано в связи с размышлениями о восприятии антисемита, о извращенном восприятии в чадящем дыму неумной политики, мракобесия, предрассудков, в дыму, рождающем чудовищ..

 По мнению З.Фрейда ненависть к евреям рождена фрустрацией - досадой по поводу слишком высоких моральных требований, предъявляемых людям евреем Христом. Это-де своеобразный комплекс моральной неполноценности антисемита, проявление его "больной совести". Злокачественный агрессивный национализм обладает желчным спутником - чувством неудовлетворенности по поводу неосуществленной или недостаточно осуществленной расправы. Отрезав себе путь гармоничных человеческих отношений (диалога или внутреннего само-обличительного монолога - катарзиса), антисемит неизбежно впадает в невроз. Невротики - это лица с ограниченным полем прогноза. Их прогноз ограничен оптимистическим ожиданием благоприятных (по их понятиям) событий и благоприятного (с их точки зрения) окружения и поведения людей в этом окружении. Их беда в отсутствии запасного - альтернативного - прогноза "неблаго-приятного", т.е. жизни по де Голлю - с имеющимися проблемами. Оказавшись лицом к лицу с реальными (или непрогнозированными) событиями, они и "нерв-ничают"1).

 Самый, может быть, неординарный историограф, Освальд Шпенглер, рассмат-ривал историю человеческих культур с позиции их способности к программиро-ванию - определения своего места во времени. Античная жизнь исчерпывалась в полноте мгновения - закрывались глаза на отдаленные события. Статуи, дорические колонны. Последующая - западно-европейская культура - выход за пределы тела, в историческую протяженность времени и пространства. В искусстве - красочно звучащий портрет, мадонна с тревогой о будущем младенца.. Человек вышел в готическое высокое пространство, в бурные формы барокко. Есть бесспорная общность черт различных культур и особенностей отдельных лич-ностей. Военными психологами доказано, что около 20% солдат не могут убивать - даже в пылу сражения. Остальные - другой природы, среди них встречались и убийцы-насильники. Эти черты со времени Кречмера довольно детально класси-фицировали по критериям, главным образом, эмоциональности и воли. Историчес-кий же анализ О.Шпенглера побуждает нас распознавать в биологических особен-ностях некоторых личностей черты отдельных исторически сложившихся культур.

 

___________________________________________________________________

1) Согласно взглядам ряда психиатров главное в неврозе - парадоксальное отношение к желаемому и случившемуся, что, по существу, и есть отношение к прогнозу и его результату.

 Ярость человека - это как бы преформированное чувство хищника, его тяги к убийству при невоз-можности его завершения. Смерть же жертвы для хищника является своеобразным наркотиком агрессии. Биоэнергетика жертвоприношения в доисторические времена (до религиозных культов) вовсе не преподносилась духам. Она просто поглощалась исполнителями и делала охоту и войну более эффективными. Наш сотрудник, Н.У.Ахмеров, исследовал древние - донервные - формы воздействия на расстоянии и при "жертвоприношении". Это исследование биоэнергоинформации проводилось уже не на культуре тканей (Казначеев В.П., Михайлов Л.П., "Сверхслабые излучения", 1981), а на трупах. Забивались белые мыши и в этот момент у лежащего в 50 см. трупа человека на исследуемой точке снижалось электрокожное вопротивление. Короче, телепатическая реакция (ответ) на разрушение живого, это реальность даже для мертвого. Как она префоромируется (сублимирует) нервной системой в сложном живом организме - тема всей человеческой культуры.

 

  Многоцветная и многозвучная симфоничность европейской культуры - в схва-тывании прошлого и будущего. В динамическом гнозисе. У мыслящих обладателей характеров указанных 20% людей нет внутренней почвы для воинственной ненависти. У агрессивного же националиста преобладает готовность к замыканию связей чувственно индиферентной или отрицательной окраски всего, что не близко его собственному телу1). Созерцание боя гладиаторов было нормой античных вре-мен, ненависть к "не нашим" является нормой в гнозисе современного (и давнего) агрессивного националиста.. Стоит задуматься над характеристикой, данной О.Шпенглером "аполлоническому идеалу": "Мысли были заняты людьми, связан-ными одной кровью, которых видели вокруг себя, а не будущими поколениями ("Закат Европы", 1992, с.441). Можно, продолжая эту мысль, подумать и о противо-положной тенденции - об изобилии и в искусстве образцов мыслящего страдания, покаяния и устремленности в будущие времена. Скажем, "Думы, мои думы!" Тараса Шевченко; "Моисей" Ст.Эрьзи, "Христос в пустыне" И.Н.Крамского и мн., мн. др. Таким образом, в человеке любой "крови" есть черты, отражающие истори-чески знакомые тенденции определенных культур. Условно можно говорить о ха-рактере вавилонском, китайском, египетском, индийском, античном, европейски-американском. Как всякая аналогия, да еще в такой деликатной сфере, подобное сопоставление опасно. В плане же наших размышлений укажем пока: национали-стический характер - это когнитивный (познавательный) дефект настоящего и программирования будущего. Агрессивный националист по форме может быть и Аполлоном, по духу же он далек от Сикстинской мадонны, не говоря уже о Христе в пустыне.

  Гипертрофированные оценки своего телесного и духовного "Я" как положи-тельные, так и отрицательные (тревожная неуверенность в себе), неизбежно сопо-ставляются со своими оценками окружающих по шкале близости или дальности. Процесс начинается с восприятия близкого, сходного, "своего" и дальнего, несход-ного, "чужого". Вряд ли здесь уместна дискуссия с психопатологами. Известно, как субъективны и изменчивы их взгляды на разных этапах. Подобно тому как с жи-тейских позиций многие сводят антисемитизм к зависти, одни психопатологи сводят его к агрессивности как сверхкомпенсации неполноценности в какой-либо сфере, другие - к архетипу - к "коллективному бессознательному", третьи - к дефек-ту "адаптивного поведения" на пути к желаемому и т.д.2). Каждый из них прав в силу того множества радикалов, которыми обладает любое психологическое поня-тие и не прав в силу увлечения психологизмом.

 Восприятие "Я" (вне общественно-исторического окружения) предполагает сох-ранение индивидуума в условиях динамического равновесия - физического, биохимического, симпатико-парасимпатического и пр. Любой стресс мобилизует резервы организма, но - в норме - в пределах допустимых колебаний3)

 

____________________________________________________________________________________________--

1)  Говоря о носителях негативной психологии, лицах, озабоченных больше своим телом, психологи отмечают "отсутствие света" в глазах таких личностей. Исходящее от них излучение порождает ощущение свинцовой тяжести, давления.

2)  См., например, бесчисленное множество противоречащих друг другу "теорий"мотиваций процесса восприятия, "атрибуции мотивации" (в кн. Хекхаузена "Мотивация и деятельность", М.,1986)

3)  Доступную информацию о стрессе см.: Я.А.Лупьян "Барьеры общения", Минск, 1986; Б.Мюлленайзен "Синдром стресса", изд.Казанск.у-та, 1993.

 

Эта мобилизация осуществляется на разных уровнях личности. Известны некоторые колебания, не только вызванные стрессом, но и обусловливающие его генерацию изнутри, в самом "Я". На самом "низком" чувственном уровне защитно-агрессивное преображение выступает, в частности, в форме ярости (в эксперименте - при раздражении наружной части гипоталамуса мозга). На высочайшем, "сверхчувственном" уровне, определенные изменения в мозгу тоже обеспечивают изменения личности, ее "выход из себя", ее функциониро-вание в другом режиме. Психологи описывают это состояние как "выход из тела" (ВИТ, Out-of-Body State). Пределы такого состояния весьма широки - вплоть до преображения, обретания сходства с другими "Я". При всей мистичности подобных состояний некоторые факты контролировались крупными учеными. Огульному их отрицанию предпочтительно осторожное "в этом что-то есть". Известная путешественница А.Давид-Неэль ("Мистики и маги Тибета", М., 1991) рассказала о ламе, который на ее глазах ввел себя в транс: "Его тело напряглось, черты постепенно изменялись, лицо покрылось морщинами…На вас смотрел не лама из Далинга, но другой, совсем незнакомый человек.." В этом, как и в многих подобных описаниях, конечно же,последовало чудесное исполнение предсказаний и пр. Тем не менее, не все подобные примеры сродни галлюцинаторно-бредовым состояниям. Укажем лишь, что попытки объективного их изучения физиологическими приемами выявили определенные о б у с л о в л и в а ю щ и е их изменения в периферических тканях и в мозгу (см.препринты И.В.Родштата №2.602 "Вопр.объективизации некоторых дискуссионных психофизиологических феноменов", М.,1995 и №1612, "Структурно-функциональные предпосылки сверхчувственного восприятия", М.,РАН, 1996) - о реализации сверхчувственного восприятия серотонинэргической медиацией.

 В контексте наших раздумий представляет интерес клинически четкий симптом, как бы моделирующий все эти "феномены двойника", "автономной материализации" и пр. Речь идет о фантоме ампутированных. Тысячи таких пациентов сообщают об ощущаемых ими движениях и болях в отсутствующих конечностях. Другими словами, они воспринимают как часть своего "Я" нечто, существующее вне их тела. Это патология, но это и норма - для ампутированных.

  Не так просто оценивать антисемитизм. Это патология, но это (с точки зре-ния вменяемости) и - норма. Если эта аналогия кажется слишком далекой для националистической агрессивности, обратимся к другой неврологической патологии, более непосредственно связанной с нарушениями восприятия у на-ционалиста.

 Представьте себе шовиниста, который весь вскипает при одном виде чело-века "чужого", неприятного ему этноса. Он воспринимает его как нечто отвра-тительное с первого взгляда, или просто как чуждое, безразлично.

 Таким образом, националист, занятый интересами лишь с в о е г о тела, клана или своей нации, как бы не видит, не слышит ничего, что за их предела-ми. Если бы восприятие мира ограничивалось одним лишь зрением, мы сказали бы - "слепой".

 Мне известен некий З-ко, давно потерявший зрение. Очень озабочен интересами незрячих, справедливо возмущен ворами-бюрократами, оби-жающими его товарищей по несчастью. Любит выражаться афоризмами. Мечтая быть начальником карательного учреждения, часто повторяет:

- Буду работать так что не каждый день, а каждый час у меня будут просить расстрела.

 Особенно достается евреям и татарам:

- Еврей по профессии. Или: "Татарин по образованию"

  Все прощая слепому, он ничего не прощает зрячему. Надо ли говорить, что он некритичен к себе или к клану и слеп - не только физически - по отношению к окружающим общностям. В данном случае на человеке сказалась слепота. Сказывается иногда и глухота. Встречаются и более сложные ситуации, когда и "видение", и "слышание" страдают при полной сохранности зрения и слуха, но при посттравматическом или другом поражении мозга.

 Перед тем как рассмотреть этот феномен ограниченного восприятия наций с некоторых позиций психопатологии, рассмотрим его на примере конкретной личности с позиции психологии житейской.

В житейской логике познания можно бы различать объективную ц е л ь н о с т ь логических конструкций (когда отсутствуют элементы отрицания логики) и субъективную ц е л е в о с т ь (при ложной цели показать, а не познать работающую логическую конструкцию).

  Колоритный писатель В.Суворов одержим потребностью трактовать известные факты истории в неожиданно новом свете. Тиран, загубивший миллионы душ, оценивается не как убийца, а как благородный очиститель. В одном хамоватом генерале писатель обнаруживает (видимо справедливо) нечто привлекательное. А иные (почему-то они евреи)… Вот Иона Якир. Молодой главнокомандующий военным округом. Это, по мнению автора, плохо - надо было плавно выдвигаться. Его воинский талант похвалил фельдмаршал. Это тоже плохо. Он командовал крупными операциями гражданской войны, первым внедрил массовые десанты. Но это все не то, Вот если бы он ликвидировал голод в стране....Да, Якир вычеркнул из текста своего первомайского приказа слова о великом Сталине, но это тоже не заслуга, это тоже плохо. Язык книги - живой, броский, образы яркие, но за каждой строкой видятся сжатые кулаки и слышится тzжелое дыхание, в глазах металли-ческий блеск и все логические конструкции не цельные, а агрессивно-целевые. Что-то разухабистое, ядреное, бесшабашное, несомненно талантливое. Поистине, как писал В.Маяковский о С.Есенине:

 Ведь Вы такое загибать умели,

 Что другой на свете не умел

  Та самая русская душа, но не тот ее вариент, который оборачивается подкованной блохой, таблицей элементов или поэтической энциклопедией русской жизни и … русской добротой. Другая сторона медали, другая сторона той самой таинственной русской души. Ее непосредственность и привлекательность в чем-то напоминает чарующую новизну характера индейца. В ней не только исторически приобретенные установления и вкусы, приобретенные через измененное восприятие (психосензорные нарушения, галлюцинации), через эйфорию (действие пейота, мексиканского гриба, дурмана) - проявления пассивно действующих инстинктов. В жизни индейцев это колдовство, экстатические состояния, представления о силе, энергии, могуществе, власти.

  Культуре народа придают свои краски не только успехи или издержки цивилизации. Обаяние или жестокость приходят и из далекого прошлого, даже и из дописьменных времен (Лотман Ю.М., "Избранные статьи", 1992). Из поколения в поколение передаются магические знаки. Действие круга, креста , треугольника, развернутого знамени, созерцание привычного идола, амулета, бессловесного клича, призывного жеста или, наоборот, ласкового почесывания - все это сказывается на сознании человека. пусть и наисовременнейшего (Горелов И.Н., 1991)

 Мы часто ошибаемся не только в схватывании (восприятии) любви или ненависти с первого взгляда. И пути перманентного восприятия окружающего (и самого себя) всегда представлялись мучительными, непознаваемыми, особенно для философии экзистенционализма. Для нее определяющими являются модусы судьбы, существования (экзистенциалы): страх, надежда, ожидание, напряжение, решимость и, что особенно важно для предмета наших размышлений, совесть (см. эпиграф к гл.1)

 В этих поисках мы сознательно и подсознательно оказываемся в качелях науки и веры. На обоих полюсах независимо от своей решимости (даже прикрывая глаза, веруя) мы, скажем откровенно, мечемся. Так как человечество категория трагическая . Мы обрели средства власти над природой, как бы оторвались от нее: наша жизнь больше не опирается на слитность с нею через инстинкты выживания. Мы обрели не только сознание своей богоподобности, но и трагическое сознание неизбежности смерти. Мы жалкие короли - факиры на час. Наши руки, поднятые для власти - они из таящего сахара и ищем опоры, системы координат (воображение, ритуалы, наука-история). Мы страдаем от этой дисгармонии и ищем опору в воспоминаниях о "золотом веке", когда мы еще были в (истинктивном) единстве с природой и придумали легенду об Адаме и Еве до их грехопадения. Нам дано богоподобие, но без права лестницы Яакова, без полного соединения с Создателем. А если так, нельзя ли, не будучи уже животным, воспользоваться его исследовательским инстинктом, но на человеческом уровне. Нельзя ли заниматься наукой? И мы просим света. "Света мне, света!" - так кричал в предсмертные мгновения В.Гете; а Лев Толстой бормотал: "Не понимаю, ничего не понимаю".

 И мы - в поиске света. В этих поисках обсуждаемая столь трудная проблема рассматривалась в свете прожекторов общественно-исторических, психологических, социально-экономических, этических. Порою, однако, нас вы-ручает не яркий свет, даже солнечный, а лучи фонарика, нацеленно выхватывающие крупицы истины из тьмы. Таким казался нам подход биологический, и, в частности, с позиции учения о мозге, о высшей нервной деятельности. Нас при этом удерживало привычно-настороженное отношение к биолого-антропологическому подходу после того, как он был использован фашизмом в целях уничтожения "неполноценных рас". Он казался некорректным с позиции этики. Оставалось нечто, подобное брезгливости по отношению к оружию, которым пользовались антисемиты. Однако, этическое разрешение проблемы уже было представлено выше метафорой: нельзя отказаться от металла, потому что злые люди делают из него кинжалы. Нельзя не носить ботинки потому, что такую обувь носил Гитлер. По существу же мы ведем речь о злокачественной националистической агрессивности ч е л о в е к а. И понимать это явление без самого человека, его биологической сцщности - это означало бы обрекать исследование на односторонность

 Любая биологическая функциональная система предусматривает восприятие окружающего и воздействие на него. Любая - от мембранной системы клетки и до взаимоотношения всего человека со средой. В пределах организма она включает и воспринимающую (афферентную) и исполнительную (эфферентную) функции.

Двигательной активностью (собственно силой конкретных мышц) управляют конкретные мозговые клетки, чьи отростки - соответствующие нервы - направля-ются к конкретным мышцам. Эти клетки (так называемые пирамидные) расположены в коре мозга, преимущественно передних его отделов. Задние же отделы мозга выполняют преимущественно функции восприятия сигналов среды и собственного тела.

Индивидуальные особенности любой из систем могут быть окрашены повышенной (по греч.- гипер), пониженной (гипо) или извращенной активностью восприятия и воздействия. У человека восприятие связано с органами чувств - зрением, слухом, обонянием, осязанием и гравитацией (с участием рецепторов вестибулярного органа и рецепторов собственных мышц). Воздействие же на среду осуществляется преимущественно через двигательную активность - через установки, поведение, эмоционально-волевую активность личности. Человек мо-жет быть гипер- и гипоактивен. Следует лишь предупредить читателя, что стадийность(вначале - афферентация, а потом - движение и действие) - относительна. Да, действие и его результат следует за афферентацией, но до прямой афферентации возможный результат активно "просчитывается", прогнозируются вероятности. Одни вероятности реализуются, а альтернативные активно тормозятся.

  Дело в том , что активная составляющая восприятия при психозах может подавлять пассивную воспринимающую фиксацию анализаторами объективно существующих раздражителей. И тогда воображаемые слова, эрительные и другие образы вспыхивают как иллюзии и галлюцинации. Нормальные мозговые клетки могут продуцировать подобные картины лишь при их искусственном - неадакватном - скажем электрическом или механическом раздражении. Тайна про-дуцирования галлюцинаций обычными мозговыми клетками, скажем при шизофрении, не раскрыта. Другое дело - вынужденно извращенное восприятие у психически здорового человека в условиях повреждения отдельных участков мозга. Это активное восприятие "психически здоровых" клеток при отсутствии ассоциативных связей с выключенными соседними структурами: при отсутствии гармонической цельности, широты восприятия. Это восприятие "Я" и не "Я" в условиях дисгармонии, дефицита целостности. Чем не модель восприятия (и действий?) ограниченного фанатика?

 Неспособность правильно синтезировать зрительные (и слуховые, и другие) образы, если они возникают вследствие органического поражения мозга, называется а г н о з и е й (греч. отрицательная приставка "а" и "гнозис" - познание). Понятие агнозии введено в науку немецким физиологом Г.Мунк'ом в 1881 г.

 Если при обычной слепоте или глухоте страдают первичные анализаторы (нервные проводники и центры зрения, слуха и др.), то при агнозии эти аппараты, включая соответствующие первичные центры в мозговой коре, сохранны, но страдают расположенные вблизи вторичные зоны коры. Человек видит, слышит и пр., но не в состоянии узнавать и адекватно оценивать предмет или явление. Например, воспринимая изображение очков, пациент говорит: "два кольца, перекладина - велосипед". Вот иллюстрация из книги известного знатока проблемы. академика А.Р.Лурия - рис.1

 Короче, истинный образ предмета воспринимается извращенно. Причина - поражение затылочных структур мозга, но, как упомянуто выше, не тех клеток, которые воспринимают отдельные элементы предмета или явления ( больные видят, слышат их и пр.), а тех, которые синтезируют их в целостный зрительный, звуковой и другие образы. Поражены мозговые аппараты, которые обеспечивают ассоциации благодаря множеству коротких волокон (отростков) клеток II-III слоев коры мозга.. Это - нарушение высших корковых функций, поэтому врачи давно уже назвали указанные расстройства "душевной слепотой", "душевной глухотой" - агнозией.

 Процесс восприятия с самого начала не пассивен (импульсы следуют не в одном лишь направлении от внешнего мира к мозговому центру), но и избирательно активен - они следуют и из центра к периферии. Активно внимательная установка с учетом вероятностного прогнозирования (Узнадзе Д.Н., Психол. исслед.,1966; Фейгенберг И.М., Видеть-предвидеть,1986) обеспечивает адекватное узнавание, восприятие, включающее центральную составляющую ожидаемого будущего, выделяются определенные признаки с участием "ощупывающих" микродвижений глаз (рис.2).

 Одновременно происходит выбор существенных признаков из ряда альтернатив. Существенные черты объединяются, а несущественные тормозятся. При зрительной агнозии восприятие выделяет лишь отдельные элементы, а одновременное (симультанное) объединение (синтез) не происходит.

  Академик И.П.Павлов в своих известных "Лекциях" писал, что у собак, лишен-ных затылочных долей мозга, условные рефлексы на одиночные зрительные раздражители вызывать удавалось (за счет зрительных клеток, рассеянных в других отделах мозга). Сложные же условные рефлексы - на комбинированные раздражители, особенно в условиях свободного передвижения животного - вызвать не удалось. В последние годы стало известно, что осознание отпечатанного на сетчатке глаза не является вторичным (во времени) актом. Активное "выделение" различными отделами коры (понимание) происходит синхронно в этих отделах. Видимый мир конструируется активно. В условиях болезни эти конструкции разрушаются.

 Выделен особый вид зрительной агнозии - "агнозия на лица": пациент не узнает знакомых, не отличает женские лица от мужских. Мой учитель, Л.Г.Членов, описал больную, которая узнавала знакомых лишь по отдельным признакам ("узнаю по очкам, по форме губ"). Это расстройство сочеталось с отсутствием иерархичности переживаний: в одних и тех же тонах рассказывала о разводе с мужем и дружбе с собаками1).

 

Text Box: Подписи больных, страдающих агнозией, под рисунками и словами, предложенными для опознания:
1 - при опухоли затылочной зоны мозга,  2 - при размягчении левой теменно-затылочной области мозга.

 

Механозапись движений глаза при фиксации неподвижной точки (из монографии А.Л.Ярбуса, 1965).

В наблюдении С.Н.Давиденкова (1956) пациент на предъявленных ему рисунках с раскрашенными лицами не смог узнать, где краски наложены неверно (например, зеленые волосы и пр.). Такую избирательную агнозию пытаются объяснить дефектом свойственной организму способности перцептуально изобразительного классифицирования (Whiteley A.M., Warrington E.A. - J.Neurol. Psychiat.- 1977.-40, #4). В течение жизни классифицируются, с одной стороны, черты, представляющиеся привлекательными: улыбчивая складчатость кожи вокруг глаз, широта скул у восточных или их узость у европейских субъектов, привычный цвет лица и пр.; с другой стороны, уже с детства оказываются пугающие черты, не укладывающиеся в визуальные классификационные схемы. Мужчины старшего поколения, отрицательно воспринимавшие макияж, со временем начинают понимать своих молодых современников, считающих такое восприятие предрас-судком. В красивом обрамлении век и ресниц бриллиантовое трепетание радужек любого цвета приобретает индивидуаотное очарование, а таинственность зрачков становится особенно волнительной. И не приходится принижать вкус молодых зри-телей, которым макияж усилил перцептуальное классифицирование… Особенности восприятия, которые были доступны больше поэтам (для них взор "струился", "сиял"), стали удешевленным достоянием всего почти младшего поколения, презревшего благородство и тонкость вкуса иных отцов.

 Конечно же, расширить круг эмоционально положительного перцептуального классифицирования лиц белых, черных и желтых - это исторически доставалось вначале тем, кто и при отсутствии макияжа сумел проникновенно заглянуть в человеческие глаза всех народов. Они научили этому искусству (корни которого - в природе каждого) миллионы людей и обогатили их, так как очарование индивидуального взора - это весть, сигнал неповторимых личностных богатств. На-ционалисты, лишенные этого искусства и ограниченные положительным восприя-тием лишь узкого круга людей своего клана, своей "деревни", себя обрекают на культуру - деревенщины (отнюдь не деревни).

 Агнозию на человеческие лица, окрашенную эмоционально положительно или отрицательно, целесообразно называть антропоагнозией. Тот ее вариант, который характеризуется бедностью восприятия, как бы его наивностью, ограниченностью, как бы его низким чутьем, можно условно уподобить снижению осязания, которое называют гипэстезией и определить как  г и п о э с т е з и ч е с к и й  в а р и а н т

а н т р о п о а г н о з и и. Такой количественно характеризуемый дефект идет рядом с дефицитом кругозора, культуры и не зависит прямо от образовательного ценза. Я бывал свидетелем того, как на ученых собраниях фигляры-политиканы или фигляры-пустомели срывали аплодисменты "образованной" публики…

 Определенные особенности культуры с годами пронизывает личность, ее характер. Причем как интеллектуальный рисунок характера, так и его иррациональные черты - величины не консервативные, а динамичные (Фромм, "Бегство от свободы", 1995). Стоя, по существу, на подобных позициях, поэт

________________________________________________________________

1)Интересно, что и в резонерстве шизофреника также отсутствует этот элемент как бы эмоционально-нравственной агнозии - нивелируется эмоциональная иерархия.

 

И.Бродский в дискуссии с президентом Чехии В.Гавелом писал, что нравственное падение человечества как коммунистического, так и посткоммунистического периода., определяется первично не политической концепцией, а падением качества человеческой природы (N.Y. review of books, 1993, 27.06; "Знамя", 1996, №4). - Чуть ли не роковой диагноз. Мы не склонны экстраполировать такую "патологию", пусть и распространенную на все человечество и на всю его природу. Впрочем, не обойтись без природы, без врожденных особенностей личности. Восприятие, запечатление (импринтинг), фиксация объектов поведенческих актов,- все эти механизмы у з н а в а н и я  образов семьи, других сообществ, видов пищи, включая животных-жертв, формируются уже на ранних этапах индивидуального развития позвоночных.

  Таким образом, нарушение нормального распознавания, в частности, человеческих лиц, это дефект любви-нелюбви.. Недаром на древнееврейском языке не говорится "овладеть женщиной", а говорится "п о з н а т ь женщину". Истинная любовь к людям несовместима с органической или функциональной антропоагнозией.

 В этой стратегии главное - диалогическое осмысление опыта прошлого и дальнее вероятностное прогнозирование будущего.

 История человечества началась не сегодня. Еще творившие Ветхий и Новый завет гении средних веков были не глупее нас. Л.Н.Гумилев (Нева, 1988, №3) рассказал об одной казахской компании, в которой участвовал и один из потомков Чингисхана (они в степи пользуются большим уважением). За шумной застолицей возникли споры на родовой почве, перешедшие в яростную ссору. Заблестели ножи, зазвенело стекло разбиваемых бутылок. И тогда старичок вскочил и крикнул: "Чингиздых роух шакрым!". Что означало: "Дух Чингиса слышит!" Это отрезвило всех мгновенно. Ножи были убраны в ножны и люди разошлись.

 Эта книга - размышления вслух, а не собрание романтических призывов и все же хочется повторить вслед за Ромен Ролланом ("Бетховен") : "Мир погибает, задушенный своим трусливым и подлым эгоизмом. Мир задыхается. Распахнем же окна. Впустим вольный воздух. Пусть нас овеет дыханием героев" и мудрецов-стратегов, добавим мы.

 В этой книге - речь больше не о количественном варианте антропоагнозии, а о качественном изменении - извращении, которое характеризует мизантропию (человеконенавистничество). Оно проявляется, в частности, неспособностью  в о с п р и н и м а ть объективно и благожелательно богоподобный образ существа собственного биологического вида (Homo sapiens), если оно принадлежит к чужому этносу, к чужой расе или другой чужой общности. Это тоже дефицит кругозора, недостаточность целостного восприятия, но и плюс извращенное конструирование и ошибочная переработка воспринимаемого. В неврологии такой дефицит ощущения (гипоэстезия) сопровождается одновременно извращенно повышенной эмоционально отрицательной болевой реакцией (гиперпатия). Подобная реакция не на болевое раздражение, а на образ, т.е. подобное восприятие (в частности, реакция шовиниста) может быть определена как г и п е р п а т и ч е с к и йв а р и а н т  а н т р о п о а г н о з и и. При гиперпатии пациент не в состоянии дать адекватную оценку осязаемого, видимого или слышимого, он подсознательно и активно отстраняется от этих сигналов окружающего мира, от непосредственного познания, от света знания. И.Гарин в кн."Воскрешение духа (1992) пишет: "Меня всегда поражала не безграничная способность человека к познанию, а убийственная реальность темноты - огромность того, что продавляющее большинство не желает видеть и знать"(с.5). Это упрямство темноты Н.В.Гоголь в "Выбранных местах переписки" (изд.1986) видел, во-первых, в хвастовстве чистотой своей. "Стоит только приглядеться, каким рыцарем благородства выступает из нас всяк… и отталкивает он от себя брата, как богач отталкивает от себя покрытого гноем нищего"

 Самоуверенностью может отличаться погрузившийся как в "чистую" веру, так и, по словам Н.В.Гоголя, в "чистое" логическое познание. "…верит в один ум свой, чего не видит его ум, того для него нет" (с.с.363 и 365). Между тем другой может видеть ту сторону вещи, которая спесивцу и недоступна.

 О том же один из мудрейших русских философов, В.Ф.Одоевский, спорил с В.Г.Белинским. "Ваш сriterium разум всего человечества; но как постигли вы его направление? Ни чем другим, как вашим собственным разумом!" (изд.1975, с.234).

 В одном наблюдении нашей клиники больной агнозией на лица ехал верхом, лошадь оступилась и тряхнула его - и сразу "открылись глаза", предметы стали отчетливыми, лица знакомыми (Где та лошадь и та рытвина, которые ликвидируют агнозию националистов и их извращенное зрение?). Требуется ли размягчение мозга или его воспаление, или его опухоль, чтобы страдать агнозией? Начнем с отдаленного примера.

 Жена сопереживала огорчение мужа, вернувшегося из заключения: его не принимали на работу в родном городе и все направляли в дереаню. Наконец она отнеслась терпимо к перспективе переезда в деревню, настоятельно настраивая на это супруга. Он упорно не соглашался. В семье начался разлад и однажды муж заявил:

- Ты настаиваешь, ну, хорошо, пойду, возьму направление в деревню

И он пошел….до дверей. Ноги вдруг подкосились. В больницу его доставили с параличом обеих ног.

 Обследование показало, что все двигательные центры мозга целы, они не поражены ни воспалением, ни опухолью, ни размягчением, но функция их заторможена. Эти центры как бы "не хотят" функционировать. Отнюдь не в порядке симуляции (что врачу установить не трудно), а независимо от воли больного. Это лишь нарушение функций - функциональное, а не органическое заболевание, подсознательное выключение двигательной активности1)..Такое же функциональное выключение движений возможно под влиянием внезапного страха ("оцепенение") и других явных и скрытых эмоций.

