Spinal Neurology and Manual Therapy
(& not only...)

  Вертеброневрология и мануальная терапия
(& не только...)

 
     
     
menu

Коричневый цвет - русская версия
Green Color - English version
 


Клиника восстановления здоровья
Body Rehabilitation Clinic
 

Виды лечения - Treatment Modalities

****** 

Testimonials

****** 


Body Rehabilitation Clinic
(AMTE Site)

 

Treatment Types

****** 


Американский Фонд изучения позвоночной неврологии
Orthopedic Neurology Research Fund
 

Цель Фонда - Fund's Goal

****** 

From Board Directory

****** 

Методические пособия

****** 

Учебные пособия

****** 

Об авторе

****** 

About the Author

****** 

Proceedings. Publications

****** 

Message to Colleagues

****** 


Невропатология и лечение межпозвонкового остеохондроза
Intervertebral Osteochondrosis' Neuropathology and Treatment
 

Как расставаться с хронической болью? (Беседа о восстановлении здоровья)

****** 

Повсеместные боли

****** 

Малоизвестная в США ортопедическая неврология

****** 

Less-known Spinal Neurology

****** 

Развитие отечественной вертеброневрологии

****** 

Нейрохирургия остеохондроза

****** 

Проблема века или вечная проблема?!

****** 

Сомнительные подходы в вертеброневрологии и мануальной терапии

****** 

Отечественные черты мануальной терапии

****** 

Вазодистонии и ишемии

****** 

Радикуло-миелоишемия

****** 

Межпозвонковый остеохондроз в Евразии и Америке

****** 

Полвека остеохондроза

****** 

Бенефиты манипуломании

****** 

Линия отчуждения

****** 

Медицинские сюрпризы

****** 

"Клиническая пропедевтика мануальной терапии" Монография

****** 

Отзыв на монографию

****** 

Своеобразие текущего момента

****** 

В защиту суверенитета вертеброневрологии

****** 

О создателе клинической дисциплины
About the Founder
 

Ближайший взгляд

****** 

От последователей

****** 

Патриарх неврологии

****** 

Феномен Якова Попелянского

****** 

Об Отце и его Деле

****** 

Казань - Сиэтл

****** 

Он опережал время

****** 

Памяти Я. Ю. Попелянского

****** 

In memory of Professor Yakov Popelyanskiy

****** 

Основополагающие первоисточники - Spinal Neurology Textbooks

****** 

Руководство и монографии по неврологии

****** 

Some Articles

****** 

Другие книги профессора Я. Попелянского

****** 

Opinions of World prominent Specialists

****** 

Статья из Неврологического Журнала

****** 

Учителю

****** 

Идеи Проф. Я. Ю. Попелянского в Америке

****** 

Гений и злодейство

****** 

Последнее интервью

****** 

Я люблю Вас живого

****** 

Научная биография

****** 

"Запоздалое открытие"

****** 

Я. Ю. и Политбюро

****** 

Компетенция и некомпетенция

****** 

О Солженицыне

****** 

Антисемитизм глазами невропатолога

****** 

Медицина в США глазами иммигранта-врача

****** 

Я. Ю. и поэзия

****** 

Неопубликованное

****** 

Обнаруженное

****** 


Хобби и отдых
Hobby and Entertainment
 

Обращение

****** 

Дисбаланс

****** 

Бальзам прошлого

****** 

Вне расписания

****** 

Уроки балкарского...

****** 

Брызги шампанского...

****** 

Выплывшее

****** 

Непредвиденное

****** 

О названии

****** 

Нескромная прелесть провинции

****** 

Вокруг "Возвращения"

****** 

Навеянное

****** 

Откровение

****** 

Наблюдаемое

****** 

Лицемерие и ханжество

****** 

Вокруг да около

****** 

Выборы

****** 

Конец света

****** 

Трагическое разочарование

****** 

Обновленное прояснение

****** 

Холодная гражданская война

****** 

Фашизм и прогресс

****** 

 


 

 


 


 

Межпозвонковый остеохондроз в Евразии и Америке


Взгляд невропатолога и мануального терапевта
(комментарии, раздумья, разъяснения)




О подходах медиков к самому распространённому недугу рассказывает Почётный лицензированный выпускник мануальной медицинской школы (Ashmeаd College, Seattle, WA), президент «Orthopedic Neurology Research Fund», дипломант “Spinal Biomechanics Institute” – Washington St., вице-президент Всемирной ассоциации вертеброневрологов (spine-neurologists) и мануальных терапевтов, доктор Александр Попелянский (Alex Lansky), Ph.D, LMP (M.D. D.M.T. – Russia) — пионер научно-педагогического внедрения Мануальной медицины в СССР на первой в истории медицины кафедре Вертеброневрологии (Позвоночной неврологии) Казанской Мед. Академии. В течение ряда лет проходил стажировку на базе “Spinal Rehabilitation Clinic” – Washington State.