 Также и агнозия, извращенное восприятие (по существу неузнавание) приятного или неприятного - это уже агнозия функциональная2).

 

________________________________________________________________________

1) Такое психогенное расстройство называют истерическим. В отличие от симуляции человек хочет не казаться, а быть больным: такова повышенная самовнушаемость истерика.

2) Не хуже, чем в философии, догадки о функциональной агнозии отразились в народной речи: "ослепление", "оглушение", "затуманивание", "затемнение" (обскурантизм), "заморочивание","опошление" и множество аналогичных. А чего стоят такие метафоры, как "небо в овчинку" (т.е. сужение поля радостного сознания при определенном эмоционально-волевом состоянии) и пр.

 

Подобным же образом формируется агнозия своей болезни у хронического алкоголика. Психиатры расценивают ее как психологическую защиту личности через "вытеснение", рационализацию, личностную установку (Качаев А.К., Иванец И.Н., 1978; Габоев В.Н., 1989). С этим дефектом, по существу истерическим, с нетерпимостью критики, каждый читатель неверняка встречается повседневно. Некоторые среди таких субъектов во многих отношениях "упакованы" морально плотно, но настолько плотно, что в этом пространстве не остается места для новой информации.

 Функция нормального узнавания целостных объектов и явлений формируется с детства путем сопоставления в мозгу следов прошлых восприятий с воспринимаемым в данный момент. Это не только возбуждение мозговых клеток под влиянием наличной энергии (световой, звуковой и пр.), но и память прошлых аналогичных возбуждений. В их формировании участвуют миллионы клеток и миллиарды отростков клеток мозга. Процесс сопоставления прошлых образов с настоящим - это не пассивное наложение вновь воспринимаемого образа на аналогичные прошлые, но и активное (внимательное) сопоставление ожидаемого, прогнозируемого с "вновь прибывшим" образом. В сумерках вы видите все детали знакомой дорожки лучше, чем детали незнакомой: прошлые восприятия активно прогнозируют ожидаемые подробности пути. Эта активная модальность восприятия называется апперцепцией - активное осознание восприятия особенностями общего содержания психической жизни как целого, запасом знаний и конкретным содержанием личности. Недаром некоторые ученые (Teuber H.L., 1960) сближают агнозию с нарушением активного внимания - активного сознания.

 Классификация различных типов идеологов национализма - дело психологов, историков, политиков. Как любое иное явление жизни, оно не обошло и искусство. Однако, особый резерв искусства, включая медицинское (и ее науки) видится в отражении и анализе различных вариантов очумления масс под влиянием этого сатанинского гипноза. Рассматривая национализм с точки зрения извращенного восприятия, в последнем можно анализировать не только гипэстезические и гиперпатические варианты.

 Восприятие любой популистской идеи различно у лиц 1) с  п р е и м у щ е - с т в е н н о  о б р а з н ы м (наглядным) т и п о мв о с п р и я т и я и запоми- нанияи у лиц 2) с п р е и м у щ е с т в е н н о  л о г и ч е с к и м  т и п о м

в о с п р и я т и я и памяти.

  Так люди первого типа, охваченные расовой ненавистью, воспринимают лицо "чужого" типа и цвета как художники. Видимые детали облика человека окрашиваются и запоминаются эмоционально, часто синтетически: этот облик фантастически ассоциируется с другими неприятными чертами и соответствующими запахами, звуками( цветная музыка и музыкальные цвета). Каждому известно, как музыка стимулирует как добрые чувства, так и очумление масс, особенно людей с преимущественно образным типом восприятия.

 Националистическая же агнозия у лиц с преимущественно логическим типом запоминания протекает не столь инертно, более изменчиво, с неизбежными колебаниями, сомнениями, без столь четкого адреса как у лиц с преимущественно образным типом националистической агнозии. У обоих типов имеется наклонность к дефектному восприятию реальности, но по разным механизмам. У первого яркость образов и отвлекающие синестезии формируют в воображении образы, неадекватные действительности: стирается грань между истинным предметом и образом воображаемым. У второго - чет-кому восприятию, выделению существенных черт, определяющих гуманное мироощущение, препятствуют не только постоянные сомнения, но и бедность художественного чувства: образ прекрасного человека не воспринимается с достаточной непосредственностью.

 Конечно же, у тех, кто устно и письменно утверждают, что все "они" ("не наши") внешне некрасивы, их голоса скрипучи, что все "они" русофобы или империалисты, претендующие на мировое господство,- у них это не всегда душевная слепоята, а умышленный обман, дезориентирование населения, злоб-ное разжигание межнациональной розни в дурных целях. Когда же ребенка или подростка - члена "Гитлер-югенд" или другой фашистской организации фаршируют боевой музыкой, сочетая ее с образом "врага", воспевая жестокость и высмеивая уважение к человеку ,- вырабатываются патологические условные связи, образ "врага" воспринимается извращенно. Особенно легко такие ненормальные связи вырабатываются в упомянутых выше мозговых зонах у тех, у кого соответствующие мозговые аппараты недостаточно способны схватывать предмет и явление в его целостности, кто недостаточно одновременно "внимательно" схватывает все детали. Недаром клиницисты выделили специальный тип нарушения целостности, одновременности (симультанности) схватывания группы изображений - симультанную агнозию (Lissauer H., 1889) Особенно легко формируется агнозия в условиях "зашумленных" посторонними влияниями изображений (см.рис.1).

 Можно сказать, что умышленно сеющие межнациональную рознь и рассчи-тывают на "зашумление" образа чужого этноса. На эти влияния и расчитывают шовинисты, в частности, антисемиты-пропагандисты. Конечно же, не только у обманутых жертв пропаганды, но у этих "теоретиков", обычно параноиков, со временем тоже формируется функциональная слабость целостной гностической деятельности мозга. У многих из них эта функциональная агнозия простирается и на собственный образ. Они сами начинают верить в этот извращенный "образ врага", который они вначале создали умышленно, сознательно. Они сами стано-вятся и жертвами агнозии. Они как бы сами ослабили в собственном мозгу функции целостного - объективного - восприятия образа врага. Со временем из-вращенный образ срастается с их личностью. Отсутствие сознания своей болезни - агнозогнозия. При грубой агнозогнозии (в условиях органического повреждения правого полушария мозга) у человека с параличом левых конечностей отсутствует осознание своего двигательного дефекта: больной утверждает, что конечности в порядке. Когда ему предлагают поднять парализованную левую руку, он поднимает ее правой или заявляет что-нибудь вроде: "Кто-то подложил лишнюю руку".

 В упомянутых выше нелепых суждениях Апиона, Дюринга, Пуришкевича и др. антисемитов читатель легко узнает душевную слепоту больного, глядящего на непривычно ведущую себя руку и оценивающего ее самым одиозным образом.

 Итак, мы полагаем, что националистический настрой легче формируется у лиц с несовершенством интегрирующего восприятия. Такая биологическая предрасположенность мозга связана в большой степени с функциональным состоянием его задних отделов, с афферентными процессами. Так как в любой системе сосуществуют механизмы как афферентные, так и эфферентные (в первую очередь моторные), требуется поиск соответствующих нарушений и эфферентных механизмов у лиц, склонных к агрессивности.

 Двигательный аппарат заднелобных отделов мозга представлен, как уже упоминалось, гигантскими пирамидными клетками, описанными киевским анатомом Вл.Бец'ом в 1874 г. Это открытие считалось выдающимся в сфере морфологии. Время показало, что открытие освещает и некоторые тайны пси-хологии. Оказалось, что в филогенезе развитие гигантоклеточного коркового поля коры, равно как и развитие соответствующей аналитико-синтетической деятельности, прогрессирует у хищников сравнительно с грызунами. Это преобладание объема и активности гигантоклеточных структур мозга сохраняется у хищных и по отношению к более высокоразвитым животным. У собак и обезьян в лобной доле мозга прогрессивно развивается в первую очередь не пирамидноклеточное поле, а кпереди расположенный лобный полюс, более ответственный за высшие корковые функции. Электроэнцефалографические исследования показали, что и афферентные пути всех анализаторов у хищников конвергируют в сторону пирамидноклеточного поля, а у более развитых обезьян - в переднелобные поля (Светухина В.М,- Арх.анат.,1962, 42, с.31; Поляков Г.И.. Принц.нейрон. организации, М., 1966; Батуев А.С.,- В кн. "Эвол., экол. и мозг". 1972, с.60-73)

  Не станем делать далеко идущие выводы, но заметим: по ходу эволюции у хищников преобладали определенные двигательные структуры мозга. Законно допустить, что преобладание этих двигательных потенций характерно для агрессивных особей вообще. Сами группы пирамидных клеток не способны самостоятельно организовать разумное поведение: они вызывают лишь движение отдельных мышц. Можно сказать, что пирамидноклеточное преобладание - одна из биологических основ агрессивности (наряду с дефицитом гнозиса) при гиперактивности стволовых и лимбических нейрогуморальных энергетических аппаратов. Надо ли говорить, что с преобладанием эффекторики (действия) над аффекторикой, столь важной в планировании вероятного будущего, такое преобладание может быть не только врожденно-морфологическим. Под влиянием различных воздействий, включая психогенные, оно может сформироваться и как дисгармония функциональная, приобретенная, а не врожденная.

 Автор, естественно, не склонен свести ошибочное мировосприятие и ошибочную поведенческую активность националиста к ошибочному видению, и тем более, к ошибочной моторике и извращенной энергетике вследствие одного лишь беспорядка в мозговой ткани.

  Больное мировоззрение1) - это состояние хроническое, иногда органическое, чаще функциональное, психогенное (в последнем случае не всегда экскульпируемое, т.е. не всегда освобождающее от судебной ответственности). Вот характерный пример - строки некоего богослова И.К.Лютостанского "Об употреблении евреями (талмудистскими сектаторами) христианской крови для религиозных целей..." (Спб.,1888). Отвергая возмущение своих критиков, включая о.Протопопова, "автор" витийствует: "…находятся столь нахально-дерзкие люди, которые вопреки той великой истины, такой ясной…,. осмеливаются восставать и опровергать…. Если все это не приписывать ослеплению посредством кары Божией на жидовство, то той врожденной им наглости, чтобы только противиться вообще всякой истине" (с.III). И далее, на с.IV: Кроме парши "…евреи одарены еще, как всегда известно, особенным знаком отличия от прочих наций, это - природным запахом и это не есть предубеждение против них, но действительный факт" Отвлечемся от содержания текста компаньона нынешних теоретиков антисемитизма и прислушаемся к звукам, питающим его ощущения, к световым бликам, освещающим его восприятия. Это извращенное ощущение обоняния, это извращенное интегративное восприятие, не поддающееся критике: автор-де "ясно" воспринимает "истину", он убежден, что окружающие не видят, они "ослеплены". Скажете: невежество автора двухтомного труда (только II том составляет 419 страниц….). Но вот пример современного антисемитизма, претендующего на интеллектуализм. В "Экспресхронике" (14.03.97, №11, с.4) читаем статью "Антисемитизм - это не хулиганство, а мировоззрение" Вот как? Не криминал, а законная-де точка зрения. Между тем, симптомы умственной слепоты (агнозии) - налицо: 1) проблема еврейства в трех широких столбцах, но в них нет ни слова о Холокосте, так сказать не вижу, не знаю, мне не больно; 2) в СССР-де, включая его отношение к космополитизму, не было государственного антисемитизма ( не вижу, не знаю, мне не больно); 3) попытка экстраполировать свою равнодушную (и, одновременно, отчуждающую) слепоту на евреев России, для них-де все притеснения "не представляют интереса (их интересы не вижу, не знаю, мне не больно) .

 Газета - демократическая, и этот голос из Украины представлен в рубрике "Дискуссия". Нам представляется, что вопрос не дискуссионный. Да, мировозрение, извращенное, функционально-агностическое.

  Хронические состояния обычно многофакторные. Они не вызываются (в отличие от острых заболеваний) одним фактором, причинным, как, скажем тиф, малярия, травма.. Хроническое течение обусловлено развертывающимся во времени напластованием других вредных воздействий, которые поочередно оттесняют на второй план факторы, бывшие прежде причинными. Те же, которые были на первых порах не причинными, а условием развития болезни, становятся ведущими. На каком-то этапе решающим оказывается не первый или второй, а третий, четвертый фактор: разрешающий (как последняя искра перед взрывом) или фактор фоновый. Та самая функциональная антисемитская

 __________________________________________________________________

1) Условно можно говорить о "больном" мировозрении.

 

агнозия - причина ошибочного видения образа еврея, как в кривом зеркале ( и не самокритичного видения себя, своей позиции) - поддерживается на разных этапах множеством других социально-исторических, биологических факторов. Тут и воспитание в семье, члены которой проходили "курс" того самого церковно-приходского учителя из Черниговской губернии, или слушали речи Пуришкевича и Шафаревича, тут и чисто экономические или партийные мотивы, конкуренция, интеллектуальная или физическая ущербность, зависть и десятки других факторов.

 Вот пример сочетания факторов, прокладывающих дорогу продуктивную. В ответ на вопрос, почему в Сибири бытовой антисемитизм не получил столь широкого распространения, известный своей мудростью рабби Адин Штейнгольц ответил: "Сибирь - край обжитой и освоенный той же "гремучей" человеческой смесью (ссыльные, пионеры, преступники), что Америка и Австралия. Смесь эта строит обычно цивилизацию позитивную - открытую, демократическую, толерантную, не склонную к репрессиям и исключению инакомыслящих" ("Форвертс", 2002, №345, с.18)..

 Сочетание различных факторов создает столь же разнообразный, сколь и, конечно, примитивный образ антисемита. Изучение каждого из них позволяет в каждом случае четко выделить или предположить ведущий на данном этапе фактор. Так, мне известны два примера солидных математиков Советского периода, двух ярых антисемитов. Это должно бы вызвать удивление. Интеллектуалы! Математическая логика - и нелепые выводы. Отдавая дань прозрачной ясности математического мышления, вспомним, все же, сказанные и не без некоторой едкости слова В.Ф.Одоевского: "При всяком математическом процессе мы чувствуем, что к нашему существу присоединяется какое-то другое, чуждое, которое трудится, думает, вычисляет…считает цифры, а внутреннее число предметов остается для него недосягаемым ("Русские ночи", изд.1975, с.20). Спорно? Учтем одновременно, что шахматные комбинации, пусть и многолинейные, ведут не только к вероятностно прогнозируемому шаху, но и к неотвратимо одинокому и прак-тически несгибаемому, как пень, мату. На шахматной доске и в формальной логике обнаружение этого единственного пути сопровождается чувством завер-шения, разрешения, удовлетворением… Поиск подобного удовлетворения - вот суть и мучительного самоистязания и агрессивности националиста. Опыт сотен поколений воплощается в жизненной диалектике - мудрости, которая не зациклена на поиске удовлетворения в поле ограниченного видения раз и навсегда принятого вывода - мата.

 Однако, антисемитизм, этот вид функциональной агнозии, не столь динамичен. Раз сформировавшись, он приобретает удивительную, порою скрытую устойчивость. Непосредственное, затем и мысленное схватывание образа чужого этноса окрашивает его неприятными тонами. Так, как уже упоминалось, случилось с П.А.Столыпиным, так произошло с русско-американским социологом Питиримом Сорокиным, так присходит с некоторыми русскими почвенниками. Образ страдающего русского воспринимается заинтересованно , как доминанта. Другие же народы и "народности", исторически взятые под свою ответственность, оказываются за пределами этой доминанты, в затененном поле зрения и с позиции пользы-непользы людям русской крови (а на Украине или Латвии - людям украинской или латвийской крови).

 В книге П.Сорокина "Совр.состояние России" мы читаем о "зоологическом национализме, охватившем все слои русского народа" и, в частности, о роли евреев-революционеров (как будто до периода революционности их обожали!- Я.П.). Далее же этот вдумчивый аналитик, рассматривая уже евреев в пренебреженном поле зрения, огорчен, что евреев после революции оказалось много среди студентов. В отношении образа и интересов дискриминируемого до того еврея - восприятие неглежирующее и, поэтому - извращенное, без учета причин такого притока студентов, то есть без достаточной освещенности и при искусственном сужении поля видения, без нормального понимания и сопутствующего сочувствия: схватывание образа по типу функциональной агнозии.

 В этой главе мы коснулись некоторых психофизиологических механизмов агрессивного националистического поведения, деформации культуры. Однако, приходится признать, что культура человеческих отношений в истории складывалась отнюдь не параллельно с развитием знаний о мозге и его механизмах. Когда об этих механизмах еще ничего не было известно, Моисей, Христос, Магомет и Будда достигли богоподобного совершенства в понимании человеческих взаимоотношений. Если судить лишь по исторически пройденному пути, развитие науки о мозге мало способствовало гармоничным взаимоотношениям людей, победе добра над злом. Царь Соломон не знал о нынешних успехах морфологии мозга и психофизиологии, но он уже 3000 лет назад знал: "Долготерпеливый лучше храброго и владеющий собою лучше завладевшего городом" (16, 32).

 Основная роль в продвижении человечества к этим вершинам принадлежит духовности, искусству больше, чем науке. Полстолетия назад горделивый техницизм еще торжествовал по поводу открытия атомной энергии, а духовность (исключая пророчества А.Эйнштейна) запаздывала: не предупредила о грозящей опасности самоуничтожения человечества. Только нравственная высота, духовность, включая истинное искусство (но отнюдь не отражательно зеркальный натурализм), по точному определению В.В.Кандин-ского - это путь познания не "как", а "что", каковы внутреннее содержание (душа) человека и его место в жизни. В стремлении познать эту тайну мы и проходим по жизни, наблюдая, учась и веруя.

 Cложные медицинские задачи не могут быть решены достаточно продуктивно с помощью одного формального мышления. Это особенно касается заболеваний хронических. Изменчивы (а не формально ограничены) не только морфологические элементы болезни, но и их механизмы. Опыт изучения хронических заболеваний в чем-то может быть полезен в анализе и общественно-исторических ситуаций, хронически тупиковых. В них тоже переплетаются факторы биологические, психологические и социальные.

 Если бы Ленин, современник З.Фрейда, включил в сферу своих концепций неучтенные человеческие слабости (изученные врачом-психологом), мы смеем допустить, что это предотвратило бы много несчастий народа. Подобный недоучет или недостаточность анализа биологических факторов случаются и в других областях.

  В замечательных работах Л.Н.Гумилева анализ исторических событий изобилует остроумными оценками и свежестью обобщений. Но в палитре его картин не оказалось красок, достаточно отражающих биологические механизмы развития этносов. Решающая роль в исторических "мутациях" приписана сильной воле и "страсти" пассионариев. "Основа этнических отношений лежит за пределами сферы сознания - она в эмоциях: симпатиях-антипатиях, любви-ненависти" ("От Руси до России", М., 1995, с.313). Пассионарии на одних этапах устраивают резню (чтобы родная нация была "сама собою"), на других этапах - чтобы вобрать в себя соседние народы. И все это совершает якобы избыток энергии живого вещества биосферы, почему "механизм связи между пассионарностью и поведением очень прост". Нет, не очень прост при врачебном (включая психологический) анализе поведения. Прост результат импульсивного действия хулигана или "цивилизованного" националиста. Однако, и этот результат - следствие и природной ярости (особенности данного мозга), и агностического схватывания образа чужого этноса, и личного и общественного опыта, воспитания, В этой полифонии на определенных этапах каждый из факторов может звучать и как ведущий причинный, и как условие хронического процесса, и как орнаментирующий и пр.

 Поэтому нельзя согласиться с мнением истории о неизменности одного какого-либо фактора - любви-ненависти - в характере определенного этноса.

 - Одни этносы,- утверждает Л.Н.Гумилев,- обожают собак, другие привычно бьют их. И этого-де не изменишь. Между тем мультифакториальность обстоятельств и человеческой личности в ее динамике, - все восстает против примата и незыблемости одной какой-либо окраски эмоций людей любого этноса. Этому, как уже рассказано в 1-й главе, противоречит опыт советских людей различных национальностей 20-30-х годов. Этому противоречит опыт Америки и многих стран юго-восточной Азии последних десятилетий. Этому противоречит широта кругозора историка и широта охвата его концепции этногенеза. В самом названии его - динамика и полифакториальность как по временнóй вертикали, так и по горизонтали - в одну и ту же эпоху. Однако, если в кругозоре ученого - калейдоскопическое многообразие, в его м и р о о щ у щ е н и и, во вкусе в отношении смежных наций - здесь мы вновь и вновь встречаемся с иным феноменом, психолого-биографическим, о чем речь в следующей главе1).

  Медицинский ракурс и , в частности, рассмотрение агностического компонента националистической агрессивности, будет способствовать приподниманию завесы над некоторыми недостаточно освещенными сторонами данной проблемы. В настоящее время, как нам кажется, можно констатировать следующее.

_________________________________________________________________

1) Впрочем, позволим себе высказать сомнение и относительно универсальности схемы этногенеза (и следующего из нее примата "наших" и "не наших") а)применимости ее в космическую эру планетарного мышления, б)применительно к истории еврейского народа. По мнению М.Даймонта цикл еврейства удлинен (заторможен во времени - не 1,5 тыс.лет) - уже более 3,5 тыс.лет.

 

1. Ксенофобия у лиц без травматического или другого повреждения мозга указывает на врожденные или приобретенные функциональные изменения в дея-тельности мозга, в первую очередь в его воспринимающих затылочных, а также в пирамидноклеточных моторных структурах. Это не болезнь, а сформировавшаяся воспитанием на данной почве социально опасная особенность личности. Адепты утопической концепции братства ошибочно включили в нее равенство, что противоречит реальному составу человеческой общности. У отдельных людей были и будут (не по нашей воле) социально вредные черты, усугубляемые неблагоприятными условиями воспитания.

 2. В круг социально- и медикопрофилактических мероприятий должны быть включены приемы ранней педагогической диагностики, в том числе тесты на упрямство, на явную и латентную функциональную агнозию с учетом неосознанных и осознанных побуждений.

 В круг социально-актуальных мероприятий должно быть включено общественное и юридическое высвечивание функционально-агностических тенденций у лиц, находящихся у власти и стремящихся к ней. Обнаружение таких тенденций - абсолютное противопоказание к любой руководящей деятельности. Юридическая практика пока отстает от потока информации постхолокостной эры. В эту эру проблема межнациональной вражды не может рассматриваться без учета специфики ее особой формы - антисемитизма. Специфичной на данном этапе должна быть и юридическая оценка данного явления.

  Тот же опыт холокоста подтвердил, что в отношении лиц, реализующих межнациональную рознь, существуют две различные группы: а)чудовищно опасная - идеологи типа Розенберга, Гитлера, современных воинственно открытых и замаскированных ксенофобов - национал-"патриотов", б)криминально-бандитские исполнители.

 Совершенно другими по существу являются люди, о которых речь в следующей главе. Их национальные вкусы, за небольшим исключением, не выходят за пределы нормального человеческого гнозиса, у которого, как мы увидим ниже, имеются свои варианты.

 Философы могут сколько угодно спорить об установках нашего сознания - об интенциональности, о его "первичной" направленности, о его субъективной экзистенциональности, лежащей в основе национального "духа" (см., например, "Великий инквизитор"" В.В.Розанова). Данные же современной психологии, физиологии и генетики подтверждают и первичность этих установок (из генетических глубин), и, одновременно, их вторичность (из приобретенного опыта). Во взаимодействии они и создают то самое видение, слышание и другие виды восприятия - обобщенный индивидуальный гнозис.

 Каков он - этот гнозис в различных ситуациях. Скажем, как русский интеллегент, к тому же тонко чувствующий поэт, тяжело переживающий жестокости большевиков может воспринимать комиссара? Отрицательно. Но вот индивидуальный опыт вдохновил Б.Патернака в 1926 г. откликнуться на смерть Л.Рейснер так: Лишь ты на славу сбитая боями,

  Вся сжатым залпом прелести рвалась,

  Не ведай жизнь, что значит обаянье,

  Ты ей прямой ответ не в бровь, а в глаз.

 Бреди же вглубь преданья, героиня,

 Нет, этот путь не утомит ступни,

 Ширяй, как высь, над мыслями моими

 Им хорошо в твоей большой тени.

Так-то, "ширяй" и "над мыслями …"

  Вы скажете: потому что воспринимаемый объект - не просто комиссар, а человек своего пусть не идеологического, но своего духовного круга. Значит, дело не в воспринимающем, а в объекте. Но это еще и воспринимающий субъект, который в другом месте признавался так:

  А я пред чудом женских рук,

  Спины и шеи

  И так с привязанностью слуг

  Весь век благоговею.

 Мне приходилось наблюдать набожного еврея, не только смирившегося с тем, что его невестка - русская, но и умильно обожавшего ее; и наблюдать, казалось бы, отпетого русского антисемита, не просто любившего еврейского зятя, но и относившегося к нему с каким-то полумистическим пиететом. А сколько встречал искренних убежденных коммунистов, интернационалистов, не превозмогших внушенное с детства неприятие образа еврея, его внешности и картавой речи. И как эти коммунисты обрадовались узаконению клеветы на "космополитов". А какую радость испытывал фашист-ефрейтор, ворвавшийся в белорусскую избу, с ее убогим бытом? Его нарциссизм находил утешающий повод для признания своего "превосходства". Знал бы он, как воспринимал ту же избу и, особенно, тех же обитателей И.А.Бунин, который генетически и культурно в сто крат был более аристократическим, чем тот немецкий крестьянин. Знал бы, с какой братской любовью воспринимал писатель этих обитателей. С детства внушался ему не нарциссизм и он понимал "…одни звезды, может быть, знают, как свято человеческое горе". Воспринимался образ белорусской или еврейской семьи по одному ефрейтором Фрицом Грубером, совсем по-другому Иоганном Вольфгангом Гете или Иваном Алексеевичем Буниным - разные очки многолетней шлифовки.

 Гворят: Спиноза был хорошим щлифовщиком - не простое это дело, мультифакториальное, требующее многостороннего изучения.

 К перечисленным наукам, подтверждающим трезвость оценок активной установки личности при первоначальном восприятии предмета или явления, следует приобщить и неврологию. Клинические проявления агнозии - это ( в некоторой степени) негатив существующего позитива - активного схватывания целостных образов воспоминаний, настоящего и будущего. Отвлекаясь от других психофизиологических факторов, формирующих агрессивность, можно сказать: личность - это в первую очередь гнозис, это активность, зависящая от представлений прошлого, настоящего и ожидаемого будущего. С этих позиций национализм - это, в известной степени, ограниченный и деформированный гнозис (функциональная агнозия) и агрессивное поведение; антисемитизм - специфическая форма антропоагнозии. Это не аномалия, с которой человек рождается и за которую он не ответственен. В ней врожденный компонент минимален и касается лишь количественного эмоционально-волевого выражения неприязни. Сам же качественный - антисемитский - компонент неприязни (установки) - случаен: не будь случайных обстоятельств истории еврейства и юдофобства, не было бы и специфического явления - современного антисемитизма.

 В заключение приводим возможный вариант ориентировочной психо-физиологической классификации агрессивных националистов.

 

НЕКОТОРЫЕ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ АГРЕССИВНОГО НАЦИОНАЛИСТА

Невротические или психологические черты

Способность вероятностного рогнозирования

Психопатологические проявления болезненного национализма.

Черты неврастении: раздражительность и быстрая утомляемость.

Снижена в периоды раздражительности и истощения.

Презрительно-раздражительные националистические оценки и действия нередко обусловлены минутной рефлексией.-Агностичен неустойчиво. В состоянии покоя и отдыха возможен критический пересмотр взглядов, вкусов.

Черты истерии: повышенная внушаемость и самовнушаемость, эмоционально заряженная потребность в поведенческой показушности.

Низкая; прогнозирует успех поведенческих приемов:                                                  склонность к самообману.

Под влиянием внушения извне и самовнушения "накачивает" в себе и окружающих националистическую агрессивность, обожает ее внешние эффекты, тщеславно добивается признания, мечтает о лидерстве в толпе.

Агностичен по отношению к объекту неприятия, который в сознании представлен внушенным и самовнушенным его образом врага

Черты психастении опасливость, неуверенность, мнительность, навязчивая застреваемость на отдельных страхах, мыслях

Повышенная; ждет опасности, насторожен.

Навязчиво застреваем в "патриотических" опасениях. Обставляет свои убеждения умственной жвачкой "доказательств". В глубине души сохраняется сомнение в их правдивости. Нудно упорен в защитно-наступательных националистических логических построениях. Осторожен. Агностичен в силу искусственности резонерских концепций, формировавшихся в атмосфере страхов.

Черты эпилептоидные:злобная взрывчатость, некоррегируемая и мелочная липкая застреваемость на узком круге мыслей и действий.

  Низкая; в моменты стрес-са полностью отсутствует. 

Злобен, жесток. Вспышки гнева полностью ослепляют. Настойчиво придирчив, любит выискивать врагов,их мелкие ошибки. Все это сочетается нередко с заискивающей слащавостью. Агностичен по типу "ослепления", сниженного уровня сознания.

 

 

 

 

8. Антисемитизм на обочине других убеждений

 

 Я чертей из тихого омута

Знаю лично - страшны их лица,

 В самой светлой душе есть комната,

  Где кромешная тьма клубится.

Г.Губерман

 

 Для людей этого круга антисемитизм - не idea fixa. Основные их интересы - в науке, искусстве, общественно-политической жизни или в других сферах. Антипатия к евреям как-то согласуется у них с другими - основными - интересами. Получив отменное образование или самообразование, они, хотя и принадлежат часто к привилегированным слоям общества, уважительно относятся к обездоленной деревенской и городской одноплеменной бедноте. В условиях армии они не брезгуют щами своих солдат на биваках и казарме, в деревне их не раздражает запах крестьянской избы, сермяжного одеяния, свинарника или задымленного цеха. Терпеливо или с юмором переносят плутоватость или другие грехи одноплеменного чиновника, ремесленника или приказчика. Подобные же непривлекательные атрибуты в еврейском быту или нравственные отклонения вызывают реакцию непереносимости или даже брезгливости. Одно дело - запах собственного пота, другое - чужого.

 Художник Александр Бенуа порицал своего брата , блестящего офицера,за высокомерие и другие характерологические особенности. Этот честный служака, обожавший лошадей, не стерпел, когда увидел, как одна лошаденка тащит телегу, переполненную подвыпившими евреями, возвращавшимися после свадьбы. Гаркнув: "Слезай!", он приказал всем пассажирам распрячь телегу, а самим впрячься и тащить ее. Наверняка пробормотал про себя что-то насчет "бездушных жидов". Это сознание его нравственного права распоряжаться, конечно же, содержало элемент не только классового, но и национального превосходства. Это была не специфическая вражда, не истинный активный антисемитизм. Активность определяла лишь форму и силу выражения чувств, в общем-то благородных (по отношению к страданию животного). Сам гнев его был справедлив, как и тогда, когда, озверев, погнался с ножом за непутевой женой. И в этом случае, неверняка. был гнев "по убеждению". А что сказать о юморе или гневе, сарказме крупных личностей?

 Здесь нет речи о замечательных личностях самого высокого нравственно-п о в е д е н ч е с к о г о пласта, которые не позволяют себе сарказма по отношению к любой и в чем-либо дискриминируемой общности (см.гл."Два слова о юдофилах").

 Следующий нравственный пласт - столь же аккуратно, но недостаточно плотно упакованные нравственные принципы. В эмоционально напряженной ситуации классовой, национальной или иной гордыни цемент у людей этой упаковки начинает рассыпаться. Проследим это на примере несомненно достойной фигуры, поэтессы З.Н.Гиппиус. Она, как уже упоминалось, не была антисемитом (если бы я не опасался субъективизма, то сказал бы: для этого она была слишком умна…). Она сотрудничала с евреями, которых считала людьми своего круга. К тем же людям вообще, которые находились ниже этого круга, она, как говорится, "да!" Она с известным сочуствием отнеслась к жертвам кровавого воскресения 9 января 1905 г. или к страждущим от ран солдатам. Особого же сближения с ними избегала, держалась par distance. Евреи в массе своей не были исключением.

 - Польша,- замечает она в 1920 г., не выражая какого-либо огорчения, - заражена антисемитизмом . Факт и все. Но по мере того, как все больше укреплялись большевики сравнительно с более симпатичными ей эсерами, она уже с напрягом констатирует: "..среди эсеров евреев мало, среди марксистов же русские только Плеханов и Ленин". Так и написано "только"…А тут еще в период мучительного тайного перехода через границу - необходимость иметь дело с корчмарем Янкелем: ничего привлекательного. Далее поэтесса все больше вовлекается в политику и настойчиво твердит о необходимости интервенции. Тут уже не до олимпийского аристократического спокойствия. "Все сметающая лавина большевиков под личным командованием Троцкого (главнокомандующий товарищ Бронштейн) уже в Севастополе" (дневник от 16 ноября 1920г.). В строках не только сарказм, сколько холодная гордыня: к еврейству - равнодушие, оно на обочине ненависти к революции

  В рамках того же нравственного пласта незлобного и более открытого критицизма еврейства на обочине других доминирующих интересов - некоторые высказывания отдельных личностей, проявлявших себя в творчестве как гении.

 Нынешние национал-патриоты назойливо твердят: с ними не только пьяницы и отъявленные бандиты - и называют добрый десяток знаменитостей-антисемитов. Так, например, они называют Ф.В о л ь т е р а. Он, конечно же, гений, а влияние гения на развитие общества и идей всегда двояко в плане как объективном, так и субъективном. Проследим вначале это влияние на примерах, не имеющих отношения к национализму.

 И.П.Павлов гениально разработал некоторые особенности нервных процессов в мозгу. Благодаря ему и его учителю И.М.Сеченову человечество оторвалось от обскурантизма и сделало важный шаг к пониманию психических процессов. Это объективно положительное движение инерционно - как ни странно - оказывало и отрицательное влияние на развитие конкурирующих методических направлений. Субъективно отрицательную роль оказывали утверждения о неадекватности психологических методов изучения психики. Этот субъективизм был доведен учениками ученого до абсурда. Не говоря об амбициозных устремлениях к самоутверждению, они настаивали на решающей роли лишь наличных раздражителей (т.е."родных", которыми эти адепты занимались), как единственных источников "рефлексов мозга". Авторитет гения затормозил в нашей стране развитие и генетики - дородовых факторов, генетической памяти в психических функциях.

  О втором примере только напомним - Ленин. Не вдаваясь в подробности, известные всем, отметим лишь двоякость личности и идей: в данном случае - и гений, и (временами) - сатана.

 Гений стоит многого и многих. Отточенные механизмы его ясного ума схватывают огромное многообразие жизни. Огромного, но не бесконечного. Он мыслит (а в примерах Ленина с той же силой и действует) в пределах доступного ему многообразия и доступного вероятия, предсказуемого. В пределах недоступного - часто ошибается. За ошибки же гения человечество, как правило, расплачивается дорого.

 Так называемые убеждения - это, к сожалению, результат анализа не только известного нам, но и того, что таким нам лишь кажется. "Убеждения" большинства немецких и советских людей периода фашизма и тоталитаризма - верное тому доказательство. Это особенно касается "принципиальных" убеждений националистического характера. Живя в суверенном Татарстане и восхищаясь всплеском исследований по истории народа, внедрением и развитием его культурных ценностей, одновременно повседневно даюсь диву элементарным ошибкам и односторонности суждений некоторых образованных татар. Еще больше удивляет позиция многих русских относительно объяснимого национального энтузиазма татар, чье достоинство в течение 400 лет попиралось. Точки примирения спорящих многочисленны. Сила же альтернативных воинственных "убеждений" обратно пропорциональна уровню общей культуры, уровню аналитических способностей.

 Не так просто дать объективную этическую оценку образу жизни и поведению чужой человеческой общности с позиции определенных "убеждений", с точки зрения устоявшейся общественно-признанной современной морали. Симпатичные римлянки обмахивались веерами в Колизее и рядом со своими благородными супругаими наслаждались зрелищем гибели гладиаторов и христиан, пожираемых дикими зверями. Великий скульптор, золотых дел мастер итальянского Возрождения Бенвенуто Челлини, орудовал своим длинным кинжалом так же мас-терски, как и резцом, умерщвляя без всякого суда обидчиков. Переходные эпохи рождают и крупных авантюристов типа Казановы, Калиостро.

 Если в Челлини воплощалась ренессанская этика "доблести", в наших комиссарах воплощалось революционное "право". Глубокая убежденность в своих целевых приоритетах и в данном случае, как и у атавистического антисемита, неизбежно ведет к ограниченности, к неглижированию альтернативных интересов и сил. И если действие или даже противодействие этих альтернативных сил проявляет себя не так, как прогнозировалось, оно вызывает невротический срыв.

  Когда речь идет о значительной личности со здоровыми убеждениями в какой-либо профессиональной области, но обнаруживающей ограниченность взглядов в сфере межнациональных отношений, в формировании этой ограниченности порою участвуют и невротические нарушения на фоне характерологической запальчивости.

 Таким образом, как это ни парадоксально, бесчеловечность, жестокость (включая националистическую), зачастую формируются и у лиц с прочными убеждениями с очерченным "моральным кодексом". Они могут быть крупными знатоками своего профессионального дела, но и носителями ригидных предрассудков. Такого рода современный "убежденный" моралист присудит к смертной казни и жену патриция - зрительницу в Колизее и скульптора - богатыря Челлини, и комиссара, страстно мечтавшего о счастье угнетенных, а тем более "тунеядца" танцора негра или цыгана, или преуспевающего в предпринимательстве, или ювелирном деле еврея. Еще более сложным и многовариантным бывает националистический "каприз" у некоторых гениев. О зиг-загах их позиций в данном вопросе зачастую удается судить при сопоставлении ма-териалов их творчества, эпистолярной продукции и их поведения в повседнейной жизни (метод, плодотворно использованный Лидией Гинзбург при изучении "психологической прозы", 1971).

  Великие обычно проявляют такт по отношению к угнетенным и призывают "милость к падшим". Если и встречается иной раз высокомерие или созерцательная леность в сфере чужих проблем, приходится помнить, что подобные слабости гения относятся к той самой обочине их основных интересов. Их бы нам обойти - да нельзя: на них антисемиты строят спекуляции. Попытаемся отделить зерна от плевел.

 Довольно часто спорил с иудеями Ф.Вольтер.

 Вольтер, согласно данным всех биографов, отличался живой находчивостью, остроумием, человеколюбием и терпимостью. Он приходил на помощь своими духовными и материальными возможностями и, особенно, тем страдающим от жестоких издевательств, в ком видел литературный и артистический талант. Пребывая отнюдь не постоянно в состоянии благодушия, он прерывал дружбу без чувства вражды, легко прощал изменивших ему женщин и счастливых соперников. Говорил, что его единственная возлюбленная -свобода и ее сестра - веселость. Его любовные послания (до романа с дю-Шатле) были исполнены циничной игривости. Жизнелюбивый, легкий на подъем, он менял место жительства и друзей. Легко отказывался от авторства своих сочинений в целях самозащиты. Несмотря на хитрость и мнительность, попадал в тюрьму (так же, как и на почетные места во дворцах), но также безболезненно освобождался от неудач, не становясь злобным, сохраняя лишь прежнюю едкость. В литературных распрях никогда не был зачинщиком, но зато,- раз вызванный на борьбу, никогда не оставался в долгу, а по большей части платил сторицей, язвя противников в стихах и в прозе под диктовку страстей. В пылу спора с Ж.Ж.Руссо придумал ему происхождение от союза собаки Герострата и пса Диогена… Фридрих II откровенно винил своего друга Ф.Вольтера в том, что тот всегда с кем-нибудь ссорился., затевал процессы по денежным делам, занимался спекуляциями, втягивался в скандальные дела.

  В творчестве, да и в частной жизни, он активно дружил или воевал лишь с представителями тех классов, которые причастны к цивилизации. С непричастными к цивилизации не становился ни в какие отношения, О сельскохозяйственных рабочих (Пьеро и Пьеретты) - лишь мимоходом и ходячие фразы. "Необразованные люди,- замечает В.Засулич,- занимали в его миросозерцании немного больше места, чем животные" (1909, с.63). Впрочем, с последними был нежен. Весь народ Франции обожал "Фернейского мудреца" за его успешные усилия по реабилитации ряда незаслуженно осужденных к жестокой казни. Будучи отнюдь не атеистом и отстаивая идею Божественного бытия, он, вслед за Ньютоном и Локком, считал, что первопричины бытия - вне возможностей познания. Он на протяжении всей своей жизни в своих памфлетах и публикуемых "письмах" боролся против жестокости католицизма, высмеивал его ритуалы. Уже одно из ранних произведений "Генриада" дышит ненавистью к властвующему католическому фанатизму, с его жестокостями, которые называл Infame (гнусными), проповедовал человечность и терпимость. В философии истории осуждал нетерпимость христиан, уничтожение ими миллионов человеческих жизней.

 После всего этого зададимся вопросом, можно ли столь эрудированного человека, зорко рассматривающего самые противоположные стороны любого явления и предмета, считать носителем националистических убеждений? Из всего изложенного следует: если Вольтер "антисемит" (в том смысле, в каком ими являются современные Пуришкевичи, тогда он и "анти" по отношению к полякам, французам, испанцам, так как ничего на свете он так не презирал, как их католицизм (да и христианство, но ведь не божественную же идею!). Он ненавидел иногда и тех, кого любил. Ему был люб оптимизм английского поэта Попа, но едко спорил и с ним. "Платон мне дорог, но истина дороже". Ф.Вольтер писал еще хлеще: "Благо людей дороже истины". Нет, проблема еврейства занимала философа лишь в контексте более широких проблем человечества. Между прочим, и центром всемирной истории он считал не историю еврейского народа, как учили в школах по Боссюэта. Согласно "философии истории" Ф.Вольтера, евреи были в древности лишь одним из варварских племен, неизвестных цивилизованному Китаю (напомним во всем, по автору, главный критерий - цивилизованность, отсутствие жестокости). Китай же был единственной страной, где высшие классы не знали организованного духовенства и суеверий. По тем же критериям он отдал предпочтение современной ему Англии, сравнительно с католической Францией. Вопросы о роли цивилизации - это другое дело, это - предмет его основных убеждений.

 Да, Ф.Вольтер судится с хитрым еврейским комиссионером, которого презирали аристократы (сам Фридрих II считал для философа недостойным вступать в какие-либо сношения со столь неприятной личностью). Но ведь и правда же! Причем здесь юдофобство?

 Евреев же, как бы ни бранился с ними, он хвалил за культуру французской речи, они на равных спорили с ним (издано 6 книг - 6 частей "Иудейских писем г.Вольтеру", русский перевод 1817 г.). Споры касались истории и библейских текстов. Тот же "Фернейский мудрец" почитаемого им Фридриха II называл "Соломоном Севера"; он перевел стихами книги Экклезиаста и Песни песней Соломона, он нахваливал Саула, правда, ненавидел Давида. Разве такая ненависть есть ненависть к еврейству?

 Если и писал неуважительно о многом в Ветхом завете, так ведь сказано: человек этот верил не по ритуалу, не по непризнаваемым им алогизмам многих источников (включая Библию). Он разбирал священную историю, "…как если бы разбирал произведение современного историка" (Засулич В., 1904, с.132).

 Часть его гневных отповедей касается не еврейских адресатов - он отвечал на подделку (нечто вроде "Протоколов сионских мудрецов") - их авторами были не евреи. Истинные же авторы писем, иудеи, писали: "Поелику никто из сыновей Иакова не сознался и не был обличен в сочинении таких писем, то это доказывает, что иудеи, названные авторами сего творения, суть лица подложные, и их вся такая переписка есть не что иное, как только вымысел"(с.XV).

.Письма, подписанные реальными корреспондентами Иосифом Лопез, Исааком Монтенеро, Вениамином Грот и др., дышат столь же покорностью изгоев, сколь и достоинством.

 "Иудеи…, бывши членами народа, толикратно вами злословимого и баспрестанно претепевающего удары с жестокостью вами наносимые, довольствуются только в сем случае употрбить нужное защищение…они еще надеются заслужить Вашу признательность, заметивши вам места в коих, повидимому, вы отступили от точности и истины…"(XIV). В заключительном тексте 6-й книги авторы писем высказываются еще откровеннее.

 "Мы, будучи гонимы и оскорбляемы,…. вправе почитаем себя защищать, вразумляя тех, коих ваш слог и ваши остроты обольщают, и удостоверить их, что особливо, когда дело идет об евреях, тогда прежде надлежит внимательно исследовать ваши слова, а не слепо вам верить; что не взирая на великость вашего гения и на всю философию вашу, у вас есть свои ошибки….; что приводимые вами из авторов свидетельства иногда ложны… Такое множество ошибок, противоречий и нелепостей, которые мы обнаружили в писаниях ваших…. не уменьшают нашего почтения к личным качествам, ни уважения нашего к вашим талантам…"(ч.VI, c.326-327). Переводчик и комментатор этого издания Снегирев, писал так: "В сих письмах буйство Вольтера совершенно посрамлено: все его возражения противу книг Библейских опровергнуты во всех пунктах…"(с.IX). И тут же: "Такое творение очень достойно чтения правоверных Россиян, для большего их утверждения в благочестии".

 Короче, речь идет об убеждениях писателя и историка, о его взглядах на Библию, ее колоритная критика. Истинный антисемит - это обычно пропагандист своих злобных националистических идей. В споре же с автором писем Вольтер, пожалуй, даже, наоборот, высказывал симпатию к его оппонентам и, тем более, к их святыням. Страстный защитник христианства, Снегирев, писал:"Нет почти ни одного обстоятельства в рождении, жизни и смерти Иисуса Христа, которое не было бы предречено Иудейскими пророками. Вольтер - печальный пример буйства и ослепления ума человеческого... в книгах иудейских содержатся сильные и ясные свидетельства истинности религии Христианской; и потому он всеми силами старался оспаривать достоверность и божественность книг Моисеевых, книг Пророческих и других Библейских Писаний, нападая со всею злобой и ядовитостью…" (с.V-VI).

Кроме того, пытаясь на далеком временном расстоянии судить о взглядах и чувствах столь сложной личности как Вольтер, нельзя пренебречь и свидетельством Жан-Жака Руссо - "мудрого чудака". Он говорил об острой, злой, блистательной логике Вольтера. "Его учение - холодный огонь, в нем только свет, он лишен тепла".

 Может быть знаменитый человек и не так "брал в голову" заботы далекого для него народа? Вспомним ответ дервиша из "Кандида" Ф.Вольтера на вопрос: почему так много зла на земле?. Дервиш ответил своим вопросом: "Заботится ли его величество султан, посылая корабли в Египет, о том, удобно или неудобно на них мышам?"  Нет, не на евреев обрушивался Вольтер, а на определенные идеи и верования, противопоставляя свои убеждения. Ничего общего с негуманной позицией антисемитов не было у этого великого человека. Да и не святой же он. Вспомним замечание В.О.Ключевского: "Вольтер, один из самых усердных, но не самый ловкий из ее (Екатерины II - Я.П.) льстецов., не раз получал от нее почтительные и нежные щелчки" (1958, т.5, 4.5, с.322).

 Будем не уважать ракурс, бельведер, с которого смотрел Ф.Вольтер, будем же исходить из его основных убеждений, "на обочине" которых он видел кое-что в розовых или темных сумерках.

 Вольтер не любил кого-то и чего-то в еврействе. Ну и что? Он и Шекспира не любил. Не станут же англичане из-за этого напускать собак на Ф.Вольтера.

Что же касается неприятия евреев как определенного типа с точки зрения антропологии, характера и нравственности, то трудно найти нацию со столь разными их характеристиками. Встречаются и непривлекательные. Естественно, что и антисемиты "на обочине убеждений", видимо, столь же разнообразны.

 Зовут юдофобы в союзники и великого химика. "Антисемитом был сам Менделеев", "Менделеев не любил", "Менделеев писал", "Менделеев поощрял черную сотню"…

 Д.И.Менделеев по всем имеющимся письменным воспоминаниям и по фактам биографии, страстно преданный науке и идее процветания отечественной промышленности, служил той и другой беззаветно. И как безупречно честный человек, весьма импульсивный, был он во всем бескомпромиссен. Не по нему действовали министры - и Дмитрий Иванович уходит из университета: "… как русского, меня хотели бы затереть, особенно немцы…все более ценю я английские симпатии, хотя я не англофил". "Вышел из университета, защищая и университет, и студенчество. Тут горького нет у меня, а есть только явная вражда к режиму, родившему современных забастовщиков и поверхностных радетелей, к каким прежде всего надо, по мне, причислить гр.Д.А.Толстого и Делянова". "Они...противники науки и промышленности, каково большинство современных забастовщиков  Мне ли их убедить? Нет, проще отшатнуться от них, плюнуть" (из записки, оглашенной В.Е.Тищенко при открытии IV Менделеевского съезда (17.09.25). В монографии П.П.Иониди (1959) сообщается, что Д.И.Менделеев выступил против Кольбе, который с позиции шовинизма отрицал заслуги Лавуазье. В "Списке сочинений" есть запись: "Кольбе написал гадко и лживо, и потому мы ответили ему". Рабочие Парижа - "это класс совершенно отличный от буржуазии, от торгашей. Те сладки, вертлявы - просто французики, каких мы знаем, плутишки, барышники, не те, которым принадлежит история Франции" (Основы химии, т.1, с.8-9). Вот тебе и "антигерманец", и "антигалл", как и "антисемит". Он возмущался по поводу бунтов петербургских рабочих. Значит и "антипролетарий"? Он презирал дезорганизацию и дезинформацию. По свидетельству О.Э.Озарского (1929) "Менделеев отлично разговаривал с мужиком, потому что у обоих сходились интересы в сельском хозяйстве,…но вот с рецензентом уличной газеты… тут его пугала чуждая непонятная профессия" Упомянутый автор книги характеризует Д.И.Менделеева как милого раздражительного старика, невротика, который любил "нагрубить", тут же каясь, извиняясь. Никакого не было у него "атавистического" антисемитизма, а было естественное раздражение против "плутишек,барышников", которых он видел среди раскрепощенных французиков, а тем более дискриминируемых евреев. По тем же нравственным соображениям он выступил единым фронтом с И.М.Сеченовым и евреем Мечниковым. А Чельцову "антисемит" Д.И.Менделеев советует: "Отлично. Возьмите барышню. У меня в университете была одна еврейка. Ух, какая работница была!" Такого рода "евреененавистники", якобы юдофобы, напоминают женоненавистников, которые отменно любят своих дочерей и любовниц.

 Рецензет моей статьи о проф.С.В.Левашове1), расстреляном в 1919 г., не мог простить ему славянофильство. Этот рецензент согласовал со мною свое дополнение в тексте о "реакционности" ученого. В ответ на мое удивление и огорчение по этому поводу, он сказал:

- Да ну его, Вам ли его защищать - он же был антисемитом!

 Рецензент повторил обвинение историков советского периода на том основании, что С.В.Левашов, директор Новороссийского университета, осуждал студентов-бузотеров, забастовщиков, которые по 4 месяца срывали учебный процесс. Среди них в Одессе было, естественно, много евреев и им поделóм попадало от ректора. Это не помешало ему взять себе на кафедру ассистентом Л.А.Зильберга.

________________________________________________________________________

1) Казанский медицинский журнал, 1991, №2

  Русские патриоты типа Д.И.Менделеева были искренне преданы родине и они возмущались по поводу всего деструктивного, что замечалось в своей среде, а тем более в далекой от них среде иудейской. Зря их зачисляют в свой актив современные фашиствующие социал-патриоты. С таким же успехом они могли причислить к ним всех еврейских сатириков и юмористов, не щадивших подлых и пошлых представителей своего народа. Что же касается Д.И.Менделеева, позволю себе высказать одно предположение, догадку, за верность которой нельзя ручаться. Однако личный опыт и общеизвестные факты позволяют считать, что эта догадка обоснована. Фамилия ученого давала повод допускать, что некий Мендель в каком-нибудь предке был вовсе и не славянином. Вряд ли только в чьих-нибудь высказы-ваниях, вероятно, и в сознании самого Дмитрия Ивановича, увлеченного аналитика, проскальзывало такое подозрение. Хорошо известно, какими бывают увлеченными антисемитами выкресты. Открещиваются они от всего еврейского, как бы предъявляя тем справку о "непричастности". Авторитет великого химика освобождал его от осознанного предъявления такой справки, но позсознательно у столь гиперсензитивной личности червь мог точить, беспокойство могло томить. Очень уж не хочется дискредитировать одного из создателей таблицы химических элементов допущением такой подмоченной наследственности, нет, нет, упаси Бог… Ну, "а если - да, тогда, может быть, найдут объяснение такие черты характера, как фанатичность и одержимость в служении нравственным идеалам" и "нервическое рефлексирование" с какой-то (ведь пишет все это еврей) милой инфантильностью в поведении до самых седых волос?

 Он был суеверен, стучал по дереву, избегал цифры 13…К тому же при той деятельности, которая переполняла личность Дмитрия Ивановича, проблема еврейства не могла занимать его так глубоко, как перспективы превращения нерентабельной переработки нефти в рентабельную или систематизирование элементов.

 По-другому следует рассматривать антисемитизм в жизни крупных общественных деятелей, для которых взаимоотношения людей и их общностей - проблема профессиональная. В этом отношении особый интерес представляет К а р л М а р к с.

 М а р к с и с т о в, по утверждению самих коммунистов, нельзя считать антисемитами, по крайней мере по их ханжеским утверждениям. Как же обстояло дело с убеждением по этому поводу у самого Маркса?

 Еще в 1844 г. он писал о евреях: "..это не нация, а собрание своекорыстных ростовщиков, купцов, торгашей"1), они "…размножаются, у них грязное тело и черная душа". В 1856 г. он в неподписанной статье в "Нью Йорк дейли трибюн" писал, что банкир Штиглиц в Санкт Петербурге находится в связи с Александром II, как Ротшильд с Францем Иосифом, Фульд с Луи Наполеоном. "Еврейчики" у К.Маркса - и ревизионист Эд.Бершт и банкир Луи Бамберг, и политический деятель Ф.Лассаль. К.Маркса тошнит от еврейских торговых агентов. "От

_______________________________________________________________________

1) Пошляки -националисты и ныне хохмят по поводу народа Коперника и Шопена: "Поляк - не нация, а профессия".

разговора сильно несет Вавилоном, а стоящий в воздухе аромат отнюдь не приносит удовольствия". К.Маркс радуется всему, что напечатано о еврейской финансовой аристократии и надеется: "Эмансипация от торгашества и денег - следовательно, от практического реального еврейства - была бы самоэмансипацией нашего времени". Зная о волне еврейских погромов в России, он в 1881 г. не счел бестактным перепечатать свою статью о евреях почти сорокалетней давности.

 В книге об антисемитизме было бы проще всего осудить всю эту брань Маркса, напомнив, что он сын выкреста (в этой среде антисемитская агрессивность встречается нередко). К тому же ученый сосредоточивал внимание на евреях-пособниках капитализма. Не мог же он не знать, что преобладающая часть евреев - не финансисты, а бедняки-ремесленники, что кроме торгашей народ богат учеными, поэтами. Русскому читателю уместно было бы напомнить ту нелестную характеристику Маркса-человека, которую ему дал А.И.Герцен в книге "Былое и думы". Известный экономист С.Н.Булгаков писал в 1907 г.: "На меня то, что написано Марксом по еврейскому вопросу, производит самое отталкивающее впечатление. Для чего же сын поднял руку на мать, холодно отвернулся от вековых страданий и духовно отрекся от народа". Однако, и в контексте данной книги подобная критическая оценка взглядов ученого была бы некорректной. Взгляды эти отражают классовые позиции Маркса, неприятие всего, что болтается под ногами на пути к политической цели. Называйте такие принципы творчества макиавеллистскими, жестокими - этого ведь не отрицают и сами революционеры. Ф.Энгельс, выражавший подобные взгляды с меньшей публицистической ершистостью, писал и о еврейском пролетариате, и о том, что евреями были и Г.Гейне и Джон Бернс, Ф.Лассаль. Он писал в письме к А.Бебелю о гибкости еврейских политиков: они видят, что марксисты крепнут и "являются к нам первыми"

 Логика революции, логика фронтовая - не до сантиментов, связанных с клановыми интересами, с устаревшими по их мнению нравственными законами. Таковы взгляды марксистов, таковы и их взгляды на антисемитизм, которые находятся на обочине их основных убеждений. Что же касается той температуры, теплоты, которая усматривается в человеке, проповедующем эти взгляды, то достаточно хотя бы сравнить упомянутые акценты К.Маркса и Ф.Энгельса. В Марксе холод железной логики уживается с истовой непоколебимостью…тех же религиозных фанатиков древней Иудеи.

 История показала, что живое развитие общества сильнее самого железного логического построения К.Маркса. Он мазал болотными красками отдельных евреев неприглядного вида, экстраполируя ненависть к ним на весь еврейский народ. Такого рода непривлекательных евреев становится все меньше и меньше по мере того, как народ выбирается из болота, в которое его загнали. Для Маркса еврейский вопрос был десятым в силу соответствующей ему социально-политической значимости. А экономистом и социологом он был выдающимся. С его точки зрения одинаково опасны и антисемит Бакунин (с другим типом революционности) и антиреволюционное еврейское мещанство.

 Творческая убежденность художника или музыканта выражается ярче всего, естественно, в его чувствах. Конечно, встречаются музыканты - деловые люди, даже политики (даже главы государств), но это не великие мастера музыки. Крупный композитор не ошибается в оценках звуков, гармонии, но часто ошибается в житейских проблемах.

 Что же касается встречающихся иногда евреев-антисемитов, то их человеческие качества, по свидетельствам современников, оставляют желать лучшего (Маркс, Уолтер Липпман, Ноам Хомский). Я знал одного такого психиатра - не приводи Господи… Здесь мы приближаемся к следующему нравственному пласту, в котором можно усмотреть, хотя и не слитки, но "блестки" антисемитизма.

 ДляР.В а г н е р а  еврейский вопрос был отнюдь не десятым, а одним из важнейших в сфере его человеческих отношений, в сфере его социально-нравственных взглядов.

 По мнению Р.Роллана страдания Людвига Ван Бетховена, включая его глухоту, были не только деструктивны. Страдания, как и радость, питали его мощное вдохневение гения.. Лучами подобного вдохновляющего пламени освещено и творчество неистового Вагнера. Родись он на юге, скажем на Кавказе, этот пламень был бы столь же ярок, грани алмазных камней сияли бы также, но огонь, высекаемый этими камнями, освещал бы горы Грузии, Армении или Дагестана. И в призывных звуках его музыки слышались бы мотивы кавказских плясок, щедрого гостеприимного застолья, мужества и, вероятно, кровной мести. Но родился и жил Р.Вагнер в Германии (Лейпциг), стране не только романтичной, она была населена бюргерами, обывателями, лишенными кавказского гостеприимства. При подобном скопидомстве пришлые евреи - ни к чему.

 Выразитель космического полета фантазии, обуреваемый бурными эмоциями, вдохновленный своим музыкальным даром, максималист Р.Вагнер, конечно же, метал гром и молнии. Его приводили в бешенство евреи преуспевающие, или, наоборот, жалко пресмыкающиеся неудачники. Это, по его понятиям, относилось и к неискренности, и к расслабленности христиан. "Лицемерие,- писал он,- является самой выдающейся и отличительной чертой христианства всех веков" (1906,срусский перевод). Так уж и всех веков?! Так ли уж лицемерили христиане первых веков, когда они, умирая за веру, не испытывали ни страха, ни боли? Но чего не сболтнешь, когда ты увлечен своей мыслью и злым чувством. Композитор сопоставлял чуждое ему еврейство с романтическим образом германца. Последнего он видел и слышал в эмпиреях небесных аккордов.

 "В больных жилах римского мира разлилась здоровая кровь юной Германской расы; несмотря на принятие христианства, сильный инстинкт активности, наклонность к смелым предприятиям, непобедимая уверенность в самих себе, остались характерной чертой этих новых властителей мира." (там же, с.14). Это были демонические страсти и гордое сознание своего величия.

 "Германия была воспитана для войны и охоты, истинный христианин для воздержания и смирения". "Только сильные люди знают любовь", Все искусства "…сойдутся …в драме, в пышной человеческой трагедии".. Эти страсти выразились в таких прекрасных звуковых образах, что человечество всегда будет воздавать должное их творцу - композитору.

 Живя в Вене, он презирал манеры и нравы не одних лишь евреев. С такой же досадой он переживал вторжение национальных черт испанцев или итальянцев в строгий дух немецкого протестантизма. В книгк о Бетховене он негодует: "…даже и выговор национальный наш утрачен, обитальянился". Понять его отрицательное отношение к встречавшимся на его жизненном пути экземплярам еврея-обывателя, не трудно. Это, однако, не составляло для великого композитора какой-то idea fixa. Тот же Р.Вагнер относится с глубоким уважением к еврейке Валентине Семеновне, а к ее сыну - будущему Валентину Александровичу Серову - с нежностью.