Телефон для консультации и оказания помощи: 
206-407-7642

 

Поражения позвоночника и смежных структур опорно-двигательного аппарата лечат в госпиталях США обычно лишь хирургическим путем. Официальная цифра позитивного исхода – 2% среди прооперированных грыж межпозвонкового диска. У остальных 98% из-за последующих рубцовых, аутоиммунных и микроциркуляционных осложнений, а также перегрузок двигательного сегмента позвоночника соседнего уровня, страдания, к сожалению, почти не прекращаются, либо вскоре возвращаются уже в преобразованном виде. Из-за меньшей распостранённости нейрохирургии и отсутствия в СССР, в СНГ в недавнем прошлом такого размаха как здесь прямого коммерческого интереса от операций, к счастью, гигантской армии людей удалось не пройти через жернова, хотя бы, этих «репрессий». Щадящий подход во-многом обязан давно признанным передовым отечественным клиническим консервативным технологиям при остеохондрозе. Межпозвонковый остеохондроз официально принят в США за главную причину позвоночных проблем лишь в 2003 году. В России, по данным Вертебро-неврологического Центра, скоординированное оказание помощи современными средствами именно при подобных заболеваниях позволяет избавлять от направления к нейрохирургу 957 из 1000 пациентов (только 0,3% не могут обойтись без радикальных мер). Классическая фраза великого хирурга Земли Русской: «Хороший хирург знает, когда НЕ оперировать!» оказалась масштабно воплощённой в родном Отечестве на ниве сражений с вертеброгенной (исходящей от позвоночника) патологией.

Амбулатории, как традиционная скорая помощь при американских стационарах, так и остеопатического, хиропрактического и иглотерапевтического направления великолепно справляются со снятием боли, умело нарушая связь между очагом поражения и ощущениями страдающего, временно создавая состояние мнимого благополучия, предрасполагая, таким образом, к несоразмерной активности оживившегося доверчивого «счастливчика». Благодушная утрата осторожности выливается в более серьезные обострения, очередной раз заглушить которые всегда готовы упомянутые специалисты.

Отдельно следует вынести за скобки «помощь» семейных врачей при позвоночных болях. Эти серьёзные, сверхобразованные наши опекуны мало считаются с проблемами остеохондроза, однако позволяют себе снисходительно дозволить назначение консультации где-нибудь через месячишко после Вашего «прострела» для назначения обезболивающего прикрытия. Право, неловко даже писать об этом массовом вредном недоразумении. Узаконенный произвол. Астрономических размеров брешь в пресловутой заботе о человеческом здоровье.

Организм - система интегративная. Известная истина. Однако, как и в ситуации с хирургией, локальная манипулятивная или фармацевтическая нацеленность на боль здесь оставляет на произвол судьбы нарушенные опорно-двигательный аппарат, нейро-эндокринную, висцеральную (внутренние органы) системы. Абсолютно неучтёнными остаются возможные компрессионные, рефлекторные и адаптационные механизмы зачатия, формирования и, наконец, возникновения заболевания. На чью-то милость отданы его последующие вторично распостраненные мышечно-фасциальные, нейро-сосудистые, невральные синдромы, а также возможные вертеброгенные осложнения со стороны головного и спинного мозга. Однако, в Америке, никто другой, кроме болевых киллеров специально к многофакторному, условно называемому дегенеративному дисковому заболеванию спины, не приставлен. Отсюда и неутешительные результаты. Из-за отсутствия комплексного подхода, спастись только обезболивающими таблетками невозможно, а разорванная в одном месте нейрохирургами или представителями иного манипулятивного подхода, мощная цепь многогранной патологической системы без особого труда восстанавливается. Что можно ожидать, если безпрепятственно порочно функционируют все остальные звенья?

Другими словами, в наиразвитой стране львиная доля патологического процесса, сотни клинических вариантов, их видов и форм при вертеброгенной проблеме оказалась вне поля внимания официальной медицины. Нелепость такой практики, казалось бы, очевидна. Лишь при лечении злокачественного, неоперабельного рака обезболивание, как цель, уместно ставится на первое место. Невозможно представить подобное введение в заблуждение больных людей ни при переломах, ни при инфаркте, ни при аппендиците и вообще нигде более – только в подходе к межпозвонковому остеохондрозу - самому распространенному хроническому заболеванию, а по количеству дней нетрудоспособности уступающемому лишь гриппу и травматизму. Вовлекается самый работоспособный возраст. Тем не менее, опять убеждаемся - самые явные казусы порою не замечаются веками.

Взамен ретуширования проблемы противоболевыми приемами и средствами, но не игнорируя их,  проводится, наконец, и в США неодносторонний подход к позвоночной патологии, её причинам и последствиям. Компьюторная статико - динамическая миографическая поуровневая диагностика помогает не только установить алгоритм дисбаланса моторики, но и допустить вовлечённый в дисфункцию орган. Осуществляется плавное ступенчатое облегчение основного недуга скелетно-мышечной системы. Последующее дозированное чередование разноплановых физиопроцедур восстанавливает нормальную функцию позвоночника путём статико-динамического возвращения исконного профиля его арок и фронтального выравнивания, т.е. своеобразного физиологического alignment’a, обеспечивающего разгрузку и определённое частичное восстановление межпозвонковых дисков, дарящих желанную динамику сочленений. Достигнутое освобождение внутрипозвоночных структур (спинной мозг, нервные корешки, мозговые оболочки), удлинение и стабилизация торса, приводят у некоторых к заметному возвращению стройности, прощанию со скованностью на определенный период и к утиханию болей различной интенсивности. В похожем свете здесь представляют новый метод.

В чём же существующее несовершенство и какое отличие новой реабилитации от всех предыдущих и нынешних в США?

 
Нейрохирургические, хиропрактические, остеопатические, аккупунктурные, массажные и медикаментозные воздействия подавляют боли в спине или шее, распространяющиеся в различных вариантах на голову, тело, конечности. Первые методы строго нацелены на поражённый фрагмент позвоночника. Вторые и третьи также непосредственно, но бескровно, вносят коррекцию нарушений деятельнсти позвонков, однако не всегда ограничиваются только этим. Как четвертые (точечные) и пятые, предыдущие нехирургические манульные приёмы направлены, порой, на исправление функции отдельных периферических суставов, мышц, связок вне позвоночного столба . Последние—повышают болевой барьер.

Таким образом, поли-факториальное по происхождению и много-системное по вовлечённости, разнообразно проявляющееся, самое широко распостранённое хроническое заболевание для определённой приостановки страданий, как бы, по-разному лишь «надгрызается» с нескольких сторон и изнутри. Разобщённая диагностика, отсутствие целостного видения множества форм болезни, неучёт стадий, этапов и типов их течения, игнорирование механизмов взаимосвязывания и существующая несогласованность имеющихся методов лечения, в-основном, только боли и определяют плачевное состояние колоссальной группы людей, нуждающихся в специфической, индивидуальной помощи.

Новая реабилитация взросла на учёте и устранении перечисленных былых ошибок. Больной избавляется от мучений, восстанавливается двигательно и возвращается к полноценной жизни, благодаря разработанному длительному комплексу многосторонних лечебных мероприятий, дозированно проводящихся, как доктором, помощниками, самим пациентом в условиях оригинально оборудованной клиники, так и дома на полученных специальных технических новшествах. Многоразовый по ходу реабилитации системный медико-инструментальный контроль обеспечивает своевременность координационных мер, что позволяет завершить курс лечения без досадных издержек, выдав восстановленный опорно-двигательный аппарат «под ключ».

Хрониченские вертеброгенные синдромы протекают стадийно и этапно. И стадия обострения, и ремиссия протекают неровно, скорее напоминают волнообразную кривую. Каждый участок волны требует, естественно, своей схемы лечения, но учитывается это в США лишь в одном методе.

В связи с нетипичностью обсуждаемой законченной реабилитационной системы, промежуточную оценку результатов лечения адекватно проводит лишь профессионал. Как не может увидеть целиком будущее здание попавший на стройку неспециалист, так и преждевременно делать заключения, рассуждать о происходящем в разгар применения метода. В процессе восстановления двигательных характеристик, опорно-двигательный аппарат видоизменяет и без того вычурные в период болезни формы. Меняется по-разному и самочувствие. Переносный смысл поговорки: «дураку половину работы не показывают», весьма уместен к пытающимся судить о наметившейся тенденции по результатам промежуточного этапа восстановления. Именно на эти неожиданности и наталкивалось большинство исследователей, отказываясь затем от дальнейших разработок. Настойчивость и терпение по своему преодолели неминуемые временные отягощения, учли их информативность и довели восстановительный метод до победного финиша.

Нельзя разобраться в сложной схеме причин абсурдного положения гигантской группы обсуждаемых больных в самой преуспевающей стране без обращения к подобным событиям в уроках истории. К сожалению, сильнейшие и влиятельнейшие мира сего почти не учитывают ошибок прошлого, не делают должных выводов, хотя именно от них во многом зависят крутые повороты эпохи. Отсюда и катастрофические нелепости среди очевидного и кажущегося совершенства в век компьюторных технологий. Та же, порой, несуразица случается и в науке. Даже в США – океан «беспризорных» больных, несмотря на выделяемый триллион долларов в год на нужды медицины!