 Большой козырь каждого антисемита-пропагандиста: "Сам Достоевский писал о еврейском вопросе". Тот самый гениальный писатель, который является эталоном человеколюбия, которого охотно цитирует любой начинающий журналист: никакие социальные движения не стóят даже слезы одного ребенка. Писатель, пронзительно остро переживавший боль за человека - и он-де, даже он, не любил евреев!

 В литературном творчестве Ф.М.Д о с т о е в с к о г о образ еврея ("естественно", типажа отрицательного) встречается редко. Ведь высокий вкус опытного литератора - правдивость. А вкус великому писателю не изменял. Ну. разве что такой эпизод из романа. Свидригайлов встретил на мосту еврея. "...небольшой человек, закутанный в серое солдатское пальто и в медной ахиллесовой каске... На лице его виднелась та вековечная брюзгливая скорбь, которая так кисло отпечаталась на всех без исключения лицах еврейского племени"1).

Подумать только, скорбь в еврейских глазах, вызывающая отрицательные чувства Ф.М.Достоевского, она и брюзглива, она и кислая, фи какая! Это - о скорби народа, изгнанного из своих жилищ и страны, рассеянного, словно песок, черною бурей по свету. Ах, если бы ее чувствовать так же глубоко, как боль за пребывающий в рабстве собственный народ, как боль за глубинные потрясения в мире Карамазовых, Мышкиных. Величие писателя подняло его до полифонического (как пишет М.Бахтин, 1979) проникновения в душу всех людей планеты, до мечты о братстве всех. Возможно ли допустить, что на божественном лике этой мечты, на этом солнце имеются пятна, что вместо сочувствия человеку на этом длике изображена гримаса эгоистической гордыни?

 Заметим, что это - пусть и эпизодическое - проникновение антисемитской тенденции в самоë художественное творчество нельзя рассматривать в отрыве от художественного метода писателя. В отличие от Л.Н.Толстого, который напряженно выявлял и сверял множественную обусловленность поведения героев, "Ф.Достоевский,- как отмечает Н.М.Чирков ("О стиле Достоевского", М.,1964, с.56), - постоянно выдвигает необъяснимый остаток при объяснении поступков своих героев". "Ему, - замечает Л.Гинзбург ("Опсихологической прозе",- Л., 1971, с.335),- и не нужен механизм всепроникающей обусловленности, до такого совершенства доведенный Толстым…мотивы поступков непосредственно вытекают из его господствующих идей". Так-то: в реалистической открытости романов Л.Н.Толстого была немыслима, необъяснима подсознательная националистическая враждебность автора. В контексте же "необъяснимого остатка" Ф.М.Достоевского нашлось место критическому образу еврея.

 "Да, взору писателя неприятен "небольшой человек". Ну и пусть, где только нет

______________________________________________________________________________________________

1) Читателю не приходилось ли слушать в исполнении Алла Иошпе песню "Еврейские глаза"? Не стану ссылаться на "Песни песней" - считается, что они написаны евреем, царем Соломоном. Спросите многих мужчин многих стран мира, объяснявшихся в любви, писавших и певших с восторгом об этих самых глазах женщин и мужчин. У кого какая апперцепция: кто что хочет увидеть…

"небольшого человека". И Смердяков - небольшой человек, в дьявольские машины его нутра следует проникнуть и мечтать о его совершенствовании и о христианском братстве с ним. А вот, этот небольшой человек, еврей-пожарник, сочувствия у писателя не вызывал, причем не только он, а весь народ (лица всего "без исключения" "еврейского племени"). Нет, это не Ф.Достоевский, зря его призывает в компаньоны современный национал-патриот, подслушавший болезненную оговорку, lapsus lingue, артефакт, проскакивающий порою и в текстах великих.

 Творчество гениального мастера, человека эмоционального, пусть и импульсивного по характеру, это неординарная "работа", а явление Высшее, оно ограждено от потока оговорок, они могут быть лишь эпизодическими. Мемуарная литература пестрит примерами великих в творчестве и весьма ординарных и даже неприятных в быту. Подобно тому, как мозг огражден биологически гемато-энцефалическим барьером от проникновения вредных веществ, божественная идейно-художественная организация гения недоступна существенному вторжению пошлости. Случается, однако…. (в биологической сфере такой прорыв - это , например, энцефалит).

 "Как человек чувства,- пишет о Ф.М.Достоевском П.П.Семенов-Тянь-Шанский,- он мог увлекаться чувствами негодования и даже злобою….Только в минуты порывов он был способен выйти на площадь с красным знаменем".

 Надо было представить этого человека чувств на другой площади, где, как было объявлено, его и его товарищей должны публично казнить. Затем - много лет каторги, на койке у зарешечетого окна в многолюдной камере.

Целая камера злобных людей, между прочим, наслушавшихся у своих учителей, родных и приятелей о проклятых жидах.

 Все это достаточно богатый источник для проникновыения в мрачные глубины криминальных характеров. На каторге Ф.М.Достоевский пробыл много лет. Неизбежные контакты, привязанности - люди ведь. И чем чувствительнее душа писателя, тем пронзительнее боль, в которой в чем-то сливается мир собственный и сокамерников. Пройдут годы и старец Зосима из "Братьев Карамазовых" скажет: "Чем больше я люблю человечество вообще, тем меньше я люблю людей порознь…двух дней не в состоянии прожить ни с кем в одной комнате". А Иван Карамазов признавался в своей антропоагнозии, только что не прользуясь этим термином. "Достаточно отдавить ближнему ногу или и м е т ь  л и ц о, не подходящее для человека, страдающего за определенную идею, чтобы этот ближний отказал нам в любви или даже в сочувствии" (разрядка моя - Я.П.). А ведь это признание самого человека-Достоевского (см. уже упомянутую в 1 главе записную книжку за 1863 год). Оценивая его характерологические черты, великий английский поэт (по свидетельству С.Волкова, "Диалоги…", 1998) заметил, что не смог бы жить с ним под одной крышей. Федор Михайлович жил заграницей в лучших гостиницах и ел в лучших ресторанах, а в письмах жаловался на нужду. Автор даже допускает параллель между чертами Раскольникова и самого писателя, для "которого вопрос о том, как бы добыть денег, разбогатеть - один из самых важных, просто навязчивых" (с.173). Вот слова о характере писателя, правда из уст собрата по перу, крупного поэта, чей характер тоже был не сахар: "…с губами, искривленными как будто вечною судорогой злости, с глазами, полными любви новой, еще неведомой миру, "Иоанновой", с тяжелым взором эпилептика, бывший петрашевич и каторжник, будущая противоестественная помесь реакционера с террористом, полубесноватый, полусвятой…" (Мережковский Д.С. "Роман воспоминания", М., 1990, с.536).

 Что же способствовало проникновению вируса сокамерников в характерологическую конструкцию Ф.М.Достоевского? Вирус обошел ворота логики, идеологии (здесь на страже были принципы великого аналитика. Вирус подтачивал характер, его приобретенные черты. Впрочем, и относительно характера персонажей произведений Ф.М.Достоевского все исследователи подчеркивают не просто противоречивость, а какую-то как бы "нецельность". Ф.М.Достоевский не "описывает" характер персонажей, а с их помощью страстно проповедует идею. Герои нам видятся полнокровно живыми, но их характеры с трудом укладываются в привычные классификации. Они не только разнополюсны и разноцветны: таинственны и связи между этими полюсами и цветами. Проводя тонкий анализ указанной черты, известный театровед А.Смелянский ("Наши собеседники", 1981) ею объясняет трудности сценического воплощения произведений писателя. "….настолько идея поглощала "характер", что подлинное проникновение театра в мир героев писателя…. чаще всего происходило лишь в случае уникального совпадения самой идеи характера с личностью актера-творца"(с.224). Непредсказуемым был по своему характеру и сам писатель.

 Противоречивая жизнь России светится на всех гранях алмазов ее великой литературы. Она классифицирована в тысячах трактатов. Но если судить по сердечной теплоте этих граней, по здоровому добродушию самих авторов, можно было бы начать градацию, которая неожиданно на самую высокую ступень поставила бы такие имена, как В.Гиляровский, К.Паустовский, К.Чуковский, А.Твардовский. Не все они юдофилы, но нельзя себе представить каждого из них в образе юдофоба. Невольно напрашивается мысль о биологии….Эти люди не только в творчестве, но и в личной жизни были не то, чтобы христосиками, но излучающими свет и тепло. Если Ф.М.Достоевского нельзя поставить на первую ступеньку по указанному критерию, но мы не можем обойти эту биологию1)..

 Мозг великого писателя, как и вского другого человека, содержит множество миллиардов клеток2) Но их небольшая часть не включается в гармонию условных связей. В силу ли наследственных особенностей (так и не доберешься, между прочим, до тайны, кем и как был убит отец), после болезней ли и травм, но группа клеток мозга больного эпилепсией постоянно генерирует импульсы, не имеющие отношения к нормальной мозговой деятельности - патологические импульсы.

_______________________________________________________________________

1) Можно приветствовать влюбленность Ю.Г.Кудрявцева в великого писателя ("Три круга Достоевского", 1991), но нельзя согласиться с автором, когда он, отстаивая кристальность образа Ф.Достоевского, отрицает его неприязнь к "жидам". Ф.Достоевского раздражает не только еврей-шинкарь, продающий мужику дешевую водку, но и еврей-издатель. Вряд ли гения следует защищать средствами, которыми пользуются лукавые думцы: они тоже говорят, что они не антисемиты, когда чернят "жидов и жидовствование" - это-де явление не национальное. Нет сомнения, что русофобы, припертые к юридической стене, тоже станут лепетать: "Когда мы говорим "кацапы", "кацапствующие", мы имеем в виду не национальное"

2) Крупный знаток проблемы Д.Хьюбел ("Мозг", М., 1982) считает, что в мозгу человека имеется не менее 100 миллиардов нервных клеток (нейронов) и не менее 100 триллионов их контактов (синапсов)

 

Время от времени их интенсивность возрастает, они навязывают свой ритм клеткам соседним, болезненное возбуждение распространяется на весь мозг, лишая его сознания и естественной функции. Вместо этого - судорожные содрогания всех мышц тела и пр., проявления эпилептического припадка. Редкие ночные припадки у многих - лишь неприятный эпизод, встречяаются даже у людей выдающихся. Федора Михайловича они терзали нередко. Этот мощный интеллект не поддавался болезни. Писатель приходил в себя и через день-два мыслил и творил. К счастью, обычные признаки эпилептической деградации миновали его1). Ни читатель, ни слушатель не видел в глазах своего кумира характерный для эпилептического заболевания свинцовый блеск глаз, не слышал вулканических взрывов злобности, делающих больного эпилепсией исполнителем убийств, сопровождающихся бессмысленной жестокостью. Человек силою своего гениального мозга преодолел эти больные страсти2). Но они бушевали в глубине. Когда чуть ослабевал колнтроль (вспомните опять же сочувственный и откровенный ответ корреспонденту-антисемиту из Козельца), они прорывались, вступали в патологическую условную связь со здоровой болью благородного русского человека за свой страждущий народ. И боль эта, эти благие намерения, но уже с болезненной накипью, прорывались в тот самый адский клапан, который открывают и примитивные антисемиты, чтобы выпустить пар гнева. Какое-то разрешение гнева, нелепый катарзис за счет чужого этноса. В других сферах, вне этого клана Ф.М.Достоевский взмывал и падал в темные глубины, но взор его не омрачался. Это был непревзойденный аналитик. При том аналитик в сфере не столько сюжетной, сколько духовной. По мнению Вл.Соловьева ("Три речи", 1884) Ф.М.Достоевского выделяет сравнительно даже с такими гигантами, как Л.Толстой, И.Гончаров, И.Тургенев, служение не искусству или содержанию жизни, а ее Высшей цели. Глубже своих современников он п е р е ж и в а л  главную нравственную ц е л ь человечества, которую Александр Мень ("Ветхозаветные пророки") называл богообщением и к которой ведет цепочка от декалога Моисея к проповедям пророка Амоса и Иисуса Христа. При этом, однако, он и в творчестве, и в самом себе не изжил противоречия между христианским идеалом, так сказать, планкой Христа, и реальными возможностями человеческой души и тела. Иллюстрации этому - и в "Бесах", и в "Карамазовых", и в"Преступлении…". Эту неудовлетворенность подпитывает мессианская энергия проповедника: "Россия во главе объединенных славян скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое слово…в соединение всего человечества новым, братским, всемирным союзом, начала которого лежат не в гении славян, а преимущественно в духе великого народа русского (Соч.,т.25,с.9).

_____________________________________________________________________

1) Согласно классификации проф. В.С.Чудновского подобная эпилепсия относится к разряду "Болезни эпилептических припадков" - в отличие от "Хронического эпилептического психоза" ( Неврологич.вестник, 1993, №1-2, с.47-50)

2) В "Дневнике" писателя на с.94 за 1877 г. читаем о вырвавшемся искреннем: "…нет, такой живучий народ, такой необыкновенно сильный и энергичный народ… не мог существовать без"статус ин стату", который он сохранял всегда и всюду, во время страшных тысячелетий рассеяний и гонений своих".

 Вместо недоброжелательного "статус ин стату" (то есть "защитно-выгодное положение") автор мог бы написать в той фразе "категорический императив" или "высокая совесть". Нет, искренний доброжелатель не мог не знать, что его артефакты-описки могут стелить дорогу к ненависти.

Такое предназначение, такой чудесный сад, такая идея "…засияла небывалым и неслыханным еще светом", а тут под ногами путается "небольшой человек, закутанный в серое солдатское пальто". И мечены в глазах отнюдь не одни евреи. По исторически-ситуационным мотивам он не приемлет и поляков. Сквозь "магический кристалл" его души недружелюбно видится только "кислая" скорбь еврея. Что ни польский персонаж - то двуличие, мелочность: они не только чванливы, они и воришки, обманщики. В душе писателя смятение, неудовлетворенность, фрустрация, тревожная напряженность. Впрочем, внутренний комфорт в душе, как полагает автор, может быть наступит, когда люди удовлетворятся смиренным счастьем подчиненности, слабости, счастья детского. Но слезы, а тем более кровь ребенка - этого пережить нельзя. Нас занимает не литературоведческий аспект этой тайной ассоциации, а ее возможные логические опосредования. Кровь ребенка. Не мог Федор Михайлович верить в ритуальные убийства иудеев, но слышимое и читаемое об этих якобы делах еврейских рук, возможно накладывалось на самый больной пункт его нравственных построений о страдании одного ребенка.

 После выпуска 1-го издания нашей книги были опубликованы переписка и другие документы Ф.М.Достоевского (двухтомник В.Лобаса, М., 2000). После этого только непорядочный человек может обвинить Ф.М.Достоевского в антисемитизме. В послеприпадочном состоянии - да (так сказать, "чего спьяну не сболтнешь"); но когда мыслил и высказывался гений-Достоевский…. Цитируем с.272: "…как это и откуда попал я в ненавистника еврея. Как народа, как нации?…слово "жид", сколько помню, я упоминал всегда для обозначения известной идеи: "жид, жидовщина, жидовское царство" и пр. Тут обозначалось известное понятие, направление…" (одно дело подобное признание в устах большого человека - и совсем другое - в устах криминальных Мокашовых - Я.П.).

 Еще одна тайна "антисемитизма" Ф.М.Достоевского кроется, видимо, в самом методе жизненных и художественных контрастов, противоположных полюсов, неожиданных столкновений, парадоксальности ситуаций и поступков. В романах писателя нет привычного единства биографического сюжета и характера персонажа, в них диалогизируют чувства низменные и возвышенные, сентиментальность и жестокость, страстная признательность и неблагодарность, любовь и ненависть. Вкусы и неожиданные поступки персонажа не предопределены ни его характером, ни его общественным положением. И жалостливая любовь ко всему живому, и - "все позволено". Это в персонажах, а у самого автора? В.Г.Короленко писал, что в творчестве Ф.Достоевского есть откровения, но нет многокрасочной здоровой жизни. Мы знаем мало о взаимотношениях Ф.М.Достоевского с конкретными лицами еврейской национальности, мужчинами и женщинами. Это уже и впрямь останется тайной1).

Известно, что после угара тюремных камер, когда Ф.М.Достоевский оказался на поселении, его приютил в своем доме еврей. И хорошо, и (опять другой полюс), и - не по себе: первый глоток свободы, да не там, не у того. Возможно,что подобного рода подспудная горечь писателя и стала деликатесом для извращенных аппетитов антисемитов, приписывающих в свою зондеркоманду .М.Достоевского.

___________________________________________________________________

1) В настоящее время, после выхода в свет книги В.Лобоса "Достоевский", несколько приподнята завеса над тайной.

Конечно же, в отдельных националистических девиациях Ф.М.Достоевского выступают черты не благороднейшего гуманиста, а артефакт, болезненное проявление его личности.

 Надо жить у самого края интеллектуального убожества, чтобы принять в прямом смысле (прямо-таки как знамя) "антисемитизм" Ф.М.Достоевского. Надо совершенно лишиться художественного чувства, чтобы прочитав хотя бы один роман писателя, не понять его сенегдох (преувеличений), его манеры художественно-диалектического столкновения возможного и невозможного, великого и смешного, любви и ненависти, - всего того, что М.М.Бахтин (1979) относит к утрированной "карнавализации".

 Воспоминаний о Ф.М.Достоевском опубликовано много. Среди них меня поразили точные и продуманные строки крупного ученого П.П.Семенова-Тянь-Шанского ("Мемуары"): "Истерически-нервным он действительно был, но был он от рождения и остался бы таким, если бы даже никогда не выезжал из деревни, в которой пробыл лучшие годы своего детства" ( 1917,с.209).

 То-то, не все, что выдавалось "на гора" было результатом завершенной мыслительной продукции писателя. Он и рефлексировал, он был и "истерически-нервным сыном города", он был и деревенским юношей среди малограмотного люда и церковно-приходских "учителей" типа того, кто писал ему из Козельца. Это не тот антисемитский угар, пронизывающий не в словах, а в устойчивом настроении истинных антисемитов. Последних не менял даже опыт знания о Холокосте. Это уже система на грани паранояльной. Сравнивая его с убежденными антисемитами,можно сказать так: те упрямы, со сжатыми челюстями. Достоевский бывает антисемитом от врожденной раздражительности, а не от логически "оправданной" вражды.

 В XVIII веке поэт писал: "Я царь, я раб; Я червь, я Бог", а в XIX веке Ф.М.Достоевский перемешал в преисподней человеческих душ космические величины времен и чувств, добра и зла. Иван Карамазов говорит черту: "…бриллиант-то уж очень драгоценен; одна ведь такая душа стоит иной раз целого созвездия - у нас ведь своя арифметика".

 И вот примитивный антисемит, поведя ушами, которых коснулись какие-то звуки об "антисемитизме" большого человека, хватает это имя и восклицает:

- Нас семеро, с нами Достоевский - мы народ хватский!

 Пройти бы мимо этой слабости и преклониться перед выдающимся гуманистом за проповедь братства, которое так дорого всем народам и особенно еврейскому. Да нельзя. Приходится нарушать такт, приходится в обстановке, когда имя великого человека столь спекулятивно используют темные силы в целях организации дискриминизации народов, погромов и убийств.

 В последние годы, после выхода в свет книги А.И.Солженицына "Двести лет вместе", этим выдающимся писателем попытаются украсить свои ряды антисемиты из компании Мироновых-Прохановых. Наверняка попытаются найти некоторое сходство позиций Ф.М.Достоевского и А.И.Солженицына по вопросу о евреях в России. Однако, А.И.Солженицын сам декларировал свое дружелюбное отношение как по отношению к еврейскому народу, так и к русскому, чьи современные гнойники он вскрывал беспощадно. Определим его отношение как лояльное.

  А.И.Солженицын определил место обсуждаемой проблемы по существу так, как оно обозначено названием главы "На обочине других интересов". У писателя по мере работы над "Красным колесом" истории России накопились обочинные материалы по еврейскому вопросу. Наконец, по самой форме - это не художественное произведение, а попытка научного исследования (и спрашивать надо не столько как с художника, "у души", сколько у объективного исследователя. Попытка не антисемита и уж никак не агрессивного антисемита, попытка как-то защитить честь России, запятнанной антисемитизмом.

 Почитаемый автором В.З.Жаботинский гневно обращается к ассимиляторам, пытающимся оторвать евреев от национального корня : "Кто мы такие, чтобы оправдываться? Кто они такие, чтобы нас допрашивать?" И вот русский патриот, оценивая положительно формулировку еврейского патриота, и продолжает солидарно: "…но с обоесторонним применением". Автор упрекает многих русских в юдофобстве, а иных евреев - в неспособности понять атмосфеору монастыря, в который они пришли со своим уставом. Это не нападение, а защита. С автором можно спорить, но грешно оскорблять и унижать великого писателя земли русской подозрением в антисемитизме.

 Позицию, подобную Солженицынской Ф.П.Чехов выразил кратко еще около 199 лет назад. Он писал: "Что все евреи подлецы, это, конечно, вздор. Я лично евреев - хороших людей люблю, а не хороших не люблю".("Одесские новости", 1910, 23 января).

 Личное отношение автора данной книги к позиции А.И.Солженицына не оригинально, оно выражено практикой Америки: иммигранты должны жить свободно, но не по своемý, а по американскому уставу. Став, однако, гражданами, они, как и остальные американцы, могут свободно участвовать в корректировке этого устава. Не 200 лет в бесправии.

 Когда в адрес разумного человека кем-либо произносится критическая фраза, он ее воспринимает неоднозначно. Она могла быть произнесена сгоряча и в дружеской, особенно семейной атмосфере. В таких случаях она обычно игнорируется, тут же забывается. Когда же она к запоздалой досаде произносящего вырывается как оговорка, услышавший легко распознает ее разоблачительное значение. Она может прозвучать и откровенно как мысль нелицеприятного, даже осуждающего характера. Это уже не невзначай брошенный упрек. Тогда реакция на такое высказывание бывает двоякой.

1, Реакция на "атавистический" антисемитизм в обсуждаемых ситуациях - это реакция на злобного врага типа фашиста. Однако, и вражеские страны воюют, мирятся, дружат. Так, например, в Германии, в прошлом вражеской, причинившей нам полвека назад столько горя, я в 1992 г. нашел атмосферу доброжелательности и удивитиельного тепла по отношению к гостям из России. Отношение к современному великодержавному русскому фашизму колеблется в пределах бдительной, идеологически вооруженной защиты от его пропагандистов до терпеливой педагогики с массой одурманенной молодежи.

 Жизнь свела меня с двумя убежденными антисемитами, с которыми я ни разу не беседовал на эту тему. Оба они стали позже моими товарищами, а один из них (С.) по своей инициативе признавался мне в своих прошлых националистических заблуждениях. Другая выразила эту перемену всей последующей жизнью. Что касается массы одурманенных, то большинство из таких на наших глазах в 20-е - 40-е годы становились искренними интернационалистами. Короче, человек лучше, чем о нем можно думать. Лучшие семена его добрых потенций могут иногда прорастать под живительным дождем разумного диалога. И я никогда не забывал об этом, даже тогда, когда приходилось сжимать кулаки.

2. Реакция на антисемитизм на обочине других убеждений должна быть спокойной для самокритического анализа.

 Так осуждение Марксом или Шекспиром ростовщичества представляется справедливым. И что бы ни говорили современные диктаторы нравственных мод (в условиях рынка банк - тот же ростовщик ), мы полагаем, что этот бизнес противопоказан еврейству в рассеянии: если это "грех" единиц, в нем станут обвинять всех евреев. Как если бы она была во всем доброжелательной. Только эпизоды националистической агрессивности должны подлежать юридической компетенции.

 Если же критические суждения связаны с основными суждениями рыхло, искусственно, они по существу прорываются как бессознательный скрытый комплекс. Это огорчительный комплекс, так как его выражение ассоциируется с авторитетом таких значительных личностей как Ф.Вольтер, Д.И.Менделеев, Ф.М.Достоевский.

 Короче, и у значительной личности восприятие , особенно в сфере вне основных интересов, бывает неадекватным. Дело времени - осознавать и корректировать подобные ошибки. Президент Чехословакии Масса  рик в одной из своих статей признался, что интеллектуально он от антисемитизма свободен, но впитанную (от своего детского окружения) "интуитивную" нелюбовь к евреям он как бы выдавливал из себя по капле.

 Даже великий Гете, глубоко уважавший еврейскую культуру, изучивший древне-еврейский язык, даже пытавшийся освоить идиш, друживший с евреями и влюблявшийся в еврейских красавиц, не преодолел аристократический барьер и, в частности, был против смешанных браков с евреями. Надо полагать, что это защитное чувство формировали не просвещенные друзья-евреи, а непривлекательные из сферы бизнеса или из тех, которых он наблюдал в детстве, когда из любознательности посещал гетто.

 Даже в случае с упомянутым письмом А.И.Куприна, чей антисемитизм, казалось бы, горел ясным пламенем, следует задуматься над этим неприятием образа некоторых евреев. Во-первых, лишь некоторых (иначе как родились бы образы прекрасных евреев в повестях А.И.Куприна?). Во-вторых же, эта вспышка вырвалась о д н а ж д ы , как некая рефлексия у разухабисто-взрывчатой русской натуры. По свидетельству И.А.Бунина Ф.И.Куприн был очень скрытен и, одновременно дерзко запальчив. "…от одной рюмки водки он лез на ссоры чуть не со всяким". "Одно время,- пишет И.А.Бунин,- я видел, как он опускается все больше и больше, дни проводит то в порту, то в самых низких кабачках и пивных, ночует в самых страшных номерах…". "…очень часто проявлял какие-то едкие душевные склонности - охоту, например, к издевательству над людьми". "..И это- у человека доброго, отходчивого, правда, гордого и талантливого…"

 Упомянутая антисемитская рефлексия вырвалась в состоянии ли алкогольного или иного опьянения. С такой же эмоциональной, но положительной художественной силой изображены евреи "Гамбринуса" и "Жидовки"

 Как-то в Уральске в бане мне доверчиво говорил очень умный чиновник-казах.

  - Я сегодня заявил своему заместителю:"Если не перестанешь, поступлю с тобой как русский!

  - То есть? 

- А русский - как? Работаешь с ним, творишь дела совместные 20 лет, доверяешь, повязаны с ним, а в один прекрасный час он выливает все накипевшее, матерится и заяаляет, что сейчас же пойдет к кому надо и выложит всю правду-матку. И сам погибнет, и тебя погубит.

 Истинный антисемит - хроник, а антисемитский припадок - это только припадок. Рефлексия, Если не понимать и не прощать рефлексии, окажется, что 95% людей друг по отношению к другу бывают антисемитами, антидемократами, антиславянистами - ве-е-чная война.

Итак, как следует из всего изложенного, при всей многозначности портрета антисемита и с учетом переходных форм, можно выделить следующие типы антисемитов и других форм отношения к еврейству. Перечисление приводится с учетом недоброжелательства по нисходящей.

 Перманентно (устойчиво) агрессивные деструктивно-авторитарные антисемиты-подстрекатели.

 Перманентно устойчивые агрессивные деструктивно-авторитарные антисемиты- исполнители.

 Ситуационно агрессивные деструктивные антисемиты - исполнители.

 Перманентные антисемиты на обочине основных интересов.

 Пассивно-прерассудочные личности, горделиво чуждающиеся избирательно евреев, нелояльные.

 Ситуационно настроенные против еврейства - лояльные

Опыт тысячелетий установил непредсказуемость общественно-исторических конъюнктур, независимо от которых жертвами становились невинные люди, нередко по национальному признаку, чаще других - евреи. Применительно к этой проблеме в масштабах дальневидения, важнейшим является не столько политический фактор, сколько фактор человеческий, характерологический.

 Во все эпохи гонений от римлян, византийцев, испанской инквизиции, Николаев-кровавых и Гитлеров, и, наконец, даже "еврейским ренесансом под знаком полумесяца", агрессивные антисемиты оставались перманентными, пусть и разношерстными авторитарными личностями. Эти черты культивировались (еще без еврейского адреса агрессии) у гуннов и варваров. Они потом выявлялись у юдофобов средних веков, а ныне хорошо прослеживаются в антисемитах Азии и Африки и неудачно маскируются дипломатической риторикой иных европейских премьеров и президентов. И дурное воспитание, и родовую связь этих личностей с гуннами и вандалами скрыть невозможно.

 С годами в современном мире растет число людей, для которых в межнациональных отношениях не существует вовсе "еврейский вопрос". Растет и число филосемитов, о которых речь в следующей главе. До того, как перейти к рассмотрению этого феномена, остановимся на некоторых "правилах" распознавания антисемита.

 Задумываясь над вопросом ошибочного, артефактного восприятия еврейства, я невольно стал сопоставлять это явление с отдельными подобными артефактами в истории медицины в сфере диагностики. Порою целыми столетиями врачи, включая корифеев, принимают одну болезнь за другую, один симптом за другой. Анализ некоторых подобных диагностических ошибок я счел возможным завершить предостережением относительно опасности нарушить четыре адекватности в диагностической логике. Четыре правила соответствий должны соблюдаться при разработке семиологии и при практической диагностике

 Правило 1. "Соответствие себе"- С.С.1. - соответствие симптома собственному образу. Скажем, неврит, воспаление нерва, проявляется хорошо известными симптомами. Однако, анализ двух болезней (остеохондроз и невралгическая плечевая атрофия) ошибочно трактовались столетиями как следствие такого поражения нервов, тогда как боль при них генерировалась не из нерва, а из рецепторов в других тканях организма. Болевые проявления не соответствовали образу неврита, правило 1 не соблюдалось.

 Правило 2. "Соответствие соседства"- С.С.2. - если очаг поражения в организме определен верно, врач обязан найти симптомы поражения и соседних тканей. Скажем, в параличе мышц глотки при ботулизме более 100 лет винили ствол мозга, который якобы поражается рыбным ядом. Однако, в стволе с центром мышц глотки соседствует центр сердечно-сосудистый, который при этой болезни ядом не поражается. Учет этого несоответствия давно помог бы сделать запоздалое открытие: оказалось, что яд поражает не мозг, а зону нервномышечной передачи. В трактовке болезни не соблюдалось правило 2.

  Правило 3. "Соответствие силы" (выраженности симтома- С.С.3. Одновременно наблюдаемые симптомы могут сосуществовать как случайное совпадение. Если же их внутренняя связь диагностически актуальна, выраженность этих симптомов должна быть адекватной. Скажем, при невралгической плечевой атрофии выраженному похуданию мышц не соответствует ничтожное или отсутствующее снижение чувствительности. Не было учтено правило соответствия выраженности (силы), почему запоздало открытие: причина боли не в неврите, а в обескровливании лопаточной области. В трактовке симптома не соблюдалось правило 3.