Самые тугоподвижные и, одновременно, самые достойные уникальные выводы или заявления, которые когда-либо выдвигали общества или их политики, ученые – это признание нецелесообразности выбранного курса или роспись в собственном бессилии. Лишь дьявольская полярность Ленина позволила ему перед всем Миром круто отказаться от Дела всей его жизни, опомниться и во имя спасения еще оставшейся в живых части своего народа, постараться скорее вернуться назад, к частной собственности. Лишь к концу не очень продолжительной жизни он вдруг понял, что в своей доктрине он упустил главное: БИОЛОГИЧЕСКУЮ ПРИРОДУ ЧЕЛОВЕКА, без коей вся идея сводилась (и свелась) к нулю (к обсуждению нашей темы о невероятном очевидном в жизни и в учебниках по позвоночным болям). Кстати, только с предметами биологической направленности у В.Ульянова были проблемы в школе. Утопив в крови одну людскую половину, ради призрачного счастья другой, кремлёвский мечтатель не вовремя, но, все-таки, спохватился. Оставалась еще воля оглядеться, несмотря на распадающийся мозг, пораженный сифилитическим прогрессивным параличом. Возможно, последнее обстоятельство лишало его своевременной прозорливости и трезвости. Уже в ужасах Гражданской войны можно было усмотреть порочность диктатуры люмпенов. По мнению ряда специалистов, ХХ век мог обойтись без фашизма, без Второй Мировой Войны, если бы Ленин несколько раннее понял, что все идет прахом в реализации идеи К.Маркса. Хорошо известно, что фашизм возник вторично и как антипод, и как конкурент коммунизма, многое переняв от него. Просто одна авантюра реализовалась в классовой бойне, а другая – в расовой. Не будь у Ленина этой страшной болезни, проживи он больше, успел бы может быть уберечь мир от следующей катастрофы, сумев еще раз оглянуться назад. Его преждевременный уход и приход к власти параноика-"людоеда", а затем оголтелых карьеристов, примитивных политических бездарей отодвинули цивилизованное продвижение общества вначале на 40-50 лет до появления первых диссидентских голосов, а затем еще на 20-30 лет до созревания общества и его верхушки с осознанием очень грустной комичности и отсталости своего положения внутри и в мире. Столь красивая и складная теория сразу же откровенно не работала, но сориентироваться смог только её главный реализатор. Половине же мира понадобилось 70 лет для понимания и устранения очевидного. Германия лишь только тогда стала возвращать себе статус Великой страны, когда целиком и полностью признала свою вину в Холокосте и предприняла все возможное для искупления вины. Дотоле вся великая нация десятки лет не замечала, что скатилась ниже уровня средневекового мракобесия. Любопытно, что утопичность коммунистической идеи, равно как и омерзительность – фашистской, были понятны большей части человечества с первых моментов их появления. Не требовались ни, так называемые, прозрения уходящего Ильича, ни приходящих единичных героев-антифашистов. Однако, отчуждённость и брезгливость здоровой части большего мира ничуть не трогало великие Советский и Немецкий народы. Более того, самодовольно задрав нос, оба противоестественных смердящих режима считали свой курс единственно верным. ......А у повсеместно недоразвитого лечебного подхода к межпозвонковой патологии, вообще, извечно во всём мире , практически, не было серьёзной оппозиции. Парадокс? – Парадокс!

Можем ли мы после таких глобальных страшных примеров удивляться несуразному отношению даже не ко всему происходящему вокруг, а лишь только к самому распространенному хроническому заболеванию, одно из обострений которого переносит, а симптомы имеет, уже почти каждый житель планеты?

Удивительно, но по-разному судьба Золушки постигла людей с больным позвоночником как в СССР, так и в США, И в одном, и в другом государстве удалось разобраться в причинах сложного решения задачи, а также начать очень непростой процесс преодоления инерции стагнации только благодаря энтузиазму конкретных личностей на противопорложных полушариях земного шара. Как всегда, всходы дали невероятная работоспособность, пытливость и заинтересованность в сочетании с искренностью, непоказной порядочностью . Оба ученых, о которых пойдет речь, получили мощнейший заряд мотивации после адских состояний позвоночных больных и обездвиженности, купировать которые было просто невозможно известными тогда методами.

Будущий патриарх мировой доктрины об остеохондрозе, а тогда молодой кандидат наук, сосланный по известным причинам в начале 50-х из головного Института Неврологии в районную поликлинику -- Яков Юрьевич Попелянский, (подробнее  об основоположнике вертеброневрологии) оценив эту, уже личную проблему, откровенным взором недавнего фронтовика--просто обмер. Тот самый популярный радикулит, который косит наповал самый работоспособный возраст и который испокон веков рассматривается и лечится как воспаление корешка, вообще не существует! Почему?