 Правило 4. "Соответствие стадии"-С.С.4: "зациклившись" на корешковой патологии при грыже диска позвоночника, многие врачи необоснованно связывают с такой патологией любое обострение процесса. Между тем. находимые признаки корешкового выпадения нередко клинически неактуальны. Они чаще - остаточные явления прежних обострений. В трактовке таких корешковых признаков не соблюдалось правило 4.

 Не стоит ли при осуждении какого-либо народа при своих "диагностических" заключениях помнить об этих четырек правилах С.С.? Не соблюдая их, отступались и корифеи. И единичные выдающиеся личности вне поля основного гениального зрения ориентировались неточно: на обочине основных интересов это немудрено.

 С позиции упомянутых четырех диагностических правил применительно к межнациональным отношениям можно поставить ряд вопросов, ну, хотя бы, следующие.

 Применительно к правилу 1. Обоснованны ли оценки, даваемые антисемитами народу Шолом-Алейхема, Эйнштейна, Винера? Вспомним: более 100 лет врачи видели "неврит" там, где его не было.

 Применительно к правилу 2. Соседствуют ли слабости, инкриминируемые антисемитами евреям с такими же пороками в других сферах (например, в дружбе, верности, трудолюбии, профессионализме и пр.) ?. Вспомним: более 100 лет врачи принимали за воспаление корешка болезненную картину, в которой не было признаков вовлечения корешковых структур.

 Применительно к правилу 3. Не уступают ли по своей выраженности инкриминируемые евреям слабости значительной выраженности других качеств-достоинств?

 Применительно к правилу 4. Не следует ли любому антисемиту перестать судить о современном еврее, основываясь на ушедшем в прошлое имидже местечкового еврея? Другая стадия. Другие времена, другие песни.

 И на обочине основных интересов давайте уточним восприятие проблемы с учетом четырех С.С. Не спешите с ненавистью или презрением.

 По мере совершенствования диагностического мастерства клиницист становится все менее торопливым в диагностике трудных случаев. Подобная мудрость наблюдается и со стороны мыслителей и в других сферах.

 В течение последних пятнадцати лет читающая Россия и зрители у телеэкранов могли наблюдать интересную динамику национальных позиций трех значительных личностей - крупных русских писателей.

 Один из них, прекрасный знаток народной жизни от повести к повести все ярче и ярче писал о сибирской деревне. С началом перестройки стал втягиваться в политическую жизнь, "являться в свете" и даже в кремлевских сферах. Стал брататься с откровенными антисемитами и как художник сник, вот уже лет десять, как писатель замолчал.

 Другой, в силу сложной биографии, широкого творческого диапазона и здорового русофильства неизбежно отмахивается (хотя и осторожно, тактично) от еврейской темы, как стоящий, как бы мы сказали, "на обочине" других убеждений и отвлекающей от основного направления. С годами эта пренебрежительная раздражительность приобретает все более ясное содержание. Оно выражается как бы так: "да, зреет опухоль русского фашизма и антисемитизма, но не в нем опасность (для русских!) в многонациональном государстве; борцы с фашизмом и антисемитизмом лишь отвлекают Россию от более важных судьбоносных проблем русского народа". Выступая довольно живо и корректно по всему спектру своей темы, он однажды вдруг хватил фальцетом, когда коснулся вопроса о суете вокруг русского фашизма.

 Третий все годы стоит в стороне от "общественной жизни" и с каждой повестью все глубже осмысляет жизнь родины. Выявленные 20 лет назад симптомы антисемитизма подвергаются обратному развитию в благородной атмосфере боли за пережитое народом прошлое и ожидаемые горести.

 С чистых высот, как показывает опыт, крупные личности до антисемитизма не опускаются.Те же, которые касаются национального вопроса , все теплее и теплее отзываются о моем народе. Если неизбежные колебания политической и экономической коньюнктуры и будут разжигать националистические страсти - то не у великих же! Все это вселяет надежду на то, что в будущем их личные качества, чувство добра будет постоянно возвышаться до уровня их творческого гения и отдельные проявления антисемитизма великих приобретут лишь историческое значение.

 

 

9. Два слова о юдофилах (филосемитах)

 

  "И потому мне казалось единственно важным объединение

всех людей доброй воли. И кроме того, создание литературы

чистой совести и природы.

 Ради этого надо было жить, работать, страдать и не  сдаваться".

  К.Г.Паустовский

 

Автор на протяжении всего изложения пытался показать: ничего существенно специфического отталкивающего ни в биологическом, ни в социальном поведении евреев (если говорить о народе, а не об отдельных личностях) нет, тогда как антисемитизм - явление специфическое.

 Всякий народ проходит свой исторический путь, обретая свои краски - они не повод для вражды других народов, привычных к собственным цветам. М.Даймонт (1994) говорит о понятиях, выработанных еврейской культурой: молитва, спасение души, всеобщее образование, благотворительность и пр. - не повод же для ненависти! Ну, а всеобщие грехи, всечеловеческие, могут быть поводом для ненависти ко всем - для мизантропии. Если принять за специфику еврейского народа заторможенность исторического цикла, то это "долгожительство" сопровождается такими чудовищными страданиями, что, право же, завидовать не надо. Разве что освенцимскому "каждому свое"?

 Короче, спрашивать с плохого еврея необходимо так же , как и с плохого представителя любого этноса, спрашивать же с активного (злокачественно агрессивного) антисемита необходимо особо - специфично. Между тем, на протяжении веков антисемиты утверждали обратное: "Евреи - не такие, как все". Они отличаются от образа человека, они специфично хуже по природе, к ним-де и отношение должно быть специфичным. Доброжелатели, понимавшие исторические причины слабостей иного еврея, постоянно повторяли пожелание: быть такими, как все. Освободиться как от этих слабостей, так и от гордыни избранности.

 Когда Герцена спросили, чего бы он пожелал евреям, писатель ответил: "Я бы хотел, чтобы они были как все". Известно, что это в большой степени (в отношении комплексов, обусловленных рассеянием и дискриминацией) осуществилось.

С развитием демократических режимов, когда ослабло давление тяжкого пресса над рассеянными по всему миру евреями, всем стало ясно, что они в типичной форме - не те, какими их рисовали Дюринги, Правдины, Пуришкевичи. Образ же верткого, слабого, заискивающего или алчного и заносчивого человека оказался свойственным и многим представителям других народов, попавших в неблагоприятные обстоятельства.

 Русская женщина из Боровичей пишет в газете "Форвертс" (за 18-24 января 2002г., №321, с.7): "За что я люблю евреев? Прежде всего за то, что мне не за что их не любить. Первого еврея в своей жизни я встретила семи лет от роду, в годы войны, на Урале, в глухом рабочем поселке. Звали его Соломон. Он был аптекарем. Он и его жена спасли нашу семью от голода. Потом я училась в школе лаборантов, работала в областной больнице. И всюду я встречала евреев-врачей. И все они были отличные профессионалы, умные, добрые люди. Вот уже более 40 лет я живу в Боровичах. И здесь еще больше укрепились во мне любовь и уважение к евреям. Как врач я бываю в местных детских домах и ни в одном из них не встретила ни одного еврейского ребенка, также не знаю ни одного случая, чтобы евреев по суду лишили родительских прав. Кстати, я ни разу не встретила здесь еврея среди алкоголиков, бомжей, хулиганов, грабителей, убийц, тунеядцев, нищих, попрошаек. Может это и не случайно, что из них вышел Христос".

 В России, особенно в районах, где не было гнетущего перенаселенного гетто, непредубежденные люди относились к евреям лояльно, а часто - любовно.

 Народ - это вызревший многоцветный и многоголосный плод его истории. Неоднократно раздавались голоса об антисоциальности цыган. Такой приговор целому народу так же нелеп, как приговор радуге в силу ее якобы бесполезности с позиции чьих-то социальных интересов. Народ весельчак-трагик, народ певец-плясун не лишен существенных слабостей (конокрадства, облапошивающего гада-ния и пр.). Это на данном историческом отрезке народ-исключение. Однако судить весь этот народ вправе только цыгане (как это объективно и так умно сделано в книге Е.Друца и А.Гесслера, 1990). Остальные же этносы вправе лишь защищаться от конкретного человека, преступившего закон страны проживания. Если же судить целый народ по таким критериям как врожденная музыкальность, пластичность, или врожденное свободолюбие, или по нравственным качествам внутриклановой честности, вопрос о "превосходстве" народа-судьи и народа "виновного" может быть решен и не в пользу первого. У евреев (как народа) нет, однако, и подобных слабостей, они никогда не были исключением в планетарной социальной кухне. Будучи равноценным с другими народами участником, они слу-жат порою и в качестве дрожжей мировой цивилизации (этот лестный образ придуман не евреями). На моей памяти в условиях местечка слышал лишь об одном воре, но я часто любовался работой или просто знал аптекаря, слесаря, кузнецов, столяров, сапожников, заготовщиков, портных и белошвей, шапочников, скорняков, каретников, волочильщиков веревок, жестянщиков,кровельщиков, колбасников, мясников, стекольщиков, печников, пекарей, парикмахеров, маляров, извозчиков (балагул), продавцов (мануфактуры, бакалеи, скобяных изделий), мельников, содержателей круподерок, бани, помню педагогов и врача. О вкладе образованного еврейства в фундаментальные науки, технику, медицину и искусство и говорить не приходится. Короче, с какой стороны ни подойдешь, получается: "специфика" в отрицательном выражении применительно к еврейскому народу - злой миф.

 Евреи в рассеянии - не просто община, не только (и не обязательно) лица определенного вероисповедания, а представители  н а р о д а (Гуманистический иудаизм,- Иерусалим, №2, 1992, с.55). Что касается принципов иудаизма (613 заповедей), то многие из них, как и многие принципы других конфессий, принадлежат всему человечеству.

 Интеллектуалы различных этносов, люди щедрой лимбикоретикулярной формации мозга (люди "широкой души") издавна выражали понимание не только слабых, но и сильных сторон еврейства. Вот откровенное свидетельство моего товарища.

 -  В нашей семье,- начал он свой рассказ,- не было антисемитской атмосферы. Я в детстве обожал своего друга, еврея. Однажды (в памяти сохранилось: когда и где это случилось - во время прогулки) вдруг подумалось: "А ведь Миша - еврей, вот почему у него такие толстые губы. У других друзья - как друзья, а у меня толстогубый. Не повезло. Позже я обратил внимание на свои губы, оказались тоже толстые. Когда прогуливался с товарищем, стало казаться, что обращают внимание на обоих, потому что толстогубые, видать, оба - евреи… И еще смущал меня мой высокий рост. К 4-5-му классу исчезли эти комплексы. Думалось: ну и толстогубый, ну и высокий, ну и похож на еврея, ну и хорошо. Вся веселая семья соседки, Эстры(ее имя было Эстер) - евреи. Эта Эстра - жизнерадостная, неуклюжая, толстая, рыхлая и добрая тетя Эстер. Когда пекла пирожки, угощала весь двор. Только уж очень опасалась нееврейских женихов. Да вот незадача: первая дочь вышла замуж за грузина. Вторая уехала в Москву с русским инженером, а третья вышла замуж за татарина. Не было двора веселее нашего. А когда понаедут гости-грузины - вовсе базар. Говорили: "двор Эстры". Район окраинный, в школе - одна беднота. Половина моего класса училась через пень-колоду. Но вот удача: приехал учитель истории, местечковый еврей из Молдавии (из Сорок). Мне кажется, что в жизни все решают учителя. Они определяют все. Достаточно и одного, если это учитель. Наш Молчевский был такой. Как мы его любили! Все в классе, шалопаи тоже. Потом оттуда же приехал такой же. Клигер по фамилии. Круглое смешное лицо, выпученные светлые глаза, неловкий. Однажды под ним развалился стул, а он поднимается как медведь. Никто не смеялся, смотрели смущенно вниз. Преподавал литературу. Ка-а-к он читал! Водил нас в библиотеку, там он брал на свой абонемент книги, а мы читали. Официальных разборов не было. Весь класс влюбился в историю и литературу. А на выпускном вечере не произносили речей. Танцевали. Но на баскетбольном щите висело два огромных шаржа: затылком к затылку потешные и очень характерные профили. И под ними мы танцевали. Учитель, если даже один учитель - ты спасен в жизни! А у нас было два".

 Известны многие, относившиеся с пониманием к евреям и призывавшие соотечественников к такому пониманию. К ним можно причислить и отдельных римских императоров, других властителей Востока и Запада, осознававших высокую мощь своих народов и не опасавшихся конкуренции еврейских общин. Известен сакраментальный ответ У.Черчиля на вопрос, почему в Англии нет антисемитизма?

 -А мы не хуже их.

  Другой англичанин, отбиваясь от лакировщика из советской делегации ("У нас столько-то евреев инженеров, профессоров, а у Вас сколько?") ответил:

- А мы не считаем.

 Встречались и личности, испытывавшие большую симпатию к евреям (здесь нет речи о прозелетизме - о принявших иудаизм по религиозным соображениям, о конверсантах). Определенные нелестные черты определенного характера, как, например, не особое трудолюбие, бывает обусловлено географическими и другими средовыми условиями. Вне указанных условий (и настроений) это - другие люди. Я был свидетелем распространенной жестокости и национализма некоторой части населения на Украине. До чего приятным было удивление, когда с переездом в Россию стал встречать тех же украинцев вне своей территории. Это почти всегда1) были приветливые и добрые люди. Деликатная оценка отдельных отрицательных черт, встречающихся у украинцев или поляков (так часто подвергавшихся угнетению со стороны соседних государств), позволяет определить эти черты как преходящие и не приписывать их "национальному характеру"

 Вот как К.Паустовский описывает некоторые странные черты абхазцев, сохраняя одновременно теплоту, уважительность и даже восторженность

 Встречающиеся ему женщины брели, согнувшись под тяжестью мешков кукурузы, а впереди на лоснящихся лошадях ехали, подбоченясь, мужья. На их тонких черкесках сверкали пояски с серебряным набором. Они не выдерживали прямого осуждающего взгляда наблюдателя, отворачивались и пускали коней вскачь. Им было все же не по себе.

 Какое, однако, уважение сохранял писатель к приютившим его в трудные годы абхазцам, жителям расслабляющих субтропиков.

 "Мужчины отличались гордостью, вспыльчивостью, рыцарской честностью, но были угрюмы и неторопливы". "Большей частью это были люди сухощавые и клекочущие, как орлы".

 Здесь часто цитируется К.Паустовский, так как он является ярким примером гуманиста, совершенно лишенного националистических "инстинктов". Не то, чтобы он был юдофилом, предпочитая дружбу евреев какой-либо другой, нет. Просто его непредубежденность обогащала его возможность не пройти мимо таких друзей как И.Бабель, Р.Фраерман, Э.Багрицкий, С.Гехт, Вас.Гроссман, Г,Шторм, А.Роскин и многих других - счастья, которого себя лишали антисемиты.

 Известный немецкий ученый, христианский гуманист Иоганнес Рейхлин, автор учебника по древне-еврейскому языку в 1511 г. в кн. "Зеркало к глазам" заявил, что все обвинения против евреев, повторяемые столетиями - ложные. Христианские ученые стали изучать древне-еврейский язык и Талмуд.

 Ныне национал-патриоты из журнала "Наш современник" собирают с мира по нитке антисемитские высказывания знаменитостей, рекламируют и рассылают соответствующие произведения по дешевой цене. Об этих настроениях рассказано в данной книге. Легко представить себе, какой урожай осуждающих или русофобских высказываний собрали бы ныне при подобной тактике русофобы из национальных республик бывшего СССР или других стран2). Недостойная, человеконенавистническая подборка и интерпретация литературных материалов!

___________________________________________________________

1) Почти всегда. А в самой Украине часто простые люди проявляли доброту и мужество, укрывая с опасностью для собственной жизни еврейских детей от глаз фашистов.

2) Выражая отвращение в адрес подонков, пытающихся опорочить весь еврейский народ, М.Горький писал: "Так вооружаясь, можно доказывать, что славяне да и все другие народы тоже неисправимо порочны" 

Можно противопоставить сотни подборок по положительному отношению к евреям со стороны большинства значительных личностей на протяжении всей истории цивилизации, по творениям, воспевающим с любовью еврейский народ, его культуру и его героев, не говоря об апостолах Христа и его матери, о христианах - святых первых веков, о прекрасной книге Г.Э.Лессинга "Натан Мудрый".

 Особенно глубокое понимание мудрости еврейского народа и его бед выражали деятели русской культуры.

 После продолжительного периода пренебрежительного и шаблонного изображения "жида" в русской литературе - его представляли в карикатурной форме - первый прорыв был сделан М.Ю.Лермонтовым ("Испанцы", Баллада", "Ев-рейская мелодия"). Удивительно точно это охарактеризовал 20-летний Л.С.Выготский ("М.Ю.Лермонтов, к 75-летию со дня смерти", 1916, см."Л.Выготский", Иерусалим, 1996). В последующем принципы гуманности и художественной правды русской литературы стали распространяться и на данную проблему. В русской, как и во всей мировой литературе, образ еврея в положительном его варианте представлен богато. Это в такой степени общеизвестно, что приводить новые иллюстрации было бы неуместно для автора - еврея. Позволю себе лишь отдельные примеры.

 "Кто этот народ?… Прометей, который нам принес с неба вечное пламя и сделал его доступным всему миру. Еврей, который тысячелетия служил проводником Божественной мысли, он же является перворожденным той веры, которой все другие религии обязаны своим происхождением. Еврей в отношении своих религиозных и гражданских устоев есть символ справедливости и выносливости. Среди всех народов суждено было евреям открыть идею единого Бога, которую он тысячелетия охранял и сохранял для всех народов мира"(Л.Толстой).

 В спецфонде особого назначения Публичной библиотеки им.Салтыкова-Щедрина хранится эссе Л.Толстого, в котором читаем:

"Еврей - это ПИОНЕР СВОБОДЫ, потому что в отдаленные мрачные времена, когда люди разделялись на два класса - властителей и рабов, законодатель его Моисей запрещал держать в рабстве даже несколько лет, по истечении которых раб должен быть отпущен на свободу без всякого выкупа.

Еврей - это эмблема абсолютного РАВЕНСТВА. Талмуд, который так презирвют и так боятся не знающие его, доказывает разными путями на Св.Писании, что никто не может сказать: "Мой отец был выше твоего отца".

 В другом месте Талмуд доказывает, что Св.Писание не говорит о той или другой нации, о том или другом классе, а просто о ЧЕЛОВЕКЕ.

 Еврей - это эмблема ТЕРПИМОСТИ в религиозном и гражданском отношении: "Любите чужестранца, ибо чужестранцами были вы в Египте". И это сказано в то время, когда главная задача известных тогда народов состояла в порабощении одного другим.

….ЕВРЕЙ БЫЛ И БУДЕТ ВЕЧНЫМ РАСПРОСТРАНИТЕЛЕМ И ПОБОРНИКОМ СВОБОДЫ, РАВЕНСТВА, ЦИВИЛИЗАЦИИ И ВЕРОТЕРПИМОСТИ - ВОТ, КТО ТАКОЙ ЕВРЕЙ!"

 Великий сатирик М.Е.Салтыков-Щедрин, не щадивший русских, обличая глупость и подлость среди них и потому имевший право обличать подлецов и среди других народов, видел не хуже иного антисемита слабости евреев. Какая, однако, деликатность, какое понимание звучит в его суждениях.

 "При самом входе в школу о всяком жаждущем знания наводится справка. Дворянин или мещанин? Какого вероисповедания: православный, католик или, наконец, еврей? Для последних, в особенности, школа - время тяжкого и жгучего испытания. С юношеских лет еврей воспитывает в себе сердечную боль, проходит все ступени неправды, унижения и рабства. Что же может выработаться из него в будущем?"

 Образец межнационального такта интересно проследить на примере выдающегося русского художника Александра Бенуа (двухтомник воспоминаний, 1991).

 В его семье царила атмосфера, которую можно бы определить как ароматную. Благородство интересов, вкус. Отец хкдожника был известным архитектором (в молодости даже участвовал под руководством К.А.Тона в проектировании храма Христа-Спасителя). Будучи католиком, он крестился и на все христианские храмы. "С великим почтением он относился также к лютеранским и реформаторским священнослужителям, а также к представителям еврейства". Сын, Александр, выдающийся художник, был другом И.Е.Репина, В,А.Серова, М.В.Нестерова, профессора лейб-медика С.С.Боткина, С.Дягилева и др. Тонкий мыслитель и литератор, он выразил свое отношение к еврейству в описаниях некоторых своих знакомых. Он не понимал крещеного А.П.Нурока, отрицавшего свое иудейское происхождение, доброжелательно и критически оценивал некоторые черты Л.С.Бакста, который "…отнюдь не слушал себя, он бывал весь поглощен желанием заразить других своим восторгом". "Это был, в сущности, тот же русский язык,… и все же в нем одном сказывались иноплеменность, экзотика и "принадлежность к Востоку". Что же касается до оборотов м ы с л и , то кое-что в этом нам нравилось, а другое раздражало, смешило или злило".

 "Мысли Левушки были всегда своеобразны и выражались в яркой картинной форме. Они как-то тут же возникали и точно и з у м л я л и  его самого (черта типично еврейская)".

 Рассказывая о друзьях, В.А.Серове и Левитане, он отмечает, что , "хотя в обоих текла еврейская кровь…., но Серов с виду казался чистокровным русским…угрюмость имела в себе нечто "северное"…"Левитан имел право прямо-таки африканский вид… Всей своей натурой, своими спокойными, благородными жестами, тем, как он садился, как вставал и ходил, наконец, тем вкусом, с которым одевался, он сразу производил впечатление "человека лучшего общества"… еще менее, нежели Серов, был расположен к излияниям, к интимному контакту… В нем была некая, не лишенная, впрочем, грации важность (тоже, впрочем,восточного типа)…. Недостаток экспансивности в личных отношениях с людьми точно вознаграждался каким-то обострением чуткости к природе, к ее самым затаенным прелестям".

  Вспоминается где-то описанный эпизод. Беседуют на улице выдающиеся музыкальные критики В.В.Стасов и А.Н.Серов. Вдали - колокольный перезвон.

- Какая чудная мелодия, - заметил один из них.

- Да, - улыбнулся другой,- старинная еврейская мелодия1).

  Александр Николаевич обожал свою жену, еврейку, а Владимир Васильевич приютил и опекал вместе с Ф.Шаляпиным, М.Горьким, И.Репиным юношу Свмуила Маршака.

  Театральный критик В.Я.Светлов писал о танцовщице Иде Рубинштейн (см.ее портрет, выполненный В.А.Серовым): "В ней чувствуется та иудейская раса, которая пленила древнего Ирода; в ней гибкость змеи и пластичность женщины, в ее танцах - сладострастная окаменелая грация Востока, полная неги и целомудрия".

 Душевным ароматом, благородством и трогательной романтичностью веет от образов русских людей, спасавших от творческой гибели талантливых еврейских юношей. Интересна история "открытия" Ю.Файера, дирижера балета Большого театра артистом Малого театра Горевым. Артист отводил душу в трактире и посадил за свой стол скрипача-юношу. Узнал, что тот приехал из провинции: "Еврей я, прописаться нельзя, а от консерватории уехать никак не могу. Днем на некоторые предметы допускают, а всю ночь здесь играю". Утром Горев отправился к градоначальнику с просьбой не дать пропасть таланту. Ответ был: "Не положено… Вот если найдется русский, который…" Горев юношу усыновил.

 В 1951 г. при освобождении советских научных учреждений от евреев оказался на улице выдающийся физиолог И.А.Аршавский. В течение двух лет, пока не умер вождь, профессор был безработным, но он ежемесячно получал инкогнито по почте 100 рублей. Друг так и не раскрыл свое имя (личное сообщение 1959). Сколько их было - юдофилов или просто достойных русских людей.

 Вряд ли читатель нуждается в ссылках на высказывания и написанные теплыми красками образы евреев в произведениях В.Г.Короленко, В.А.Гиляровского или А.М.Горького (не говоря о песнях В.Высоцкого и Б.Окуджавы). Уважением и теплом к нашему народу и сочувствием к его бедам дышат воспоминания государственных деятелей П.Б.Струве, Кишиневского губернатора С.Д.Урусова и многих других.

 Глубокое понимание проблем русского еврейства в свое время обнаружил Н.Лесков в его очерке "Евреи в России". Этот очерк был подготовлен в 1883 г. по запросу соответствующей особой комиссии после волны погромов, прокатившейся на юге России. Нельзя не согласиться с В.Соловьевым, что это лучший трактат по данному предмету как по полноте и силе аргументации, так и по живости изложения. Что касается языка этого исчерпывающего, но краткого очерка (всего 28 страниц), то если верно, что Н.С.Лесков лучший стилист в русской литературе, то эти 28 страниц, может быть, наилучшим образом иллюстрируют сплав литературного и народного языка. Только вместо свойственному автору повествовательного стиля с использованием народных речений, варваризмов и неологизмов - отточенная (от т о ч н о с т и) насквозь четкая речь - информация: совершенное слияние научной и художественной достоверности. Автор по существу вовсе не объясняется в любви к евреям (достаточно вспомнить "Ракушанского меламеда" или "Владычный суд", "жидовскую кувырколегию"), он больше отталкивается от интересов русского народа, которому евреи не помеха, а полезное, даже оздоровляющее пополнение.

 Мысль о "пользе" или "вреде" еврейства позволю себе завершить известным анекдотом.

 Украиней читает лозунг: "Бей жидов, спасай Россию"

- Лозунг гарный, циль погана.

 А вот как жизненная практика продолжила этот анекдот. Сионисты Т.Герцль, Х.Вейцман, В.Жаботинский, Д.Бен-Гурион, Н.Гольдман вели переговоры с государственными деятелями Франции, Германии и других стран о создании еврейского очага в Палестине. Все приветствовали идею, лишь бы евреев из своих стран - вон, а их капиталы - себе. Особенно обрадовались русские антисемиты типа Плеве и др. Освобождались, но оставшееся золото не пошло впрок. Одна только Америка не изгоняла, а великодушно принимала и благодарные эмигранты наращивали богатства страны и в золоте, и в культуре, и в славе.

  О пишущих, поющих, выступающих объективно или даже страстно в защиту угнетенного в прошлом еврейского народа, можно приводить сотни материалов. Можно перечислить имена Жана Жореса, Эмиля Золя, Анатоля Франса, Октава Мирбо, Г.Гауптмана, Ф.Сологуба, П.Милюкова, М.Горького, Л.Андреева, А.Блока, Бодуэн де Куртенэ, С.Образцова, В.Набокова, Вс.и Вяч. Ивановых, В.Некрасова, Л.Киренского, Ю.Нагибина, А.Бовина, В.Листьева, О.Табакова и мн., мн, др. Этот список можно продолжать почти бесконечно. У каждого перед глазами и на слуху сотни таких ярких личностей.

 Когда 2-я царская дума так и не стала решать еврейский вопрос, Н.А.Бердяев обратился к радикалам: "Вы очень чувствительны к еврейскому вопросу. Но чувствуете ли вы "еврея", чувствуете ли вы душу еврейского народа? Нет, ваша борьба за евреев не хочет знать евреев" (Н.А.Бердяев,"Филос.первенства",изд.2-е, Париж, 1970).

Истинные русские интеллигенты, озабоченные не своими привилегиями в России, а ее судьбой, никогда не чуждались всего, что приносят с собой (материального и культурного) многие поколения эмигрантов. Разве "не чисто руссик" или полукровки А.Пушкин, М.Лермонтов, Л.Фет, А.Блок "повредили" русской поэзии, а Ф.Достоевский, В.Аксенов, В.Войнович - русской прозе? Кто-то отметил в поэте Б.Пастернаке хасидскую мудрость в восприятии повседневности, а в О.Мандельшаме - талмудический интеллектуализм. Не обеднили же они, а обогатили русскую культуру. Разве зазорна для Нового Завета его органическая связь с Ветхим Заветом?

 Если перейти к дарам экономики и культуры, которые связаны с обменом материальными и духовными ценностями, Россия упустила исторический шанс бурного развития. С учетом опыта всех стран Западной Европы и, между прочим, и с помощью еврейства. Уже начиная с XVII века, правители страны, в отличие от немцев и голландцев, не только не приглашали евреев для поднятия экономики, но и оскорбительно подавляли их. Нельзя без боли думать, сколь могучей державой могла бы стать обильная земля России, если бы не ляпсусы ее правителей, и, в частности, если бы не антисемитизм.

________________________________________________________________

1) Есть нечто общее в хасидских песнях и музыке и переливах чардаша, молдовянеске, в цыганской музыке. Чуткое ухо современного ашкеназийского литератора Ц.Зильбера уловило, с другой стороны, мелодии восточно-европейского фольклора в современных "Тумбалалайке"., "Фрейлехс" ("Русский израильтянин". 1998, №16, с.17).

 

Любой непредубежденный человек знает о десятках гениальных евреев в различных областях цивилизации, о многих Нобелевских лауреатах, разноязычных писателях, музыкантах. Мы не обделены числом признательных выскзываний выдающихся гуманистов на этот счет.

 В приветствии антифашистскому Всемирному Еврейскому Конгрессу культуры (1937) Р.Роллан призывал: "Давайте теснее сомкнем союз между народом Рабле и Вольтера и народом Карла Маркса и Боруха Спинозы".

10. Человеческий фактор. Человек общающийся

 

Человек, однажды проснувшийся просветленным от сознания важнейшего открытия жизни. Мог бы его формулировать так: брать, вырывать - несчастье, давать, дарить - счастье еще и потому, что неизбежна осчастливливающая взаимность (в любой форме).

 При этом условии вместо взаимных злобных упреков рождается дарующая счастье любовь и непредубежденный здоровый анализ.

 Знаток межнациональных проблем Р.Г.Абдулатипов в 1991 г. ("Человек, нация, общество") писал: "Просматриваются попытки истолковать основную причину кризисных явлений лишь как результат "негативного опыта" или деятельности "хулиганствующих и экстремистских групп(с.72)". Перспектива какого-то решения этих вопросов автору видится в идеологии и методиках отработки межнациональных отношений. С этим спорить не приходится. Стержень, вокруг которого проходит траектория этой спирали - самосовершенствование самого человека, его идеологии. Человек с Человеком всегда договорится.

 По мере все более углубленного анализа проблемы и обретания горького опыта автор в 1998 г. ("Дружба народов", №10) переставил акценты, делая упор на факторы личностные. На первое место ученый и государственный деятель выдвигает "совесть, ответственность и доброжелательность" (с.168); осуждаются пороки славы, богатства, власти, столь взрывоопасные при решении межнациональных отношений. Руководители же государства, само государство "обязано быть особенно чистоплотным и щепетильным" (с.170), особенно при формировании "национальных идей". Итак, на первом месте - врожденный и приобретенный божественный или дьявольский образ того самого корабля, впередисмотрящим которого является антропогнозис. В ответ на вопрос "когда кончается ночь? Мудрый раби ответил: "Когда начинаешь лучше различать прекрасные черты ближнего".

 Каждый народ вносит в мировоую цивилизацию свои краски. Краски еврейства в Европейской культуре особенно засветились к началу прошедшего тысячелетия. Выдающиеся немецкие мыслители И.Гердер и А.Арендт видели в еврействе новый образчик человека, занесенный из Азии в Европу. В его поисках "VIII век обшарил всю землю" (Аrеndt А., Arendt H., "Paix et guerre entre les nations", Paris, 1962; "Histoire et dialectique…", Paris, 1973).

 До перестройки в многонациональном Тбилиси тысячами дружили издавна оппонирующие друг другу армяне с грузинами: люди отработали культ дружбы, гостеприимства, такта, согретого и окрашенного спецификой национального юмора. Социально-историческая обстановка - да, но главное - люди.

 Самосовершенствование - процесс повсечасный, отнюдь не за счет одной логики (одной беседы или книги). В беспрерывный меняющийся поток мыслей и чувств врываются противоречивые факты жизни, и в той самой методике их оценки крайне важно оздоровлять функциональные процессы восприятия. Призываю видеть в каждом антисемите (даже в самых ужасающих - в идеологах) - людей, порою во многих отношениях достойных, но со сформировавшимися по ряду причин функциональными нарушениями восприятия в "больных пунктах" по Павлову.

 Легко представить себе, сколько возражений вызовут эти призывы: возможны и упреки в неискренности автора (не коварство ли?), и насмешливые или просто "отрезвляющие" голоса о бессмысленности усилий в этом направлении.

 Солидный русский историк, просмотрев эти строки рукописи, возразил:

 - Какая тут биология, какие тут мозговые пункты, когда речь идет о чистейшем политическом расчете!

 Не стану возражать, опираясь на единство биологического и психического (политика же, включая национальную - явление психическое), а ограничусь вопросом: мог ли человек типа Рузвельта стремиться проводить политику Наполеона? Мог ли проводить политику одного и другого Христос? К сожалению, формальные последователи Христа в разных странах проповедовали сплошь и рядом любовь не к любому ближнему, не ко всем без исключения народам (особенно в годы войны). Они были патриотами своих стран. В России же Ф.М.Достоевский провозгласил (в своем творчестве) любовь ко всем и мечтал о времени, когда все люди обнимутся как братья. Правда, не совсем, не как Бог он любил людей. Даже Пушкин , хотя и обращался доброжелательно к чужестранцам ("И не услышит песнь обиды от лиры русского певца"), грозил французам : "Уж Польша вас не поведет: Через ее шагнете кости!"

 Когда в мире пахнет войной, она бушует в душе даже гениальной личности - до призывов ли к добру?

 Человек, хотя и надрыва, но несомненно высоких помыслов, а уж писатель несомненно крупный, в "Литературной газете" за 21.1.97 г. поделился такими рассуждениями (по существу - оговоркой): Русские коммунисты хуже фашистов - они расстреливали за недонесение. Немецкие же фашисты лучше, так как старались свой народ не истреблять. Они "…очень любили посмотреть, как евреев расстреливали", но чтобы своих!? Такая она, широта души, так сказать нравственный кругозор. Не в границах планеты, человеческого вида, не в границах высокой Человечности.

 Однако, Россия знает и безупречную человечность Андрея Дмитриевича Сахарова (мы еще недостаточно осознали, чьим современником нам посчастливилось жить). Он вслед за А.И.Герценом1) не только декларировал, он,

_______________________________________________________________________

1)Об А.И Герцене так и писал Д.С.Мережковский: "он был убежден, что народ может освободиться окончательно, только отрекаясь от своей национальной обособленности и входя в круг в с е ч е л о в е ч е с к о й  жизни"

 

подобно Христу, самой своей жизнью демонстрировал самоотдачу  в с е м (не только близким по этносу или по классу). 

 Кто из нас способен думать о голодающих в Эфиопии или погибающих во Вьетнаме или Югославии и Чечне так же, как о себе, о близких и товарищах? Ведь и лучшие из мыслителей и художников оставались патриотами и радовались победам "наших", т.е. смертям "не наших". Исключение, может быть, составил Соловьев, философ и поэт, как бы духовный учитель А.Блока и Д.Андреева (см.Собр.соч.,СПб, 1911-13; Письма, СПб, 1908-23). Этот человек, религиозный, но лишенный клерикальных амбиций, еще в начале века мечтал о будущей унии иудаизма, ислама и христианства. До нас голос Соловьева не доходил, но поколение наше было, все же, обожжено словом Ф.М.Достоевского, идеями и общественной практикой А.Д.Сахарова.

 Признанные и не всеми признанные пророки с разных сторон высвечивали истину: счастье - в самоотдаче, то есть в любви, а не в одном обретании через основные чувства (зрение, слух, обоняние, вкус, чувствование поверхности и глубин собственного тела). На указанных пророками высотах нас озаряют уже связи чувств и явлений - счастье высшего ранга. Альберт Эйнштейн осмыслил интимные связи пространства и времени, Александр Скрябин увидел (связал со светом) звуки, Велимер Хлебников услышал (связал со звуками) цвета и формы: поэту стали доступны связи языков не только земных наций, но и всего сущего в космических мирах. В той атмосфере всемирных связей (любви) немыслима мизерность эгоизма. Однако (да простится мне банальность), если спуститься с поэтических высот на землю, инфецированную враждой кланов, наций и классов, нас должна согревать мысль: Россия явила миру модель самой высокой человеческой любви - творила богоподобная личность А.Д.Сахарова.

Звучит, пульсирует в России

Отечества святое слово:

Два пламени неугасимых -

Творенья Пушкина, Толстого.

  Но был чтоб путь, как Млечный,

  Всемирно братский, вечный,

  И ритм верный, как сердечный,

  Блистают Сахаров и Достоевский.

 (Автор)

  Итак, считаете ли Вы Христа пророком или Богом, но он был богоподобен.. АД.Сахаров же или Папа Римский Иоанн Павел I , или Д.Лихачев, или, скажем, Б.Окуджава - это вполне доступные нашему разумению личности с их психо-соматическими чертами. Возможно ли для личностей такого видения логика национал-патриотизма?

 Верно, что выбор национал-патриотизма как жизненный принцип - это часто политический расчет. Но выбор этот - двойной: личность выбирает идею, а идея выбирает личность. Так и организм выбирает определенные органы для осуществления определенных функций: гдаз - для зрения, ухо - для слуха, выбирает он и органы для пищеварительных функций - для приема пищи и для выделения и т.д. Видение окружающего мира, начиная от апперцеции и, кончая психической переработкой схваченного - это гнозис, т.е.явление биолого-социальное.

 Конечно же, следует учитывать многоступенчатость гнозиса и различия в его осуществлении простыми людьми, в одной стороны, и такими феноменальными личностями как библейские пророки или как Заратустра, Нострадамус, Мессинг, с другой стороны. Их предсказания демонстрировали выход за пределы примитивных представлений о временных параметрах восприятия. Не так просто отвергать убеждения верующих об ограниченности возможностей так называемых точных наук. Читатель помнит спор Б.Спинозы с Верховным раввином на эту тему. Прошло сто лет и В.Гете в образной форме повторил идею о вымышленности линейной меры времени: минуты кажутся часами, когда ждешь любимую, а час - мгновением, когда ты с любимой ("мгновение, прекрасно ты, остановись!"). Прошло еще полтора столетия и А.Бергсон, А.Эйнштейн и Б.Рассел укрепили положение о плюральности времени. Одно дело линейность времени геометров, физико-механиков, оно "внешнее", "опространственное"; другое дело многомерность времени художественной интуиции с взаимопроникновением прошлого, настоящего и будущего. Поэт Д.Мережковский выразил эту мысль афо-ристически: "Для каждого человека - свое время и все времена разные. Современники отдалены друг от друга веками". Скажем и так: Папа Римский Павел ближе к Апостолу Павлу, чем к его современникам Гитлеру или С.Хусейну1).

 Ограниченное, извращенное видение (точнее - ослепление, антропоагнозия) националиста - это противоположный полюс сверхвидения, вдохновенного прозрения пророков. Они способны проникнуть в прошлое и будущее путями, , неведомыми современной науке, как бы минуя законы логики и традиционные представления о времени. Мы же, обладатели обычных гностических способностей, обречены на растянутое во времени постижение истин, которые давались великим провидцам в минуты вдохновения. Когда думаешь об этом, невольно задаешься вопросом: могли ли быть шовинистами перечисленные выше Великие? Те самые, которые вырывались за пределы своего времени? Каким жалким явлением выглядит на фоне их восприятия националистическая антропоагнозия!.

 Нет, мы, обладатели обычных гностических способностей, не пророки. Но и мы,подобно апостолу Павлу, проснувшемуся в пустыне с обновленной (в одну ночь!) идеологией, порою просыпаемся обновленные новым видением. Во сне,

_______________________________________________________________

1) Миф о противоречиях между фундаментальными науками и верой развенчивается всякий раз после очередного фундаментального научного открытия. Когда верующий И.П.Павлов установил метриалистический - мозговой - субстрат единицы психической деятельности, условного рефлекса, атеисты поспешили позлорадствовать: он-де сам подрубил сук своей веры в нематериальную Божественность духовной жизни, психики. Вскоре, однако, его ученики и продолжатели показали: анализируемая наукой "сознательная" жизнь не укладывается в представления о наблюдаемых рефлекторных ответах на раздражители. Существуют, оказывается, субсензорные (неосязаемые, подсознательные) раздражители, зрительные, слуховые, даже из внутренних органов и др., которые мозг запечатлевает наяву и во сне. Пришлось признать существование не только того позсознательного мира, о8 котором твердил З.Фрейд, но и памяти "незапамятных" времен, плюральности времени: не все, что "отпечаталось" в мозгу сегодня, скажется временным рефлексом сегодня же; и не все, что проявилось сегодня, является памятью сегодняшнего же раздражителя. Генетическая память, то есть понятие современной науки и вера в предопределенность прошлого и будущего, то есть понятие Богословское, не так уж противоречат друг другу (см. Ст.Гроф. "Путешествие в поисках себя", 1994)

 

предназначенном для своеобобразной перерабоки информации, зачастую рождаются новые мысли, новое видение мира, решаются неразрешимые, казалось бы, задачи. На крутых изломах эпох такая "волшебная" метаморфоза случается у многих.

 Улыбнемся же вместе с Бэконом: "Немножко ума, немножко философии удаляют от Бога, побольше ума, побольше философии приводят к нему".

 Эгоизм клановый, национальный, расовый или классовый мотивируется столь же социально, сколь и биологически. В биологии же, как уже упоминалось, нормой является альтруизм. Это и аффинитет клетки в клетке, и химические радикалы, простираемые как руки помощи к ближним, и электромагнитные и подобные явления взаимного притяжения, и видовые взаимотношения особей. Нарушение личностью этих (естественных) законов вида означает, в конечном счете, нарушение социальных законов общежития. Такое нарушение означает, что личность "не дотянула" до идеального (нормального) гнозиса. Не видеть в особи своего вида Человека, не пытаться брать на себя его доминанту - это противоречит и биологическим законам, естеству, а в юридическом плане противоречит видовым обязанностям.

 Уж как натерпелся мой народ от фашистов, но мне, как врачу, приходилось испытывать ответную терпимость (порою казалось - и тепло) со стороны пленных немцев. При всех обстоятельствах народ, а.тем более, его новые поколения, не несут коллективную ответственность за подлость отцов и дедов, за Гитлеров, Сталонов, Мао, Пол Потов, Иди Аминов, Караджичей и их приспешников. Это, казалось бы, неоспоримо, логично. Однако, одна логика не в состоянии обеспечить реализацию этой истины, так как она касается психологии масс, их импульсивности. Крайние полюсы этого конгломерата логики и эмоций - любовь или ненависть, а их истоки множественны до бесконечности. Восприятие и внутренняя переработка образа даже одной наблюдаемой личности происходит каждый раз по-новому и в условиях все нового и нового личного опыта.

 2-го мая 1945 года, на второй день после падения рейхстага, я был свидетелем того, как из лаза Берлинского метро (не то воронки снаряда, не то вновь прорытого хода) выбирались наверх старики, женщины и дети. Мы, несколько офицеров и солдат, наблюдали - не проглядеть бы переодетого эсесовца. Легко понять, о чем думал каждый из нас, чьих близких и чьи дома загубили немцы. Когда же две женщины стали выталкивать на поверхность бездыханную старушку, я помог поднять труп, а выбирающимся женщинам протянул руки. Надо мной раздался громовой голос подполковника:

- Нашелся! Разжалобился! Слюнтяй!

А в это время младшая из двух женщин бросилась на лежащую навзничь мертвую мать (видимо мать) и застыла над ней. Не забыл и никогда не забуду.

Не стану лгать: во время войны мысли о коллективной ответственности немцев - были, но после этого эпизода - никогда.

 Утверждаю, что в сфере взаимоотношений не существует единого образа еврея, итальянца, русского или чуваша. Если и есть что-либо специфическое в еврействе в смысле отличия от всех людей планеты, то это - отсутствие такового при большом разбросе, индивидуальной специфичности каждого в отдельности. Это не только мое мнение.

  Я любил ходить в еврейский театр С.Михоэлса со стетофонендоскопом. По обеим сторонам от меня садились друзья. Они втыкали оливы двух резиновых трубочек в свои уши, а я говорил в раструб - переводил обоим. Так вот, почти всякий раз мои русские спутники уже у вешалки, в вестибюле отмечали несомненный факт:

- Какие харáктерные лица, до чего не похожи друг на друга.

 Вот тебе и "чистая линия", "чистая раса"!. Это больше касается выразительности форм, пантомимики. Впрочем, я также поражаюсь разнообразию чернокожих, а при внимательном изучении - и китайцев.

 В сфере взаимотношений все критерии относительны. В постоянном общении бывают скучны литераторы или артисты комедийного жанра, "роковые женщины" и кафедральные зажигающие ораторы. Впечатления первой или сценической встречи обманчивы. Личность познается во времени. Только личность, сочетание всех врожденных и приобретенных черт с ее индивидуальной памятью. Только конкретный человек. Не масса.

 Пытаясь оценить "массовое сознание" российских евреев, М.Е.Фурман (1994), как истинный социолог, отталкивается от понятия массы. Применительно к российскому еврею его взгляды, казалось бы, схожи с нашими: сравнительно с другими народами, по общечеловеческим показателям - ничего исключительного. Однако, нельзя согласиться, что эта "масса" со своими национальными красками, религией, языком и пр. - лишь исчезающая малая величина, тень когда-то существовавшей культуры. Следует согласиться с суждением автора, когда он пишет, что вокруг этой "тени" почему-то еще бушуют страсти (на людей нападают, и они защищаются, хотя уже нет ничего, из-за чего на них можно было бы нападать). Следует, однако, оспаривать образ "тени", хотя, будь мы врагами России, такая маскировка под ничтожную "тень" была бы удобной в борьбе. Для социолога образ "тени", как образ "массы", конечно, допустим.. Однако, по опыту клинической науки я всегда предпочитал все-таки оценкам масс больных индивидуальный анализ каждого больного, чтобы избежать в статистических расчетах возведения ошибки в N-степень. М.Е.Фурман, видимо, вырос в среде, где евреев было мало, иначе он не неглижировал бы язык идиш, театр С.Михоэлса, поколение, выросшее на довоенной еврейской поэзии, прозе и музыке, он не прошел бы мимо Одесских красок, внесенных в культуру русскую. Одесский колорит - это меньше всего "лагерный иврит", о котором нет-нет да обмолвится иной сановник. Можно бы, конечно, лукавить, мимикрировать, назвать себя "тенью", уподобляясь зайцу из анекдота (Убегая от волка и попав в яму вместе с блеющим "э-э-э" козленком, он ублажал зверя: "Нечего "э-э-э", товарищ волк сам знает, кого первого кушать"). Не тени мы, а нормальные представители нормального народа, как и русские, украинцы или грузины. И ни к чему нам любая маскировка. Мы - живая правда. М.Е.Фурман видит в ней объединяющее начало - антисемитофобию и самоутверждение в четырех ипостасях по образу Бен-Гуриона, Троцкого, Ротштльда и….Жириновского. Эта обедненная схема упускает много других стратегий, скажем, Нострадамуса, Эйнштейна, Винера, Селье, моих родственников, благородных врачей, инженеров, рабочих, сам пример которых продуцировал не антисемитизм, а юдофильство; он упустил и "стратегию" Мишки Япончика,- все, как и среди других народов. И уж если классифицировать нас по признаку озабоченности антисемитизмом, следовало бы выделить место и тем, к которым принадлежит Ваш покорный слуга - к тем, кто в свой народ влюблен, но сохраняя достоинство, считает, что Россия - страна трудных проблем (не только национальных) и еврейство для нее - отнюдь не важнейшая. Нам же она родная не только потому, что в этой земле могилы наших дедов и прадедов, и даже не только потому, что она полита и нашей кровью (в прямом смысле). По всему этому и ко всеобщему благу мы в состоянии сосредоточиться не только на своих персонах. Мы в состоянии трудиться и радоваться жизни в содружестве со всеми. При этом, в плане управления в национальном государстве меньшинству вовсе не обязательно активно стремиться в управляющую номенклатуру. Исключение - редкие случаи вынужденного участия в качестве приглашенных профессионалов. Жизнь так разнообразна и в ней так много форм деятельности. И вовсе такой выбор не является "отступлением" перед антисемитами. Этот военный термин некорректен в атмосфере диалога. Стратегия скромного достоинства для любого представителя меньшинства - не бегство в безопасное место, а разумный расчет своих сил и нравственная чистоплотность. Она к тому же будет множить ряды доброжелателей. Хотя стремиться к увеличению рядов юдофилов нам ни к чему. Мы не барышни, нуждающиеся в поклонниках. Перефразируя К.Станиславского, мы должны любить родину и ее людей, а не себя среди них. Должны своей жизнью способствовать лояльности и правопорядку. Опыт показывает, что это совершенно осуществимо и создает теплую атмосферу и для личной радости. В Татарстане я все чаще наблюдаю подобные лояльные, а порою юдофильские отношения, особенно в семьях со смешанными браками. Такие браки (особенно среди татар с русскими, чувашами, евреями и др.) в татарской республике достигают в отдельных регионах 31% семей1).

  В течение моей жизни я сделал и такое наблюдение (пусть на первых порах оно и вызовет стартовую настороженность у антисемита), но это факт: юдофилов - мало. И при достаточно активном поиске обнаруживается, что у юдофила имеется родственник-еврей. "Повязан," - скажет антисемит. "Нет,- скажу я,- близкое общение демонстрирует мысль, которую автор пытался изложить в книге: мы - как все, ничего неприятного специфического в нас нет. И это открытие при сближении с еврейской средой так контрастирует с прежними явными или скрытыми предубеждениями, что душа застарелого антисемита восклицает: эврика! Кого не радует приятная неожиданность?!

 Иногда явление приобретает окраску забавную. Только в одном институте я проследил эволюцию двух профессоров, несомненных антисемитов. Обоим коллегам дочери преподнесли "подарки" - своих мужей-евреев. У обоих антисемитизм как-то поблек. Сник. Оба как-то без огорчения подняли руки: сдаемся…

 Интересна эволюция князя Ширинского-Шихматова, изобретшего национал-социализм задолго до Гитлера. В 30-е годы он очистил свою программу от черносотенства, во время оккупации даже хотел зарегистрироваться евреем и, как и другие участники Французского сопротивления, погиб в концлагере.

______________________________________________________________________

1)  Имеются сведения о национально-смешанных браках татар в г.Санкт-Петербурге - они составляют 27% ( а еще выше этот процент этнодисперсных групп армян -56%, Старовойтова Г.В.,1987)

 

 "Еврейский вопрос" возник в силу случайного исторического сочетания фактов ("этого не должно было быть")1). Если бы исторический процесс совершался по разумной программе, можно было бы считать антисемитизм опиской истории, опечаткой. Всесветное присутствие ненависти к евреям - явление противное человеческому естеству, всем религиям (все проповедуют любовь, а не ненависть).

 Антисемитизм, представленный Л.Фейхтвангером в образе "Вечного жида", то никнет, то подымает голову. И, все же, этот мрачный господин явно дряхлеет. Он приобретает брюшко, относительно которого этот персонаж говорил: "Со времен Лессинга2) и Наполеона оно постоянно растет. Думаю, скоро мне придется отправиться на покой" (К вопросу о цене иных пророчеств - Я.П.).

 Человечество,- как справедливо замечает историк В.И.Корнеев,- идет не к однородной биоинформации (что ведет к засыханию культуры - принцип энтропии), а ко все большей сложности своей структуры. Каждая культура больших наций или малых народностей несет свой опыт социального общения и мироощущения,- залог культурного, а, следовательно, и экономического, и социального прогресса. При этом расовая ненависть может укладываться в биологические механизмы инстинктов, но на более высоких уровнях личности (человеческие чувства, миросозерцание, миропонимание и мировоззрение). Она - свидетельство дисгармонии. Такое разделение уровней удобно из дидактических соображений, но условно в силу взаимопереплетения способностей каждого из уровней. Во взаимотношениях людей возможно доминирование общей тенденции на всех уровнях. Так в книге Б.Диденко "Цивилизация каннибалов" (1996) автор, как бы первоначально, взглянув на человеческий род, увидел его не единым биологическим сообществом. По его мнению люди, способные на активно иницинируемое убийство человека - это один вид, а не приемлющие такое убийство - другой вид. Способность убийства (а это и есть, в частности, агрессивный антисемитизм) может преобладать по-разному на разных этапах жизни на каждом из уровней. Судя по биографическим данным, В Ульянов-Ленин не был агрессивным малышом или драчливым молодым человеком, а в зрелом возрасте стал инициировать террор на уровне миропонимания и мировоззрения. А.Д.Сахаров или Д.С.Лихачев не способны на убийство (а,следовательно, и на агрессивный антисемитизм на любом из уровней). Способности такого рода на бытовом языке можно определять как вкусы в широком смысле. Вкус же на уровне духовности включает в качестве основного элемента - смысл. Психическая гармония и отсутствие невроза обеспечиваются не только тем, что имеешь (богатые тоже плачут), но и тем, как твоя жизнь согласуется с ее смыслом (Франкл В., 1990).

_______________________________________________________________

1) Человечные и взаимополезные отношения с евреями выдержали испытание истории не только в Америке, Австралии и др. странах. Испытание на высочайшем нравственном уровне выдержал во время гитлеровского нашествия народ Дании, что хорошо известно. Менее известен факт благородства болгар. В мае 1943 г. на улицах Софии состоялись демнстрации против изгнания евреев. Из Софии были вывезены 20 тысяч человек. Их не направили в лагеря смерти, а переселили в провинцию (Болгария была единственной страной будущего соцлагеря, где в войну евреи уцелели)

 

2)  Готхольд Эфраим Лессинг - прогрессивный немецкий драматург (1729-1781), автор известной юдофильской драматической поэмы "Натан мудрый"

 

Как ни многообразны критерии жизненных вкусов, они все же сводятся к степени переживания чувства удовлетворения (в идеале - счастья) от общения с людьми, природой, отражающими и украшающими их наукой, искусством и ве-рой. Согласно этим критериям водораздел в человеческих общностях существует не между нациями. Можно в человеке любой нации что-либо уважать или не уважать, но истинный водораздел, хотя и дружественный, проведен в иных измерениях. Скажем, между светло-радостными Моцартом и В.Спиваковым, с одной стороны, и ароматно-громоподобными Л.Бетховеном и Э.Гилельсом, с другой стороны; между светом и полусветом, например, между исполнителями оперных арий, романсов и задушевных народных мелодий, с одной стороны, точнее в одном освещении, и экспрессивными эстрадными исполнителями, с другой стороны; в моей профессиональной жизни можно различать клинико-диагностические приемы Ж.Шарко, Г.Оппенгейма, С.Н.Давиденкова или Н.В.Коновалова - это одна общность, а клинико-интегративные взлеты Д.Джексона, В.М.Бехтерева, Н.А.Бернштейна , А.Р.Лурия - это другая общность

 В главе 7 мы пытались показать, что антисемитизм - специфическая форма антропоагнозии. Качество подобного извращенного восприятиz (включая извращенную установку) является результатом действия множества факторов общего и личностного характера. Их сочетания бесчисленны, хотя и с колебаниями, но сглаживаются.

 Даже отношение к извращению, содержащему явно биологический компонент - к гомосексуализму - меняется, воспитывается. Отношение же к другой нации, в формировании которой преобладает компонент общественно-исторический, тем более подвержено воспитанию, устранению приобретенных патологических агностических черт.

 Более трехсот лет назад христиане в римской империи были объектом ненависти, функциональноагностического восприятия, после чего стали объектом почитания большинства населения. Монголы не только для европейцев, но и для русских долго были объектом одной лишь ненависти (тотального отчуждения). В последние же десятилетия представления не только о современных, но и об исторических монголах и татарах очищаются от предрассудков и идеологической наркомании (Гумилев Л.Н., 1988, №3). В раз-личные периоды вековых конфликтов это случалось со многими народвми. На глазах нашего поколения такое случилось в США и других странах. Как ни огорчительны рецидивы националистического одурения, агрессивного национализма, свет виден и в мрачном туннеле антисемитизма. Однако, человечество не ограждено от смертельных опасностей цунами, землетрясений, наводнений, войн, включая атомной. И холокостов. Черты каждой из этих опасностей требуют постоянного изучения. Предмет изучения, его границы требуют, прежде всего, дефиниции.

 Относительно антисемитизма определение, по нашему мнению, должно быть следующим: АНТИСЕМИТИЗМ - ЭТО СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОРМА НАЦИОНАЛЬНОЙ НЕТЕРПИМОСТИ, НАВЯЗЫВАЕМОЕ СРЕДОЙ ИЗВРАЩЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ ОБРАЗА ЕВРЕЯ, НАУСЬКИВАНИЯ, ПРИЗЫВЫ ИЛИ ДЕЙСТВИЯ В ЦЕЛЯХ УНИЧТОЖЕНИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА. АНТИСЕМИТИЗМ, ПОДОБНО АТОМНОМУ ОРУЖИЮ, ТАИТ ОПАСНОСТЬ ПЕРЕРАСТАНИЯ ХОЛОКОСТА ЛОКАЛЬНОГО ВО ВСЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ.

 Во взаимоотношениях людей и наций сегодня вполне реальна программа-минимум, о которой писал выдающийся русский писатель А.И.Эртель: "Любить одинаково своего ребенка и чужого - противоестественно. Достаточно, если твое личное чувство не погашает в тебе справедливости, которая не позволяет зарезать чужого ребенка ради удобства своего. Норма в той середине, где росток личной жизни цветет и зреет в полной силе, не заглушая вместе с тем любви ко всему живущему.."

 Но почему "противоестественно"? Януш Корчак, писатель и педагог из Польши, не предал 200 "чужих" детей и добровольно пошел с ними на смерть в Треблинке. Подобных примеров - много.

 Мы злобствуем, пока не сели рядом с тем, кого считаем врагом, пока не взглянули в его человеческие глаза, пока не объяснились, не взяли на себя его доминанту, пока перед ним не было твоего примера-прецедента, если надо и ценою жизни - ради жизни (программа-максимум).

 По мере совершенствования книги жизни она (при всех шараханиях человечества) неизбежно будет оздоровляться в сфере взаимотношения наций. При этом и в среде рассеяния евреев, по крайне мере, в течение ближайшего столетия, будут ассимилирующиеся и неассимилирующиеся (вторые - не тень своих народов). И отличаться они будут, каждый по-своему, тысячами признаков, унаследованных и приобретенных, и далеко не по четырем лишь упомянутым стратегиям.. Во взаимотношениях же с людьми унаследованные черты блондина или рыжего, француза или еврея будут играть 21-ю роль. Не приходится ни скрывать, ни выпячивать свое национальное происхождение (и та, и другая тактика - проявление жалкого комплекса неполноценности). И самоутверждение средствами защиты от антисемитизма - не как "зацикливание"- будет происходить по естественным законам: сколько людей - столько путей, "стратегий". Среди них, что бы ни говорили, я избираю любовь. К земле, к небу планеты и родины, ко всем людям, независимо от того, как они относятся ко мне. И еще я выбираю диалог.

 Чтобы поразмышлять о диалоге, обратимся на минуту к далекой от нашей темы ситуации хирургического вмешательства на органах брюшной полости. Иной замечает: "Фи! Возиться с кишками! Брр!"

 У хирурга же этой проблемы нет, он занят не обывательской "эстетикой" картины: он устремляет свой ум и эмоции на решение оперативной задачи: перевязка сосудов (остановка кровотечения), алгоритм действия скалпелем, пинцетом, направление очередного разреза, выявление индивидуальных особенностей органов, тканей, сопоставление ожидаемого и неожиданного в операционном поле, выявление состояния пульса и артериального давления оперируемого и т.д. - до красоты ли или безобразия кишок. Таков и диалог разумно спорящих. Э.Фромм ("Иметь или быть", 1900) пишет, что участники диалога живо и полностью вовлекаются в разговор, потому что их не сдерживает озабоченность тем, чтó они имеют..Беседа из своеобразного товарообмена (где в качестве товара выступают информации, знания, трактовки) превращается в диалог. А в истиннои диалоге больше уже не имеет значения - кто прав, а имеет значение приятная новизна освещенности истины. Спорящие расстаются, унося в душе не торжество победы или горечь поражения, а творческую радость. Радость исследователя, радость нового познания, в котором все меняется, не повторяется. Стены Иерихона больше от звука труб не падут, не расступится Красное море, но действие заповедей будет постоянно. Да. цели и средства изменчивы, но заповеди постоянны (по Его велению). А это постояноство для мыслящих людей следует из нашей истории. Поэтому, кстати, мы все так чтим историю, которая и составляет содержание Библии. "Зкор" ("помни") постоянно - 169 раз - повторяет Библия (см. Иерушалми, И.Х., в кн. "22", №84, 1982, с.146). Диалог с историей и будущим, с друзьями и противниками. Диалог - это слияние всегда. Стратегия. "И поражение от победы ты сам не должен отличить": за упрямой односторонней "победой" неизбежно следует контрпобеда. Уже на памяти нашего поколения победа над униженной Германией, следовали победы уже в уродливой форме гитлеризма с последующей контрпобедой союзников, которые являются лишь мгновениями в протяженности времени. Надо согласиться с американским поэтом Pullan'ом:

 Даже идиот,

 Полный идиот,

 Если в точку бьет,

 И всегда в одну,

 Днище прошибет

 ….и пойдет ко дну.