Во-первых, потому как не может излившаяся нефть сконцентрироваться вокруг танкера, так и невозможно изолированное воспаление только одного, и только корешка. Последнее неминуемо охватит интимно примыкающие оболочки и, соответственно, другие корешки. Такие, весьма нечастые, варианты хорошо известны невропатологам как менингорадикулиты и полирадикулиты, полирадикулоневриты - отдельные формы патологии, не имеющие ничего общего с самыми распространенными хроническими заболеваниями скелетно-мышечной системы. Во-вторых, в клинических и лабораторных проявлениях нет и намёка на банальный воспалительный процесс. Нет ни температуры, ни припухлости, ни покраснения. Только--боль и нарушение функции. И, наконец, в-третьих, ~ 75% страдающих так называемым "радикулитом" (В СССР - это многие десятки миллионов амбулаторных пациентов на больничном листе и сотни тысяч в стационарах ) вообще не имеют признаков клинического вовлечения корешка. Нет выявляемо очерченных чувствительных расстройств, нет двигательных локальных ослаблений, нет заметных конкретных трофических сдвигов. А король--то голый! Столь общеизвестный каждодневный "радикулит" оказался в реальном к нему подходе "морской свинкой" (известное животное не имеет отношения ни к морю, ни к свиньям). Вот это да! Как это могло случиться и не было разоблачено столетиями? А как Германия сошла с ума на пару десятилетий? А все мы на 70 лет, да еще полмира успели прихватить с собой, кого захапав физически, кого околдовав и одурачив. А как сегодня большинство стран видят основную угрозу миру со стороны США и Израиля? Ответ напрашивается сам. Всё и все в природе имеют свои пределы. Безграничны как Вселенная лишь человеческая глупость и равнодушие.

Одних врачей, ученых, педагогов тогда устраивало положение дел с "радикулитом", что очень перекликается с сегодняшним их настроением в США относительно чудовищного размаха этой проблемы ($120 млрд.ежегодно). Другие не задумывались о вышеописанной парадоксальной нелепости, третьи доверяли учебникам, своим предшественникам - классикам, специально изучавшим эту проблему. Но почему последние не выявили причину, не вскрыли абсурд, не приметили слона? А ведь это действительно загадка с вариантом ответа в предыдущем абзаце.

Когда моему отцу и учителю, профессору Я.Ю.Попелянскому задавали вопрос , что заставило его заняться радикулитом, как ему удалось натолкнуться на столь грандиозный Клондайк, приподнять такой пласт неизведанного -- впервые после Н.И.Пирогова в мировой истории медицины создать абсолютно новую клиническую дисциплину -- вертеброневрологию (нейроортопедию, ортопедическую неврологию), он отвечал: "Меня не устраивали и не убеждали объяснения по происхождению, течению болезни и рекомендации по её лечению. Вся система откровенно буксовала, а страдал при этом больной. Видимо, другие смогли пройти мимо. Я - нет".

Вот и ответ, что сдвигает застой: искренность, альтруизм и, разумеется, личная (биологическая) мотивация.
Проводя клинические, рентгенологические, экспериментальные исследования, изучая мировой опыт, Я.Ю.Попелянский обнаружил и описал совершенно иной-- вначале локальный процесс на границе хрящевых и костных структур позвоночника, назвав его условно -- остеохондрозом. Условно потому, что последующие разработки покажут, что сей местный, так называемый диско-костный и диско-корешковый невоспалительный в банальном понимании (а потому окончание "оз", а не "ит") конфликт есть лишь верхушка айсберга, часто ничего не значимая и не информирующая об истинном объеме начавшегося заболевания. Подобные изменения можно обнаружить на рентгенограмме, как оказалось, у большинства людей, болеющих и не болеющих, в период обострения и вне его. Однако, именно с этих нарушений начинается развертывание всего последующего сложнейшего и очень вариабельного веера патогенных ответов, а потому первым именно межпозвонковый процесс привлек внимание исследователя и перевернул все представление о причине болезни. Свершилось это на пол-века прежде, чем в США на Международной конференции признают межпозвонковый остеохондроз главной причиной поясничных и шейных болей.

Оказавшись после Москвы в самой промышленной части Сибири, Якову Юрьевичу в середине прошлого века удалось привлечь внимание администрации и, заинтересовав ортопедов, подтолкнуть к запуску нейрохирургии позвоночника.. Активные радикальные вмешательства очень быстро дали понять сколь разборчивыми и осторожными следуют быть намерения в выборе и принятии столь ответственного решения. К сожалению, в США при стократ большем опыте оперативного лечения грыж диска, по сей день нейрохирурги по меркантильным причинам уклоняются от подобного признания.


"Облом" с малой эффективностью хирургии остеохондроза подвиг, однако, невропатологов к углубленному комплексному, абсолютно новому интегративному подходу к сущности заболевания. Убедившись на операционном столе в частой компрессионной прямой интактности корешков, сосудов и спинного мозга при патоморфологическом вовлечении близлежащих оболочек спинного мозга, связок, надкостницы, фасций, мелких капсул суставов позвоночника, равно как и самого диска, ученому и его ученикам открылась природа обильного набора исходящих от пораженного позвоночника разноочерченных болевых висцеральных (внутренние органы), мышечных, сосудистых синдромов(комплексов симптомов, групп признаков) всего тела, включая конечности.