 И в межгосударственных отношениях крупных стран Европы все продолжалось бы так, как до ее объединения - до мудрого диалога бывших противников.

  Диалог - побудитель размышлений. Homo sapiens - человек размышляющий. Общающийся. С любовью.

11. З а к л ю ч е н и е

 

Предмет этой книги многосложен и заключение, потому, многословно.

Но оно может быть представлено кратко в двух иллюстрациях.

Лучший, может быть,английский философ ХХ века, И.Берлин, разобъяснил людям, что межгосударственного и межнационального идеала не было и не будет, но подобие семьи - возможно: ".. столкновения могут быть ослаблены до минимума посредством усилий по установлению и сохранению нелегкого равновесия" (Вопр.филос., 2000,5,с.61).

Старик Иосиф, мой мудрый предшественник по кафедре

 о семейной жизни со своей музой признался как-то:

  -Я знаю, что Оля дура, но, Яшенька, я ее люблю и не хочу с ней расставаться.

  В минуты гнева дебелая Оля костила старого Иосифа, а он со всей природной горячностью говорил ей правду о женщине. Если бы каждый из этой милой пары стал "анализировать" эти гневные речи, выплеснутые сгоряча, разве могла существовать и радовать обоих эта прекрасная семья?

  Как бы спьяну ни резал "правду-матку" дорогой мне А.Куприн, чтобы ни выкрикивал в состоянии стресса добродушно-гневливый Д.Менделеев, как бы ни ворчала больная душа Ф.Достоевского, я знаю: нельзя судить о русских людях по их нецензурной брани. И о семьях народов я, старый врач, сужу не по пароксизмам, а душа по перманентным отношениям, по нашему совместному семейному быту. Сохраняю "нелегкое равновесие" в отношениях с людьми - не по учету их брани, а по любви. Другое дело - перманентные агрессивные антисемиты - это как бы больные, и я размышляю как их лечить. Тема тяжелая.Перед тем, как пытаться серьезно подумать, предлагаю на минуту расслабиться и помечтать. Если бы. Сослагательное наклонение. Would.

  Если бы с самого начала люди договариваясь, научились предотвращать вековые конфликты, начиная от войн и внутренних потрясений Ассирии и Вавилона, Древних европейских империй, раннего Христианства, Византии и Арабского халифата, гибели Непобедимой Армады, Варфоломеевской ночи, до ночи Хрустальных ножей, Холокоста и поверженных маргинальным Исламом двух башен!

  Если задуматься, вековые конфликты в первом тысячелетии н.э. начались как конфликты религиозные, да и побуждения последней агрессии 11 сентября 2001 г. - первоначально религиозные. В том смысле, что конфликты эти при всей, казалось бы, очевидной роли социально-экономических факторов, начинаются (побуждаются) в человеческих мозгах.

В мозгах осуществляются и в о с п р и я т и е конфликтных ситуаций и у с т а н о в к и н а д е й с т в и е. Если бы мозги конфессиональных номенклатур, если бы их духовная энергия была устремлена к всечеловеческим (т.е.Божеским) целям, восприятия и установки к действиям были бы обращены не к мечу, а к оралу. И заряжала бы такой энергией не только Македонских и Наполеонов, но и Новохудоносоров и Гитлеров.

  Считается неадекватным сослагательное наклонение применительно к толкованию истории. Что касается будущего, то творческий процесс решается в сослагательном ключе, в выборе возможной случайности.

  В живой природе в естественном отборе из миллионов морфофизиологических случайных вариантов рождается торжество лучших из них. И если человечество ищет эти лучшие варианты, оно должно активно способствовать реализации прекрасной случайности. Одновременной деятельности в одну эпоху исторических фигур уровня Иоана Павла II - католического, православного, протестантского, исламского, иудейского и буддийского вероисповедания? Если бы и ныне никто из них не подливал клей к сидению номенклатурного трона, если бы они установили единство и согласие. Если бы скорее такая положительная "мутация" в вековой эволюции! Остались бы одни некровавые (неантагонистические, как говорили большевики) противоречия. Только те, которые обеспечивают движение вперед. И не красовались бы шестеро на прощание перед объективами киноаппаратов, а сели бы рядышком и молча плакали бы. Ну, а документ? А проект договора? Он давно существует. В нем нет произвольно трактуемых пунктов, субъективизма, нет Кантовского права, Аристотелевой справедливости, Платоно-Цицероновского всеобщего права и добродетели - это Абсолют, Его заповеди, против которых не возражает ни одна конфессия.

  Личности, человеческий фактор. О нем в прочитанной книге - основной разговор. Кто они такие, что за личности - антисемиты, близкие и сходные? Что в их головах? Что их раздражает в еврействе?

  Ненависть к евреям существовала давно, она обрела религиозную окраску под названием юдофобия. Термин "антисемитизм" впервые стал употребляться в Германии в 1879г., когда в обстановке экономического спада возникло движение под соответствующим названием. В новых условиях объектом ненависти стала не религиозная, а генетическая принадлежность еврея. Идеологией и целью стало стремление к истреблению генетического фонда еврейства, к "решению еврейского вопроса", главным образом вопроса экономического. В наше время одной из важнейших причин антисемитизма стало существование государства Израиль - препятствие на пути уничтожения всего народа. Уничтожения - за что?

 Есть ли у евреев отрицательная специфика, в чем антисемит видит вину еврейства? Не в расовых же физических чертах - иначе ненависть была бы специфической в отношении не одних лишь белокожих евреев. Не в агрессивной же силе, не в завоевательных войнах, таких евреи не инициировали (их вели сотни других народов). Не в жалкой слабости евреев, не презрение это к вымирающему аборигенному племени - жизнестойкость народа подтверждена историей. Если же ненависть обращена к отрицательным чертам определенных личностей, то подобные черты встречаются в любой человеческой общности. Это не причина долговременной ненависти ко всему народу.

  Итак, нет специфической вины еврейского народа, а есть явление (ненависть). Следовательно, причина не в специфике евреев, а в специфике ненависти ненавидящих, в их головах, в специфике их психического извращения. И касается это не только маргинальных агрессивных антисемитов, но и многих вполне цивилизованных людей. Живучесть этого явления в настоящее время неопровержимо доказана реакцией многих людей на ближневосточный конфликт.

  Если отвлечься от недобросовестной риторики и демагогии, ситуация вовсе недвусмысленна, а предельно ясная.

  Палестинцы о б ъ я в и л и и ведут войну с евреями Израиля, не столько с армией, сколько с населением, включая детей. Евреи ответно защищаются. Это не специфично. Специфичен же антисемитизм требования:"Евреи! Погибайте, не защищайтесь!" Именно таково требование почти всего мирового сообщества в дни войны. И таким же было требование после прежних ответных войн: "Евреи, откажитесь от победы, завоеванной кровью!"(1966, 1972). Такая же заведомая несправедливость, такое же извращение в помыслах: сознательная, лживая компания как и во всякой иной шумной лжи: в делах Дрейфуса или Бейлиса, как и в "Деле врачей", как и в приписываемых евреям "Протоколах сионских мудрецов".

Поиски вины народа оказались безнадежными. Эти поиски рождали ложь, ложь и ложь. Ни ведьм времен Торквемады, ни "народной" измены Дрейфусов, ни ритуальных убийств, ни врачей-отравителей, ни деструктивных происков сионских мудрецов,- ничего, что могло бы оправдывать юдофобство. Следовательно, поиск причины антисемитизма надо направить по другой версии - по версии клеветников и их одураченных последователей. Следует искать факторы, сказавшиеся на формировании антисемитов, а не их жертвы.

  Кто же они такие, антисемиты? Как это извращение возникает и функционирует? В каких головах и в какой среде? Если о среде - читай сотни книг, а вот о содержании голов - об этом написано мало. Мы заводим об этом разговор в надежде, что последуют другие книги на эту

 тему.

  Агрессивный националист разных этносов, затевая конфликты вплоть до индивидуальных и массовых убийств, еще по их ходу или после них, находит нередко выходы из круга ненависти. Антисемит - не обычный националист. Его ненависть злокачественно и неоправдано с п е ц и ф и ч н а - она не находит выхода из его круга, так как направлена не против отдельного человека (отношения с ним бывают изменчивы в течение жизни, какой-то выход-консенсус возможен, если не сегодня,то послезавтра), а против его этноса раз и навсегда. Этнос же этот (более 5000 лет, ныне всего 0,5% населения планеты) ничем не уничтожишь. И если что-либо в нем специфично, то это его живучесть. Он пережил шесть погибших цивилизаций: язычество, Вавилонию, Ассирию, Финикию, Древний Египет, Персию. Он не растворился среди других этносов при владычестве Древнеримском и Средневековом (Христианство), Мусульманском, не говоря о поре Гитлера и Сталина. Это нечто устойчивое во времени, "извечное", "бессмертное". Короче, выхода из круга нет: "ваньку-вcтаньку" - ни поставить, ни уложить. Тайна этого постоянства сплачивала евреев и в оседлости, и в рассеянии. Это нечто определалось то как карма, то как избранность, как случайно полученное по прихоти судьбы место в истории. Во времена праотца Авраама оно понималось как определенные отношения с Богом, во времена Моисея это понималось уже на языке Торы, идеи внутреннего императива, закона. После второго разрушения Иерусалимского храма эти законы совершенствовались в Израиле школой в Явне, страстно проповедовались пророками ("Мир, мир дальнему и ближнему") и развивались философами. Рационализм греческих философов озарялся иудейским откровением. "Организующая сила" этих идей была относительно гибкой в трудных условиях рассеяния, сплачивающей и приоритетной - еще до того, как социальное расслоение массы представителей родов подверглись разъединяющей конкуренции. Не живучесть евреев и их идей ("Ветхий завет") - причина антисемитизма. Христианство, Ислам и другие конфессии сохраняли и в чем-то изменяли эти идеи, но и канонизируя их. Евреи же были поставлены перед необходимостью выжить в изгнании - нельзя было оставлять законы окостеневшими догмами. Эта упругая гибкость помогла им приспособиться на чужбине. Некоторые другие этносы переживали вслед за исторической весной - лето, скорбную осень и зиму. Еврейство же, при всех своих драмах, оставалось целостным как этнос: свой язык, свои адаптированные законы, свои постоянные стимулы, задачи, интересы, поддерживающие устойчивость этноса. Пока этнос решает целевую задачу, пока он проникнут идеей, его кривая не клонится вниз1).

  Со стороны рассеянного по свету еврейства, настойчивость в сохранении своих жизней, культуры, религии означала отнюдь не какую-

------------------------------------------------------

1) Неприязнь к цыганам - явление несколько иного рода: оно мотивируется не тем, что они цыгане, а тем, что они в массе не вписываются в социальный статус законнопослушного современного человека. Стоит цыгану отказаться от конокрадства и другого воровства или иного антисоциального действия - и он тебе симпатичен, никто его не дискриминирует (и, тем более, не ненавидит) за то, что он цыган.

 

либо агрессивную специфику, а лишь наличие некоторых национальных черт, окраски: как и другие окраски любой другой нации. Она не означала отрицания существования окружающих этносов, она не содержала деструктивных тенденций тоталитарного характера - такой специфики не было. Антисемитизм же претендует на ликвидацию всего еврейства, то-есть, как следует из сказанного выше, на невозможное, чем и загоняет себя в тупик. Оставалась одна попытка антисемитов, самая нелепая и чудовищная - всесожжение, холокост.

  Антисемитизм, если исключить заблуждения несовершеннолетних жертв национал-фашистской пропаганды, поражает людей с комплексом непоноценности, с врожденной агрессивностью, с наклонностью к агнозическому (и, поэтому, ограниченному) восприятию образа еврея1). Эта криминальная ограниченность - в пренебрежении деструктивными последствиями, ущербом, грозящим не только конкретному субъекту агрессии, но и целой человеческой общности - прецедент нанесения ущерба всему человечеству. Доказывать этого не надо. Это исторической практикой доказал немецкий фашизм: он претендовал на мировое господство. Гитлер избрал еврейство в качестве первой жертвы не по эстетическим или этическим , а политическим соображениям, исходя из паранояльного опасения, что евреи - его конкуренты в этом идиотском стремлении. Так что специфика антисемитизма стоит не только на психологических, но и на политических сваях.

  Антисемитизм подогревается множеством побуждений. Это и завистливая и тревожная конкуренция, это и эгоизм личный и его аналоги - слепая повязанность семейная, родовая. Так в постсоветских национальных республиках коррупционные изоляты формируются не столько по национальному, сколько по родовому, клановому - "феодальному" - принципу. По существу проявлением неспецифического национализма является и неприятие некоторых чисто внешних черт евреев прошлого (уже почти исчезнувших: особенностей голоса, пантомимики, одежды). Это относится и к конституциональным чертам. Что же касается самого антисемита, то биологическим и психологическим фактором огромной взрывной силы является незавершенность инстинкта агрессии, как бы досада по поводу того, что ее не удается завершить - фрустрация. Она пролонгирует ненависть. Все способы расправы (дискриминация, погромы и пр.)в любом регионе веками не приводили к растворению евреев во властвующем этносе (за исключением, может быть, ассирийского плена). Все перечисленные пролонгирующие факторы усиливали националистическую ярость до свирепости - количественно. Вспомним о двигательно-

 

 ___________________________________________________________________

 

1)А г н о з и я - неспособность познать умом и чувством (в необходимой реальной широте) предметы и явления - см.гл.7.

  Иногда антисемитизмом захвачены не основные интересы личности (такое больше характерно для некоторых параноиков), и националистическую ограниченность человек проявляет "между прочим", как бы на обочине основных интересов. В этих, основных интересах, личность может себя проявлять и гениально. Так случалось, например, с Вольтером, Достоевским, Менделеевым, Вагнером. Чаще всего эта ограниченность - "слабость гения", вроде половой слабости. В этих случаях уместно усматривать черты абортивных агнозических элементов.

  Агнозии - порочному восприятию, то-есть извращенной функции преимущественно задних отделов мозга, нередко сопутствует извращенность функции передних его отделов. Эти отделы больше связаны с двигательной активностью (у хищников двигательные, так называемые пирамидные, клетки мозга представлены в значительно большем количестве, чем у грызунов). Короче. Агрессивность не только ослеплена, но и излишне склонна к действию 

 

исполнительно-активной специфике хищника - об относительно увеличенном количестве двигательных - пирамидных - клеток в его передних отделах мозга1). К ХХ веку это количественное усиление националистической ярости стало переходить в новое качество, не просто в националистическую неприязнь, а в агрессивный антисемитизм, целью которого является холокост.

  Так как агрессивный антисемитизм по своей криминальной устойчивости, криминальной нацеленности и деструктивной силе - явление злокачественно с п е ц и ф и ч е с к о е, оно требует и соответствующей ю р и д и ч е с к о й трактовки. Оно не укладывается в содержание общей статьи Уголовного Кодекса, оценивающей обычную "национальную рознь".

  Холокост в такой степени потряс человечество, что изменил всю хронологию жизни на земле: до и после него. Наряду с атомной опасностью, а ныне - и с терроризмом, он возвестил наш биологический вид об угрожающем ему самоуничтожении. Как и в отношении атомного взрыва в одной стране, и в отношении процесса уничтожения одного этноса не может не быть цепной реакции с ответными мерами.

  Холокост и атомный взрыв - первый звонок об опасности, грозящей в с е м у человечеству как биологическому виду.

  Юридически определяемые воздействия на антисемита, особенно агрессивного - лишь санирующие, "лечебные". Важнее меры предупреждения беды - профилактика.

  Что касается атомной опасности, то не все ученые, работающие в любой стране в этой сфере, ограничены шорами точных наук. Нет сомнения, что многие из них способны и к более высоким - духовным - интересам, к прозрению, к художественному таинству, к надрасчетному и надрасчетливому холотропному предвидению2).

  Как известно, одна из задач (как и внутренняя потребность) ученых и работников культуры - формировать Божественную душу человека. В деятельности ученого трудно вычленять отдельно нравственный и логически-исследовательский компонент. Уже выбор темы всякого исследования - акт отнюдь не логический лишь. Мотивация выбора темы всякого исследования может быть эгоистичной, коммерческой и - гражданственной. Да и в самом творческом процессе, в целевой установке, во всей научной и художественной деятельности, во всем этом духовность - не только фон, но и конструктивная часть данной деятельности. В законотворческой сфере эта моральная ответственность еще более очевидна. Между тем, не во всех странах законодатели адекватно оценивают эту проблему. Так депутат Российской думы, Мокашов, публично призывает к борьбе с "жидами", и 8.10.98г. нашелся лишь один парламентарий, притом еврей по национальности, который потребовал правовую оценку происходящему. Большинство думы оказалось неспособным оценить факт и понять специфичность этого явления вообще. Поистине: скажи как в государстве юридически трактуется национализм и, в частности, антисемитизм - и я скажу цивилизованная ли эта страна.

-------------------------------------------- 

1)Двигательные клетки - исполнительные структуры. Требуется дальнейшее изучение у хищников состояния их энергетически активирующих, эмоционально-волевых провоцирующих структур в лимбико-ретикулярных отделах мозга.

 

2)От греч.холос - весь, полный. Г о л о т р о п н ы й (понятие современной парапсихологии) - целостный, всеобщий модус существования не только в трехмерном пространстве и времени Ньютоно-Картезианской науки. Модулируется в состояниях после клинической смерти и других роковых стрессов, а также экспериментально - под воздействием фармакологических психоделических средств.

 

 

 

Миллионы людей размышляют о причинах антисемитизма и пытаются свести их к одному или нескольким "ведущим" факторам. Таковы тезисы о козле отпущения, о выпуске пара, о зависимости, о конкуренции, о феномене толпы, о фатальных исторических условиях, о неприемлемости высокой планки моральных требований Ветхого и Нового завета (творчества, в основном, еврейского), о несхожести ритуалов и пр., и пр. Явление это многофакторное с различной степенью важности любого из этих факторов в разных исторических ситуациях.

  В настоящей книге мы подвергли анализу и некоторые биологические основы данного явления, в частности, функциональные особенности познавательного и активно-двигательного аппарата мозга. Так как эти особенности в большей степени функциональные, они не фатально-неизменны, а обратимы в своей потенции.

Таким образом,

АНТИСЕМИТИЗМ - ЭТО СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОРМА НАЦИОНАЛЬНОЙ НЕТЕРПИМОСТИ, НАВЯЗЫВАЕМОЕ СРЕДОЙ ИЗВРАЩЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ ОБРАЗА ЕВРЕЯ, НАУСЬКИВАНИЯ, ПРИЗЫВЫ ИЛИ ДЕЙСТВИЯ В ЦЕЛЯХ УНИЧТОЖЕНИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА. АНТИСЕМИТИЗМ, ПОДОБНО АТОМНОМУ ОРУЖИЮ, ТАИТ ОПАСНОСТЬ ПЕРЕРАСТАНИЯ ХОЛОКОСТА ЛОКАЛЬНОГО ВО ВСЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ.

  Не все антисемиты безнадежные человеконенавистники (см.название и содержание этой книги). При определенных общественно-исторических условиях проявления неприязни к еврейству минимальны. Так было, например, в нравственной атмосфере и при уровне культуры и науки мусульманского мира (VII-X век н.э., "золотой век иудаизма"). Они минимальны в некоторых странах Европы, в Канаде, США и др. регионах; существовала такая тенденция в 20-30 годы в Советском Союзе.

 Во многих отзывах на первый выпуск настоящей книги звучало раздраженное возмущение: как можно "униженно клянчить" лояльность у антисемитов?! Врагов-де надо презирать, террористов – только уничтожать. Другими словами: если антисемит заперт в кругу своей ненависти, евреи вместе с благородными людьми любой национальности и в годы мира должны якобы себя замкнуть в круг ответной ненависти (или,по крайней мере, горделивой позитуры). Особенно в условиях, когда евреи вновь обрели свою государственность. Мы убеждены, что этот последний (важный исторический) факт дает некоторые гарантии защищенности, но не повод для спеси, даже в стране Израиль. Ни одна из сторон не должна забывать исторический опыт: победителей (кроме Его) не было и не будет. Глупо воображать себя победителем, не помня: если война, любой победитель завтра будет среди поверженных и плененных.Только диалог равных в мире Его единства. Только любовь.

  В условиях диалога с учеными, деятелями культуры и даже с политологами, почти всегда субъективными, следует продолжать разработку проблем межнациональных отношений. Этот диалог относительно антисемитизма - разговор давний и трудный. Но следует оставаться неутомимыми. Диалог шаг за шагом будет способствовать оттачиванию и необходимое "притирание" обеих сторон. Повода для вражды не должен давать человек любого этноса. В такой же мере не должен подавать его и еврей. При этом особо должны быть выделены проблемы опасностей: военной, атомной (шире - экологической) и холокоста. Мы пытались показать в книге, что о специфической "вине" евреев (как этноса) в этом отношении не может быть и речи. Однако, в условиях рассеяния, полностью сохраняя равные права со всеми гражданами, еврей (особенно после холокоста) не обладает одним правом: забыть об антисемитизме. Он не должен оказаться без вины "виноватым" в горе, которое он может инициировать для всего народа. Еврей, который обладает высокими комбинаторными организаторскими способностями, может и в регионах несовершенных цивилизаций подниматься до заслуженных профессиональных высот. Включая иногда административные, но исключая политические. Мутная вода - не место для их спортивной рыбалки1). Так, мутящие воду черносотенцы нелепым образом связывают нынешние беды России с проникновением Березовских в сановничью среду (не замечая усилий выручить из беды). Это их проникновение в сановники, впрочем, и с нашей точки зрения, столь же не умно, сколь и не оправданно в нравственном отношении, оно провоцирует взрывы антисемитизма. Большинство их соотечественников заявляет им: трудитесь, творите в своих профессиональных сферах, сохраняйте свое высокое достоинство, но не нарывайтесь, не налетайте искрами на пороховые бочки. Не стновитесь дополнительными рассадниками антисемитизма. Нескромные (в этих

условиях) поползновения отдельных евреев Зюсс'ов всегда оборачивались горем не только для самого честолюбца, но и для всего еврейского народа. Настанет время, когда все нации достигнут разумного опыта Англии середины XIX века, и тогда в какой-нибудь стране вне Израиля народ, может быть, призовет и какого-нибудь нового Б.Дизраэли в качестве главы правительства - 87-я надежда юноши, не знающего делать жизнь с кого..

  Авантюризм тщеславия - он никому ни к чему: этот вывод - один из полезных результатов давнего диалога с антисемитами.

  Облик современного еврея регионов рассеяния внешне изменился резко к лучшему. Высокий уровень "образованщины" (термин Ф.И.Солженицына) изменил его внешне до образа среднего интеллигента основного этноса. Внешность, пантомимика, голос уже раздражают редко. Сама принадлежность к еврейству раздражает и вызывает подозрение и недоверие. Всему еврейству антисемит приписывает "вину" за корыстолюбие или честолюбие отдельных его представителей, хотя те же черты встречаются не реже и в других этносах. Поэтому подобного рода личности обязаны работать над собой, самосовершенствоваться. Мы должны признать верховенство стратегии духовности над тактикой сиюминутной выгоды, "успеха". Ярким выражением души еврейского народа является творчество его лучших писателей. Сердце антисемита, если он не деградированный алкоголик или безнадежный рецидивист, не могут не "зацепить" обаяние и боль Шолом-Алейхема, И.Б.Зингера или хохот М.Жванецкого, И.Губермана, Г.Горина. Его впечатлят правдивость и честность еврея-сокурсника, сотрудника по цеху, лаборатории или бизнесу.

  Итак, к самосовершенствованию мы призываем евреев. Однако, мы были бы неискренними, не подчеркнув в 10-й раз: основные корни антисемитизма - не в несовершенном якобы еврее, а "в головах антисемитов" (см.эпиграф к гл.7). Правда, способствуя в чем-то оттачиванию положительного образа современного еврея, антисемит получает и новый повод для фрустрации ("хороший" еврей его тоже раздражает) - повод для укрепления замкнутого круга, в котором он живет. Это касается лишь антисемита безнадежного, кондового2).

  В совершенствовании и самосовершенствовании выход из порочного круга найдет в первую очередь антисемит. Как следует из опыта ряда стран, особенно демократических, добрый диалог антисемитов и семитов способствует душевному равновесию, преуспеванию и миру гражданского общества - дело, не безнадежное для обеих сторон.

------------------------------------------------------------

1)Но, призванный на высочайшие административные должности, еврей не должен безмерно обогащаться, его советы должны быть бескорыстны. В этом отношении он должен жить не по наущению Корнеги, а по "Виакре" 19:14 - "пред слепым не клади претыкания".

 

2) По В.Далю кондовый - лес частослойный; "боровая (не болотная) сосна", в отличие от рыхлой, болотной.

 

 

 12. П О С Л Е С Л О В И Е

Настоящее исследование проводилось в течение всей жизни автора. Оно включало, в первую очередь, общий жизненный опыт. Профессиональная же исследовательская работа в течение 60 лет не имела, казалось бы, прямого отношения к теме национализма. Велась лечебная и педагогическая работа в неврологической клинике. Исследования в последние 40 лет имеют отношение к поражениям нервной системы при заболеваниях позвоночника (вертеброневрология). Они неожиданно привели автора к банальному убеждению. Судя по логике вертеброневрологии, взрослый человек - не животное и в биологическом смысле слова. По крайней мере в соответствующей классификации Линнея, Кювье, Дарвина человек не находит места в 11 типе - хордовых. Хорда (спинная струна) является эмбриологическим предшественником позвоночника. Однако, как ныне доказано, остаток хорды (студенистое ядро межпозвонкового диска) к периоду полового созревания ликвидируется, редуцируется. Его сменяет новое образование - пульпозный комплекс, образуемый окружающей тканью другого происхождения.

  Этот комплекс - не просто амортизирующий хрящик (как у животных и у новорожденных людей), а сложный аппарат, обеспечивающий антигравитационную функцию человеческого позвоночника. Этот аппарат обеспечил переход от конструкции "моста" четвероногих животных к конструкции прямостояния. Остальное - в известных словах Ф.Энгельса о функции мозга человека в связи с прямохождением, об освобождении рук для создания орудий производства и пр. Напомним также - для совершенствования вертикального взора, то есть взора в сторону неба. Так как с появлением человека эволюция обеспечивается уже не "естественным отбором" животных, приспосабливающихся к земле в борьбе за выживание на ней

  С появлением человека с его взором вверх эволюция совершается в экологическом пространстве ноосферы с приспособлением не только человека к природе, но и природы к человеку. Только подобная концепция антропоцентризма соответствует представлениям о богоподобии человека. Только такая концепция способна проломить множество тупиков в противоречиях нашей жизни. Включая тупиковый агрессивный национализм. Итак, с любовью и диалогом. Человек - с человеком.

Таково послесловие врача к этой книге.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО РУССКИМ НАЦИОНАЛ-ПАТРИОТАМ.

 

  В 1996 г. обратился к вам с книгой "Размышления об антисемитах. С любовью..." Некоторые еврейские национал-патриоты упрекнули меня:"Какая может быть любовь к врагам, с ними - бороться". Мой ответ:"Какая ограниченность! Когда размахиваешь кулаком, только идиот не понимает, что это обернется и собственной кровью. И не только.

Когда мы, мужики, деремся, страдают и погибают наши жены и дети. Надо же смотреть дальше своего носа, когда размахиваешь кулаком".

  В своей книге я откровенно написал о неприятных типах, в том числе и иудейских. Однако, численно их меньше, чем в массе славян или других человеческих общностей. Да и не они - причина бед российских. Не они призывали убить Николая I и его семью (дело декабристов), не они убили Александра II и не они покушались на жизнь Александра III. Не они были причиной рабства-крепостничества на Руси, среди нынешних чиновничьих жуликов их - единицы, хотя эти петухи порою заметнее всяких других. Разве эти немногочисленные нацмены (как, скажем, русские в Таджикистане) отнимают хлеб у государствообразующего большинства. Разве они в России так опасны в конкуренции для народа Владимира-Мономаха, Петра I , Ломоносова, Вернадского, Пушкина, Толстого, Третьякова? И разве так уж бесперспективно сотрудничество с народом Моисея, Христа и Эйнштейна? Неужели мы с упрямством баранов будем вечно обмениваться комплиментами "дурак!", "сам дурак!"?

  Если кого-нибудь распирает от национальной спеси, от расового высокомерия, пусть представит себя как меняется подобная позитура гордыни, когда человек становится жертвой вулканической трагедии в горах Чили, Гватемалы, Крыму или Армении, или в Освенцимах, в плену эпидемий или неизлечимых болезней. Уж какая там горделивая независомость от судьбы?! Все под Богом ходим.

  Разумно ли каждой стороне разглядывать соринку в глазах "чужих", не замечая бревна в глазах собственных? Не надо судить по пьяницам-психопатам о всех славянах, не надо судить по изворотливым психопатам о всех иудеях. Своих психопатов пусть убеждает (в первую очередь) каждый народ своим национальным опытом, а где надо, и объединенными усилиями. Основные же усилия (обязательно объединенные) направим лучше на предотвращение гибели нашего общего дома, нашей маленькой планеты. В границах каждого народа давайте искать дурные силы не столько вне, сколько внутри нас и думать, как нам всем стать лучше, солидарнее. Сближаются же белые и черные в США - и это только к лучшему. Не глупее же мы американцев.

  Давайте поразмышляем. Самокритично. И с любовью.

 

Я.Ю.Попелянский. Врач с 60-летним  стажем,

заслуженный деятель науки  РФ,

Участник Великой Отечественной  Войны.

 

 

Источник:  http://ilyafa.homeip.net/Antisemitism/Ob%20antisemitah%20s%20liuboviu.html

 

 

  


АНТИСЕМИТИЗМ  С  ПОЗИЦИИ  ВРАЧА

 

                                     «Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет»

 

(Избранные статьи И.П.Киперваса об антисемитизме с использованием некоторых идей Я.Ю.Попелянского)

 

В с т у п л е н и е

 

Я начал заниматься медицинскими проблемами антисемитизма после выхода в свет книги Я.Ю. Попелянского « Размышления об антисемитах. С любовью...» ( Казань, 1996). Вначале это были рецензии на эту книгу, а также стремление популяризировать его идеи в Америке. Кстати, одна из статей на эту тему Медицинская оценка антисемитизма”, опубликованная в газете КУРЬЕР ( Бостон) вошла в число лучших статей  об антисемитизме за 2000 год по версии АНТИФАШИСТСКОЙ АССОЦИАЦИЕЙ ЭМИГРАНТОВ ИЗ бывшего СССР (AAAI), ПРЕЗИДЕНТ ИОСИФ  ЛАХМАН.