Как оказалось, во всех вышеуказанных связочно-хрящевых и сухожильно-капсулярных внутрипозвоночных, так называемых склеротомных, структурах при остеохондрозе раздражаются рецепторы малоизвестного возвратного нерва Люшка, который доставляет патологические импульсы на соответствующий уровень, в сегмент спинного мозга, приводя его в состояние возбуждения. В результате происходит передача сигналов соответствующим местным спинальным центрам, активирующим мышечную, сосудистую деятельность и управляющим работой внутренних органов. Наступают отраженные (рефлекторные) ответы в виде длительных напряжений мышц, приводящим к вынужденным позам, сколиозам, тугоподвижности и т.д. Наступают нейро-сосудистые нарушения в виде локального изменения температуры вблизи или на отдалении от позвоночника. Может иметь место изменение цвета покровных тканей, негрубая локальная отечность, изменения оволосения и другие трофические нарушения.  Появляются и функциональные расстройства со стороны внутренних органов. Любые из присоединившихся рефлекторных расстройств могут сопровождаться или осложняться очень разнообразными болевыми ощущениями помимо прямых, идущих непосредственно от разрушающегося межпозвонкового диска и близлежащих склеротомных тканей.. Таким образом, при рефлекторных, а не компрессонных синдромах болевые и другие патологические ответы наступают после прохождения импульсов, разумеется по сложным нервным путям, но никак не вследствие примитивного ущемления нервного корешка. Другими словами, представление о причине страданий в результате механического раздражения ствола корешка, нерва оказалось справедливым лишь в четверти наблюдений.

А как же иначе? Ведь на 360° окружности диска возможное, "меткое" грыжевое выпячивание может "достать" соответствующие два корешка только в двух симметричных местах. Все остальные варианты грыж раздражают рецепторы нерва Люшка в окружающих диск склеротомных структурах. По этой причине клинические проявления лишь напоминают, но никак не соответствуют поражению корешка. Отсюда и лечение, само собой, требуется различное.

Спустя время Я.Ю.Попелянским и его учениками было изучено и отдифференцировано 4 основных вида раздражения рецепторов нерва Люшка во внутрипозвоночном пространстве, дающие обособленно очерченные клинические проявления и требующие совершенно специфического вида лечение.

Индивидуальная патофизиология нервной, эндокринной системы и внутренних органов определяет различное развертывание и течение межпозвонкового остеохондроза на фоне именно его бытовой, учебной, трудовой и спортивной деятельности. Разнообразные физические и эмоциональные перегрузки при декомпенсации в системах организма, обеспечивающих регуляцию и подведение питания к соответствующим позвоночным сегментам вызывают условно, главным образом, два вида расстройств, приводящих к раздражению рецепторов синувертебрального нерва Люшка(с раздражения его рецепторов начинается вертеброневропатология): механические и немеханические. Механические процессы раздражения окружающих диск склеротомных тканей (сюда относятся--связки, сухожилия, фасции, капсулы, оболочки, надкостница, фиброзное кольцо самого диска) могут протекать в форме компрессии (давления грыжи, связок) или дисфиксации, патологической подвижности (нарушенной крепежной функции дисковых и суставных структур). Немеханические процессы протекают в форме дисгемии (отек, венозный стаз, нарушение микроциркуляции) или асептических иммунно-воспалительных реакций.

Все четыре механизма локального поражения позвоночника, помимо их предварительной многопричинной специфической обусловленности, имеют конкретные проявления болезни и требуют специального отличия в лечении.

Таким образом, оказалось, что вертеброгенные (спондилогенные, дискогенные) заболевания, именуемые обобщённо остеохондрозом, протекают довольно разнообразно, зарождаются в конкретном позвоночном отделе, оформляются под воздействием нервных, гуморальных нарушений, дисфункции внутренних органов и, наконец, появляются на свет после конкретных перегрузок.

Без фатального сочетания вызывающих, способствующих и реализующих обострение факторов, заболевание не напоминает о себе. Как бы дремлет. Оно компенсировано. Без рокового созвездия болезнь тоже может о себе дать знать, но лишь при чрезмерной выраженности даже одного фактора. Например, значительная грыжа, перелом, разрыв или устойчивый длительный процесс со стороны нервной системы, выраженная патологическая активность при дискинезии внутреннего органа или мощная направленная перегрузка.

По мере накопления фактов при наблюдении за течением различных проявлений выявилась группа синдромов, находящаяся вне поля объяснения их становления компрессионным или рефлекторным путем. Не было ни прямых, ни опосредованных рефлекторных неврологических связей между пораженным участком позвоночника и пораженной системой мышц, связок, суставов. Была лишь четкая зависимость появления новых клинически очерченных проблем на фоне обострения. После длительного изучения определилась приспособительная цель их появления. «Свежие» суставно-мышечные нарушения наступали при двигательной активности вследствие замещения выпавшей или ослабленной той или иной функции, либо в процессе приноравливания к новой позе. Клинические вертеброгенные синдромы третьей группы назвали адаптивными.

Зарождаясь, формируясь и разрешаясь под воздействием многих внешних и внутренних причин, позвоночная патология, в свою очередь, начинает оказывать негативные воздействия на нейро-гуморальные и висцеральные (внутренние органы) системы организма. Вот почему остеохондроз не может рассматриваться изолировано и не может быть купирован лишь нейрохирургическим, хиропрактическим, остеопатическим, игло-терапевтическим «ибупрофено-» или «аспирино-терапевтическим» путем. Все они лишь временно отвлекают боль.

Рефлекторные, компресионные и адаптивные биомеханические ответы формируют новую статику и динамику тела, новый двигательный стереотип. Если его конструкция в новом виде достаточно совершенна, пораженный уровень разгружается, раздражение рецепторов уменьшается -- ослабляются первостепенные симптомы болезни. Наступает компенсация, позволяющая со временем "зажить" и главному очагу в позвоночнике, после чего защитные биомеханические реакции, иногда, исчезают, сами собой, по ненадобности. Часто остается "шлейф" из осложнений после бывших адаптационных реакций организма, требующих лечебного вмешательства. Другими словами, компенсация главного межпозвонкового процесса абсолютно не застраховывает как соседние сегменты, так и функциональные системы на отдалении. Как следствие -- болевой рисунок видоизменяется, перемещается. Отсюда — известное выражение при наметившейся тенденции к выздоравлению: «Радикулит уходит в землю». Источник – блокирован, но ещё досаждают последствия. В умении сохранить и развить спасительную миокоордидинацию при устранении осложнений и состоит мастерство специалиста. Ниже будет рассмотрен блестящий вариант решения этой задачи в США школой доктора Б.Петтибона.

Нередко биомеханический ответ организма даже на локальное поражение позвоночника и до осложнений - неоткоординирован, а потому лишь усиливает нагрузку на клинически виновный сегмент. В таком случае требуется не содействие сложившейся рефлекторно-приспособительной установке организма, не сохранение ее и поддержка, а сиюминутное врачебное вмешательство с целью ее поломки и переформирования.

В целях оказания эффективной помощи в обострении и профилактики в период ремиссии, современная вертеброневрология использует всевозможные методы лечения: лекарственные (в блокадах, инъекциях, порошках, таблетках, примочках, аппликациях, орошениях, в фоно- или электро-форетической доставке к тканям), физические и механические (тепло, холод, электричество, ультрафиолет, вибрация, ЛОД -  локальное  отризательное давление - банки, массаж, мануальная терапия, лечебная физкультура и др.), рефлекторные (точечный массаж, аку- и электро-пунктура, ши-ацу и др.), малые хирургические (дерецепция и разрушение триггера «сухой» иглой, фасциотомии—насечки) и др. Как, когда, где, что и зачем применять -- изучает и обучает обсуждаемая новая клиническая наука представленная в многотомном руководстве её основоположника.

В борьбе с негативным двигательным стереотипом и создании позитивного, в устранении осложнений вторичных реакций с учетом перенесенных и сопутствующих заболеваний различных систем организма в условиях индивидуальной деятельности состоит стратегический подход отечественной школы вертеброневрологии профессора Я.Ю.Попелянского, заслуженного деятеля науки России, почетного академика Евро-Азиатской академии, руководителя Всероссийского Центра Вертеброневрологии. Множество конференций и съездов, Пять Международных когрессов, распространение Центров, клиник и кафедр вертеброневрологии, а главное, их успех и всеобщее признание -- подтвердили верность выбранного пути борьбы с широкомасштабным тяжким недугом.

Несколько позже "рождения остеохондроза" в СССР, во втрой половине  ХХ века, на противоположной точке земного шара хиропрактор Бёрл Петтибон получил жуткую травму шеи, излечить последствия которой не представлялось возможным современными средствами. Пересмотрев вновь позвоночную функцию и механические методы ее восстановления, профессионал пришел к неутешительным выводам. Подход к его прооблеме, в его грандиозной стране оказался очень зашоренным и достаточно примитивным, годным, разве что, для умелой "стрижки купонов" со страдающих людей. Почему-то и нейрохирурги, и коллеги-хиропракторы брались по-разному за скорополительную коррекцию одиночных позвонковых соединений даже не задумываясь о целостной работе позвоночника в содружестве с кинематической цепью всего опорно-двигательного аппарата, самоуверенно вторгаясь в многоуровневую систему регулирования. Отсюда неудачи, осложнения, бесперспективность и разочарования.