 

Затем последовали статьи не только об антисемитизме с позиции врача, но и статьи по истории евреев, особенно хазарского периода истории евреев-ашкенази. К сожалению, попытка углубления разработки проблематики антисемитизма ознаменовалась скандалом, который продолжается. Он связан со статьей в газете ФОРВЕРТС № 564 от 15 сентября 2006 года под названием: «Существует ли еврейский антисемитизм? ». Опубликованные на эту же тему раньше несколько статей на аналогичную тему не вызвала никакого интереса, вероятно, потому, что не было названо никаких конкретных имен местных деятелей. В последней статье был поставлен вопрос о возможности существования еврейского антисемитизма среди русскоеврейской эмиграции в Нью Йорке и Нью Джерси. При этом была разобрано деятельность нескольких публицистов и журналистов, деятельность которых возможно подпадала под определение о еврейском антисемитизме. Моя статья вызвало страшный шабаш в интернетовском издании Newswe.сом, издаваемой бывшим редактором Форвертса Леонидом Школьником с группой его сторонников. Вместо дискуссии последовали бранные слова, открытая ругань, что, как оказалось, вообще свойственно Школьнику. Работая в США редактором открытой газеты, он как бы затаился, но в интернетовском издании Newswe стал обхаивать сам и с помомощью нескольких рьяных «правдолюбцев»  все еврейские русскоязычные организации Америки и их руководителей. Создавалось впечатление, что он после отстранения его от работы возненавидел всю русскоеврейскую диаспору Америки с ее организациями, газетами, публицистами. Он лишь находил положительную роль нескольких журналистов, также как и он чем-то обиженных. Например, Владимир Левин потерял свою «Интересную газету».Особенно отвратительно выглядели выпады в адрес кандидатов в Ассамблею штата Нью Йорк Алека Брука-Красного и Ари Когана. Слава богу, первый русскоязычный кандидат в Ассамблею Алек был, наконец, избран. 8 января он принес присягу на Библии в Ассамблее в столице штата (город Олбани). Это событие транслировалось по телевидению. Брук-Красный, которого грязью обливали Школьник, Левин и пр., тепло приветствовался делегатами ассамблеи. Действительно, впервые еврей-эмигрант, выросший в бывшем СССР, был избран в законодательный орган крупнейшего штата Америки. На чествовании нового делегата присутствовали и политики федерального уровня. Многие присутствующие обещали покровительствовать и помогать русскоязычному депутату. А сенатор Шумер заявил, что избрание русскоязычного делегата говорит об единстве США. Да, американцы, поистине нация эмигрантов. И не будет ли в таком случае преувеличением назвать людей, выступавших против избрания русскоязычного делегата и вакханалии вокруг этого антиамериканистами. В своей статье  я говорил и о психопатических личностях. Непримеримость и нежелание какой-либо дискуссии со своими соплеменниками или даже с американскими журналистами и политическими деятелямими, не говорит ли о психопатических личностях или о психопатизации (невротизации) отдельных журналистов и публицистов нашей диаспоры. На мой взгляд, на фоне общей эмигрантской депрессии это вполне возможно.

Здесь бы мне хотелось сделать небольшое отступление. Термин «русскоязычный», на мой взгляд, неправильный. Речь обычно идет о русских евреях, своеобразном подэтносе или даже этносе ( по Л.Н.Гумилеву), о чем я много писал, в том числе и в рассматриваемой злополучной статье. А следуя международным стандартам, можно назвать русских евреев этническими евреями среди русского народа. Я как-то назвал их образно нацией полукровок. Кстати, есть этнические китайцы среди въетнамцев и некоторых других народов Юго-Восточной Азии. Но об этом в другой раз.

 

Вернувшись в Израиль Школьник развернулся во всю мощь. Им создан новый сайт, где он уже во всю обхаивает и неугодных ему израильтян. А в американском сайте яростно продолжает выступать против еврейских русскоязычных организаций и их руководителей с необыкновенной злобой и упорством. В открытой печати было также опубликовано критическое выступление в мой адрес постоянного автора газеты «Еврейский Мир», которая обычно толерантно относится к газете Форвертс. Самое поразительное, что в этой статье и в им подобных выступлениях мне приписывались самые нелепые обвинения, например, в незнакомстве с некоторыми публикациями известных американских еврейских авторов. Также мне ставили в вину, что я объявляю антисемитами ряд известных журналистов, в том числе и тех, о которых я, наоборот, высказывался положительно. И вообще я ведь только спрашивал мнение читалей о  возможности существования еврейского антисемитизма. Я решил ответить на выпады против меня в газете Еврейский Мир в духе Я.Ю. иронично. Вспомним, название его книги «Размышления об антисемитах. С любовью...» Вот начало моей статьи:

«ХОЧУ ПРОСТИТЬ СОФЬЮ ГАНДЛЕР!

В великий еврейский праздник ЙОМ КИПУР я хочу простить  Софию Гандлер за ее статью в газете Еврейский Мир № 749 обо мне, полную подтасовок и искажений. По тому же пути пошли многие другие люди, которые звонили мне и писали обо мне в других газетах. Я их тоже хочу простить, как и Игоря Аксельрода, который стал искать компромат обо мне. Ибо не ведуют, что творят в своей злобе. Но я прочитал в этом же номере газеты следующие слова уважаемого редактора и раввина Льва Кацина: « Человек должен проявлять терпимость и доброту даже к тем, кто не в состоянии понять и оценить это». Поэтому хочу сказать, что проблемы антисемитизма и истории евреев для меня не случайные темы, как пишет уважаемая София. Об этом мной опубликовано множество статей в русскоязычной прессе, в том числе большая статья в газете «Еврейский Мир».

 

К сожалению, в моей статье была допущена неточность о том, что Школьник был первым секретарем Еврейского обкома КПСС.  Но не так все просто. Я звонил в Биробиджан и разговаривал с современными руководителями местной компартии. Школьник не был секретарем обкома, но хотел им быть ( всегда отирался в обкоме) и это как-то просочилось в печать, а затем в интернет в виде ложной информации, которую, возможно, он сам и состряпал. В своей статье редактора он сам указывает на авторов, которые могли распространять такие сведения. В Биробиджане о нем осталась плохая память, хотя он и был избран каким-то путем депутатом Верховного Совета СССР. Интересно, что с роспуском КПСС биробиджанские коммунисты создали соцпартию. А после воссоздания КПРФ влились в неё. Коммунисты Еврейской автономной области входят в местные властные структуры и играют большую роль в своей области и вообще на Дальнем Востоке. Меня лично это не удивляет. Среди коммунистов в России-СССР до конца 40-х годов было много евреев. Их было много и среди зарубежных коммунистов. Отцы –основатели Израиля были приверженцами социалистических и даже коммунистических идей. Израиль был единственной страной, где были созданы, процветающие и поныне, коммунистические сельскохозяйственные коммуны –киббуцы. Мне посчастливилось посетить два таких киббуца и ознакомиться с их работой.

Но вернемся к злополучной статье. Она, очевидно, является собственностью газеты ( хотя за нее мне не заплатили, как и за остальные статьи с приходом новой редакции) я приведу лишь фрагменты из нее, относящиеся к идеям Попелянского.

«Написать о явлении, когда некоторые евреи сами являются носителями и выразителями антисемитизма, трудная задача. Ну, как их назвать? Предателями, ренегатами, или честно заблуждающимися…? В литературе все чаще встречается термин «еврейский антисемитизм». Какие же мотивы ведут к такому явлению? Известный российский государственный деятель С.Ю Витте считал, “что нет большего врага своей национальности, своей религии, как те сыны, которые...меняют национальность и свою религию. Нет большего юдофоба, как еврей, принявший православие”. И тут бывший СССР был достойным продолжателем царской России. Среди “советских” евреев было очень много людей, сохранивших  мало национальных черт и являвшихся евреями только по паспорту. Или даже по паспорту они были русскими ( или украинцами, белоруссами, узбеками… и даже казахами - таких  я тоже встречал), если один из родителей не был евреем. Это были ассимилированные люди не только по паспорту, но по существу, по своему мироощущению они были русскими, украинцами, узбеками и т.д. О своём этническом происхождении может быть они  бы и не знали, если бы им об этом не напоминали соответствующей графой в паспорте, или при найме на работу в секретные или престижные организации, при поступлении в высшие учебные заведения. Среди таких ассимилированных евреев встречаются типажи, активно ворочающие нос от евреев, избегающие контактов с ними, всячески показывающие равнодушие или неприязнь к евреям, поддерживая антисемитские разговоры. И больше того, они как бы усваивают свойства и язык антисемитов,  и, например, часто к месту, или не к месту употребляют слово “жид”. Комизм ( а, может быть, трагизм) их положения в том, что среди них много обладателей типичной ( с точки зрения русских антисемитов) внешности. Ну, что же, такие ренегаты описаны  в истории и встречаются в совремённой жизни. А выдающийся российский врач - невропатолог профессор Я.Ю.Попелянский даёт им яркое описание в своей книге “Размышления об антисемитах. С любовью…”,1996: « ...cреди всех этносов бывают авантюристы-фигляры, фанатики, спесивцы, стяжатели и др. личности спорной привлекательности. Встречаются они и среди евреев, отнюдь не чаще, чем в массе остального населения». Хотя они «база» для еврейского антисемитизма.

 

При столкновении с антисемитизмом, особенно еврейским, у любого человека, а тем более врача, сразу же возникает вопрос: как может психически нормальный человек исповедывать человеконенавистнические идеи к своему или другому народу? Возникает соблазн объяснить это явление с медицинских позиций. И такая оценка антисемитизма предпринималась неоднократно врачами, особенно психиатрами, когда они сталкивались с параноиками и психопатами. Эти  понятия определяют несколько разные личности. Параноя - это патологическое развитие личности c формированием бредовых идей, в их числе могут быть и антисемитские мотивы. Для паранояльного антисемита вражда к еврею захватывает интересы его личности. Это для него  сверхценная идея, заряженная мощной эмоционально-волевой энергией. Конечно, не каждый антисемит больной, но следует учесть, что, если имеется истинно психическое заболевание, эти лица долго кажутся здоровыми. Они настойчиво плетут сеть своих сверценных, религиозных, политических идей, являются катализаторами  различных антисоциальных движений. Психопаты же - это люди с врождённой или приобретенной аномалией (отклоненией) характера. Оно может выражаться, в частности, в навязчивых мыслях и страхах, в патологической подозрительности. Например, они подозревают окружающих, или определённых лиц, представителей некоторых религиозных конфессий и национальных групп,  в различных кознях как против них лично, так иногда и их страны, всего народа. Такие люди не сумасшедшие, но с низкой критикой и сильной внушаемостью. Но именно из них рекрутируется значительная группа евреев – антисемитов. Я.Ю.Попелянский удачно подразделил их на экстравертов и интравертов. У первых всё на виду, они всячески внешне показывают своё отрицательное отношение к евреям и пытаются льстить юдофобам, которые всё равно их презирают и оскорбляют. Обманом и предательством ( в том числе, стукачеством) они могли добиваться в условиях бывшего СССР какого-либо невысокого общественного положения.

Интраверты отличаются большей сдержанностью, хотя внутренне они убеждены в своей русскости и строят из себя аристократов. “Но чванство их выпирает вперёд вместе с нижней челюстью…У них имеется…брезгливость к местечковой обывательщине, но это брезгливость той же разбогатевшей чистюли, вышедшей в барыни и забывшей о нищете своего детства…” Это, в то же время, вариант трусливой и эгоистичной самозащиты. Но и евреи, выбившиеся тем или иным путём в истинных аристократов, породнившись со знатными, иногда даже королевскими домами тоже нередко становились антисемитами и участвовали в преследовании евреев. И в наше время также имеются определенные группы людей выбившихся в «люди», которые тяготятся своим происхождением. А присущий многим евреям  комплекс неполноценности перерастает у них в ненависть к своему народу. Для еврейских антисемитов характерно считать себя обделенными, непонятыми своими соплеменниками и их лидерами. Это прикрывается иногда ложно понятыми представлениями о правах человека. Иногда это убеждение, что собственный народ ведет себя неправильно по отношению, например, к выдуманному народу-палестинцам, угнетает их. Или они вопят о зверствах «израильской военщины» в Ливане. Об этом метко сказала Валерия Новодворская: «Тот, кто убивается по поводу Ливана, проявляет скрытый антисемитизм» ( Грани ру. 10 августа). Есть также уничижительное мнение, что евреи слишком на виду, стремяться захватить место под солнцем во вред другим народам. Последнее характерно для так  называемых либеральных профессоров, в том числе евреев и студентов -евреев, находящихся под влиянием мощной антиеврейской пропаганды во многих странах мира, в том числе в Америке».

В моей статье рассматривалось еще ряд вопросов, в том числе о позиции ряда крупных политических деятелей современной России. Я также пытался понять являются ли антисемитами ряд политических деятелей современной России еврейского происхождения. Кстати, я не считаю их антисемитами, хотя некоторые из них и приняли христианство. В еврейской традиции всегда рекомендовалось верно служить стране проживания. При этом, многие из них полу-, а то четвертькровки ( как Егор Тимурович Гайдар), но, как правило они не отрекаются от еврейства. При этом наблюдаются пародоксальные вещи. И возникает сразу же вопрос: как определить поведение Евгения Максимовича Примакова? ( О нем было последнее интервью Я.Ю., данное мне). Человек еврейского происхождения, занимавший самые высокие посты в СССР, бывший недавно кратко даже главой правительства  России. Сменив на этом посту умного еврейского мальчика Сергея Кириенко, он удалил из правительства всех евреев. И именно при нём начала происходить реставрация государственного антисемитизма в России. Но ощущает ли себя Примаков евреем? Есть данные, что такие чувства в молодости у него были, хотя в зрелом возрасте он проводил антиизральскую политику. Дальнейшие события в России дадут ответы на многие вопросы об этом политическом деятеле. Но вот парадокс внук Примакова Евгений Примаков-младший, выступающий в Израиле как тележурналист под именем Евгений Сандро, явно занимает произральскую позицию.

Интересна также эволюция в последнее время Владимира Вольфовича Жириновского. А как расценивать его поведение. Узнав точно о своих еврейских корнях и найдя могилу отца в Израиле, он публично рассказывал об перипетиях поиска своих корней. И почти с гордостью, наконец, узнал, что он не «безотцовщина», и не сын юриста, а сын агронома и биснесмена. Он с удовольствием рассказывал о своем дедушке, крупном лесопромышленнике, с интересом познакомился со своим двоюродным братом, и хотел бы иметь с ним совместный бизнес. Последние его выступления об Израиле были довольно сдержанными. Не знаю почему, но я давно испытываю определенную симпатию к Жириновскому. Это началось лет семь назад, когда приехав в Америку он давал интерввью на русском радио WMNB известному журналисту Михаилу Бузукашвили. Это был спокойный умный разговор. Этот человек, по крайней мере, в отличие от других политиков постоянно высказывает свои взгляды на сложные проблемы. Можно с ним соглашаться или не соглашаться, но он высказывается довольно откровенно, остро и интересно. Дальнейшие события в России дадут ответы на многие вопросы о некоторых политических  деятелях с еврейскими корнями, особенно о Михаиле Ефимовиче Фрадкове, нынешнем премьер - министре российского правительства. В интернете есть данные, что он бюрократическими маневрами иногда тормозит волюнтаристские идеи Путина, Грефа, Зурабова, Кудрина. Не зря президент Владимир Путин назначил ему в первые заместители своего кливрета Медведева, и он все меньше и меньше играет руководящую роль.

 

Далее я публикую фрагменты некоторых моих статей, где использованы идеи Я.Ю., или популяризирующие его взгляды, причем в том виде, как они  были написаны для разных русскоязычных изданий Америки.

 

МЕДИЦИНСКАЯ ОЦЕНКА АНТИСЕМИТИЗМА

( ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР)

Об антисемитизме опубликованы тысячи книг и статей, сложилась огромная библиотека, которая продолжает постоянно расти. Одной из наиболее сильных и всеобъемлюющих работ по этой теме является книга Д.Прейгера и Д. Телушкина “Почему евреи? О причинах антисемитизма “. К ним примыкают  очерки “ По следам еврейской истории” , книги С.М.Дубнова об истории евреев  и др. Основная идея этих, как и множества других подобных произведений, состоит в том, что основной причиной антисемитизма является иудаизм с его религиозными и моральными ценностями. Антисемитизм лишь ответная реакция на это явление, а все остальные причины являются второстепенными. Но, если даже это так,  и авторам указанных книг удалось вскрыть гносеологические корни антисемитизма, это не значит, что этим тема исчерпана, и именно только вокруг этой темы должна строиться борьба с антисемитизмом. Встаёт также вопрос и об идейной свободе, нельзя же сковывать себя какой-то одной идеей. И вообще антисемитизм лишь одна из форм национальной нетерпимости. Такие проблемы нельзя рассматривать изолированно от других подобных же явлений, примеров чему нам даёт не только история, но и наше время.

Если подойти к этому с врачебных позиций, то у всякой болезни есть этиология, причина (в данном случае, допустим, иудаизм ) и патогенез - механизмы развития болезни или явления. И анализ их не менее важен в наше время, чем исторические и религиозные причины антисемитизма. Медицинский взгляд на любую проблему присущ современному обществу. Скажем, такие понятия, как  Вьетнамский или Афганский синдромы являются общепризнанными. Но и попытки самих врачей со своих позиций дать оценку антисемитизму заслуживают внимания. При столкновении с антисемитизмом у любого человека, а тем более врача, сразу  же возникает вопрос: как может психически нормальный человек исповедывать человеконенавистнические националистические идеи? Возникает соблазн объяснить это явление с медицинских позиций. И такая оценка антисемитизма предпринималась неоднократно врачами, особенно психиатрами, когда они сталкивались с параноиками и психопатами. Эти понятия определяют несколько разные личности. Параноя - это патологическое развитие личности формированием бредовых идей, в их числе могут быть и националистические, и антисемитские мотивы. Для паранояльного антисемита вражда к еврею захватывает интересы его личности. Это для него - Idea fix, сверхценная идея, заряженная сатанинской эмоционально-волевой энергией. Конечно, не каждый антисемит больной, но следует учесть, что, если имеется истинно психическое заболевание, эти лица долго кажутся здоровыми. Они настойчиво плетут сеть своих сверхценных, религиозных, политических или националистических идей, являются катализаторами  различных антисоциальных движений и даже террористических актов. Психопаты же - это люди с врождённой или приобретенной аномалией характера, которая может выражаться, в частности, в навязчивых мыслях и страхах, в патологической подозрительности. Например, они подозревают окружающих, или определённых лиц, представителей некоторых религий и национальностей,  в различных кознях как против них лично, так иногда и их страны, всего народа. Такие люди не сумасшедшие, но с низкой критикой и сильной внушаемостью. Они легко верят во всемирный еврейский заговор, в теорию захвата власти малым народом (евреями) в государстве, что подкрепляется действительными событиями, скажем наличием евреев в правительстве России, их роль в революционном и коммунистическом движении, в коммерческой деятельности. Но такие факты получают бредовое толкование, скажем, в стремлении поработить русский народ, или извести его пьянством, радиацией и даже захватом средств массовой информации ( что в какой-то степени присуще и Америке).

З.Фрейд предполагал возможность психопатизации и невротизации не только отдельной личности, но и целого общества с возникновением сверхценных идей, чему мы были свидетелями в Германии, России и других странах (подумаем и о современных событиях в Австрии и Швейцарии, где наблюдается заметная фашизация общества, мягко называемая “поправением”). Можно сколько угодно говорить о “покаянии” немцев, от которого они якобы устали и хотят войти в новое тысячелетие раскаявшимися. Но что вся Германия ( все её люди ) была пронизана бредовыми идеями мирового господства, уничтожения неполноценных народов и, в первую очередь евреев, - мысли, от которых трудно избавиться. Во время Великой Отечественной войны мы воевали не с фашистами, а с немцами. И я хорошо помню лозунг Великой Отечественой Войны: “Убей немца!” В обиходе того времени, да и живущих ныне фронтовиков, постоянно говорится: немец наступал, немцы взяли нас в плен, немцы отступали и т.п. Да, и сейчас идут религиозные и межнациональные войны, антисемитизм получил в России второе рождение, а в Америке тоже не сходит со сцены. Нельзя забывать о том, что каждый четвёртый белый в США потомок немцев, приехавших в 19 веке и первой половине прошлого века, когда они были заражены антисемитизмом. Именно многие из них препятствовали вступлению США во Вторую мировую войну и созданию антисемититской атмосфере в США. Ядом нацизма заражены многие  американцы и в настоящее время.  Носителями  таких взглядов являются не только ярые антисемиты из белого населения США, но и часть афроамериканцев, уголовники с националистическими наклонностями, куклуксклановцы, просто патологические шовинисты, которые ненавидят не только евреев, но и чернокожих, гомосексуалистов и всех, кто не похож на них.

 

АНТИСЕМИТИЗМ  КАК ПРОЯВЛЕНИЕ  НЕВРОЗА

В возникновении дисгармонии в человеческих отношениях немалую роль играют личности с аномалиями и болезнями головного мозга. Эти отклонения могут проявляться и в национальной нетерпимости и агрессивности. Так, первым издателем книги “Протоколы сионских мудрецов”,  неоднократно признанной фальшивкой, был мистик и параноик С. Нилус. И тем не менее, при всяком удобном случае “протоколы” вытаскивались на свет. Так было в гитлеровской Германии, но они на вооружении и у современных национал-патриотов России. В возникновении антисемитизма играет роль и другое невропсихическое отклоние - фобия или страх. Есть простые фобии: страх темноты, высоты, открытых или замкнутых пространств. Но есть и более сложные страхи, касающиеся общественных явлений. Для России, например, это русофобия, для многих стран- юдофобия. Почему евреям стали приписывать русофобию? Вот некоторые её причины: неуважительные публикации некоторых евреев в адрес отдельных деятелей России, что просто некорректно. Уж скорей в этом вопросе российские евреи склонны к русофильству. Назовём хотя бы их привязанность к русской культуре и русскому языку, восхищение русской литературой, даже русским национальным характером. Другое обвинение - Октябрьская революция, совершённая русскими, была использована якобы евреями в своих целях. Современный идеолог антисемитизма математик Шафаревич разработал  “теорию малого народа “, разлагающего Великий русский народ. Юдофобия, как всякая народофобия, обладает спутником неудовлетворённости по поводу недостаточно осуществленной расправы. А так как она не всегда удаётся, то антисемит вместо поиска компромисса, отрезает своей ненавистью путь  к гармоничным человеческим отношениям. И, не осуществив свои желания мести, неизменно впадает в невроз. Он и является психогенной реакцией нервной системы, проявляясь различными расстройствами высшей нервной деятельности. В их числе ограниченное поле прогноза. Невротики оптимистически ожидают благоприятных для себя событий и  “правильного” поведения людей в определённом окружении. Их беда - в отсутствии запасного -альтернативного- прогноза. Антисемит не ищет примирения, даже “окончательное решение “ еврейского вопроса и даже отсутствие евреев не устраняет его ненависти. Во многих странах сейчас нет, а в Японии никогда и не было, евреев, а антисемитизм существует. Большую роль в этом явлении играла и играет религия, и связанные с ней клеветнические наветы. И даже некоторые врачи не удержались от этой клеветы. Из истории известно, что на процессе Бейлиса известный киевский психиатр И.П.Сикорский  поддерживал идею о ритуальных убийствах, совершаемых якобы евреями. К счастью, эта клевета была блестяще опровергнута великим  русским психиатром и невропатологом В.М. Бехтеревым и другими передовыми людьми того времени. З.Фрейд, очень тонко подмечает:”… даже гипотетическое разложение религиозной массы обнаруживает не страх, а жестокие и враждебные импульсы к другим людям. “ вне этой связи…стоят те индивиды, которые не принадлежат к общине верующих, которые Христа не любят и Им не любимы; поэтому религия…должна быть жесткой и черствой к тем, кто к ней не принадлежит” (“Массовая психология и анализ человеческого “Я”). Гипертрофированные оценки своего телесного и духовного Я ( моральные и общественные нормы) как положительные, так и отрицательные ( тревожная неуверенность) неизбежно сопоставляется невротиком по шкале близости или дальности, своего и чужого. Своему прощается всё, чужому - ничего не прощается.

 

АНТИСЕМИТИЗМ  КАК ФОРМА  ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ АГНОЗИИ

Рассмотрим взгляды Я.Ю.Попелянского на неврологические проблемы антисемитизма. Он решает их  под углом  зрения нарушения нормального восприятия - известного неврологического дефекта, именуемого агнозией (неузнавание чего-либо). Она бывает зрительная, слуховая, осязательная и пр.  “Представьте себе шовиниста, который весь вскипает при одном виде человека “чужого”, неприятного ему этноса. Он воспринимает его как нечто отвратительное с первого взгляда. Между тем, в каждом этносе встречаются красивые и очень приятные субъекты. Шовинист же по самым житейским объективным признакам зачастую не превосходит их ни по внешним, ни по интеллектуальным или характерологическим чертам. Мы имеем дело с нарушением нормального восприятия”. Неспособность правильно синтезировать слуховые и другие образы, kогда они возникают вследствие  поражения мозга, и есть агнозия. Если при обычной слепоте или глухоте страдают анализаторы ( центры в коре головного мозга вместе с периферийными органами чувст и проводниками), то при агнозии анализаторы сохранны. Поражены расположенные вблизи них так называемые вторичные центры коры, не имеющие связи с периферией нервной системы (нервные окончания, рецепторы, перерабатывающие любое раздражение в нервный импульс). Человек видит, слышит, осязает, но не может оценить и узнать предмет или явление, не может синтезировать целостный зрительный или другой образ. Это явление иногда именуется “душевной” слепотой, глухотой и пр. Есть особый вид агнозии - на лица: человек не узнаёт знакомых, не отличает женское лицо от мужского. Агнозию на человеческие лица, окрашенную эмоционально,  именуют антропагнозией. Её вариант, характеризующийся душевной слепотой типа ограниченного восприятия биологических и социальных аномалий,  уподобляется снижению осязания. Это один из вариантов гипэстезии - снижения чувствительности ( гип - снижение, эстезия - восприятие). Указанному  варианту даётся название - гипэстезический вариант антропоагнозии.Такой количественный дефект идёт рядом дефицитом кругозора, культуры и не зависит прямо от образовательного ценза. Поэтому издевательства над ненавистным народом воспринимаются спокойно как всем обществом, так и его культурной элитой, что и наблюдалось в Германии. Говорится  и о другом варианте антропоагнозии, не о количественно-интеллектуальной недостаточности, а о качественном изменении - извращении, которое характеризует человеконенавистничество. “ Оно проявляется… неспособностью воспринимать объективно и благожелательно богоподобный образ существа собственного биологического вида ( Homo sapiens), если оно принадлежит к чужому этносу, чужой расе”. Это дефицит кругозора невротика, недостаточность целостного восприятия предмета ( тоже вид агнозии), извращенная  переработка воспринимаемого. В неврологии такой дефицит ощущения - гипэстезия - сопровождается парадоксально повышенной эмоционально отрицательной болевой реакцией - гиперпатией. Подобная реакция шовиниста ( и антисемита)  названа гиперпатическим вариантом антропоагнозии, при которой невозможна адекватная оценка окружающего мира, познание его. При этом речь не идёт о тяжёлых заболеваниях мозга, а лишь о нарушении функции части мозга в результате невротического “торможения”(по И.П.Павлову) деятельности нервных клеток. Такое нарушение восприятия  писатель Гюнтер Андерс ( Штерн) остроумно называет “фашизоидное восприятие”. Он знает, что говорит, ибо пережил концлагерь и  продолжает жить в Германии.

В возникновении национализма или любой другой популистской идеи, возможно, играет роль не только извращённое восприятие, но и тип высшей нервной деятельности: художественный или мыслительный. При первом преобладает образное художественное ( наглядное) восприятие и запоминание, при втором - преимущественно логический (мыслительный)  тип восприятия и памяти. Люди первого типа, охваченные расовой ненавистью, воспринимают лицо, облик, цвет “чужого” сразу как художники эмоционально, где детали лишь подкрепляют ненавистный образ. Националистическая агнозия у лиц с преимущественно логическим типом  восприятия процесс запоминания протекает изменчиво с колебаниями, но также дефектно. У художественного типа стирается грань между истинным обликом человека и образом воображаемого лица. У мыслительного типа чёткому восприятию с выделением  приятных черт препятствуют постоянные сомнения и бедность художественного чувства. И не всегда это душевная слепота, а умышленный обман, дезориентировка людей и формирование различными путями ( воспитание, литература, музыка) патологических условных связей. И тогда образ человека воспринимается извращённо, как ненавистного врага. Особенно легко такие ненормальные связи вырабатываются у лиц не способных охватывать предмет и явление целостно и одновременно. Это тоже вид агнозии, который легко формируется при постороннем влиянии или, как говорят психологи, при “зашумлении” изображений. На  этом и построено формирование образа чужого этноса, который, в частности, используют теоретики антисемитизма. Многие из них одержимы паранояльной ( бредовой) идеей, например, о жидо-масонском заговоре, в результате чего у них также формируется функциональная слабость целостной познавательной деятельности мозга, и они сами становятся жертвами агнозии. Если же они выдумали “образ врага”, то в результате отсутствия правильного восприятия они сами начинают верить в этот образ, и у них формируется в мозгу “патологический очаг”, который они уже не осознают, как дефект.

Конечно нельзя сводить ошибочное мировозрение националиста и антисемита к болезненным изменениям мозга. Но нельзя отрицать и того, что аномальные личности и фанатики играли и играют большую роль в пропаганде и разжигании антисемитизма. И не беспочвенны многотомные труды Американского еврейского комитета, в том числе,  об “ Авторитарной личности”, которой свойственны антирациональные  верования; или об антисемитизме и эмоциональных расстройствах. Хотя больное мировозрение чаще всего функциональное (временное), психогенное состояние, антисемитская агнозия - причина ошибочного образа еврея - поддерживается на разных этапах истории многообразными  социально-экономическими и биологическими факторами. В итоге, национализм можно оценивать, как ограниченный и деформированный гнозис (извращенное познание) - функциональная агнозия; а антисемитизм,  как специфическую форму антропоагнозии. Это не аномалия, врождённый компонент касается лишь количественного эмоционально - волевого выражения неприязни.

 

И.Кипервас (ДМН)