Серьезнейшим образом, с американским охватом, и  одновременными  щепетильностью, армейской требовательностью и личным пристрастием, всесторонне вникая в суть проблемы, исследователь детально изучил целостную работу позвоночного столба. Благо, в передовой стране мира ему уже во многом были доступны и пришли на помощь в изучении самые последние достижения техники. Однако, он не довольствовался ими. Он начал создавать множество своих собственных приборов и инструментов, незатейливых приспособлений, позволивших виртуозно корригировать множество позвоночных нарушений.

Изобретателю удается выделить 6 биокинематических блоков позвоночника, слаженность и взаимодействие которых определяет его норму и патологию. Глубину этого достижения трудно переоценить. Дотоле не удавалось подобраться к законченному выводу системы контролируемого алгоритма трехмерно пространственной деятельности цепи позвонков. Всегда казалось, что от черепа до крестца в 24-х разнонаправленно подвижных позвонках не удасться уловить закономерных моторных паттернов. Их бесчисленное множество, а потому все прежние и последующие иные попытки выливались в умозаключения, наукообразность и фальшь. На практике не подтверждались Воспользовавшись возможностью наблюдения за позвоночником по магнитно-резонансному методу не только одномоментно, а уже в движении, была установлена закономерность работы и виды ее нарушений в четко распределенных указанных шести позвоночных участках. Строго и четко прослеживаемый поуровневый биомеханический подход к норме и патологии позвоночника включил зеленый свет на пути к цели в работе реабилитолога.

Появились буквально математические критерии оценки моторной и статической функций позвоночника. Вначале, физически беспомощный инвалид применил и проверил справедливость открытого подхода в собственном излечении, а затем предпринял оптимизацию метода в лечении своих пациентов. Использовав мировой опыт хиропракторов, ортопедов, остеопатов, а также учтя некоторые неврологические принципы, он довел до совершенства физические варианты коррекции и исцеления.

Предъявив к оценке рентгенологических данных такие же требования, как конструктор к чертёжному проекту, выдающийся новатор установил тонкие критерии слежения за динамикой исцеления с возможностью мгновенного, при необходимости, внесения изменений в лечебный комплекс выравнивания физиологических норм позвоночника.

Не зная нужды нашей отечественной вертеброневрологии, он совершенно конгруэнтно (условно: тютелька в тютельку) заполнил некоторые ниши в вопросах рентгенологии, физио-терапии и лечебной физкультуры. Как нам этого не хватало!

Почему же российская вертеброневрология гармонично "состыковывается" с американской механической реабилитологией?

Обе системы рождены в практике, тщательно обдуманы и честно оценены, а не созрели в глубоких извилинах способных авантюрных комбинаторов ( как не был прилекателен фашизм для Германии, а коммунизм - для Советов - они не удержались, потому что были выдуманы) хотя множество препятствий, именно со стороны подобных фантазеров преодолевались, преодолеваются и будут преодолеваться. Обе взаимодополняющие доктрины не заманивают простотой, легкостью освоения, быстрым рублем и любимым долларом. Здесь требуется терпение, воля и высокая ориентация. Но есть главный привлекательный момент как для больных, так и для специалистов. И вертеброневрология (ортопедическая неврология) Я.Ю.Попелянского и позвоночная реабилитация Берла Петтибона кардинально отличаются своей незыблемостью, устойчивостью, а главное - результативностью.

Обладая широким кругозором специалиста технического толка, американский коллега внес в реабилитацию скелетно-мышечной системы координационные принципы становления баланса.. Строго базированное сочетанное применение противоположно - направленных и встречно - целевых методов определило возможность достижения искомого физиологического результата. Согласно законам бионики -- не может быть обеспечена пространственная плавность, размеренность и комфортность движения, пусть автомобиля, мотоцикла или человеческого тела, без структур, выполняющих рессорную или пружинящую (воспринимающую, создающую и видоизменяющую колебания) и, одновременно, амортизационную (гасящую колебания) функцию. Нельзя незаметно и плавно открыть залипшую дверь одним лишь дозированным толканием без одновременного ее придерживания. Нельзя стабилизировать серьезное расстройство давления односторонними методами. Нельзя сохранить физиологическую подвижность позвоночника без его стабилизации на фоне стимуляции.

Следуя шаг за шагом к восстановлению должной стабилизации позвоночника в сочетании с сохранением присущих ему степеней свободы, в процессе лечения происходит не только компенсаторная установка двигательного стереотипа пациента, но и начинает улучшаться амортизационно-рессорная функция дисков. Макроанатомия и биокинематика дисковых тканей приближается к доболезненному уровню! Необходимость даже в защитной установке позы со временем почти отпадает, и позвоночник приближается к былому состоянию, включая его длину и физиологические изгибы.

Еще вчера об этом даже не мечтали. Довольствовались приглушением болевых восприятий в счет сковывания ряда двигательных возможностей. И это было нелегко, порою требовалось много месяцев упорного труда медиков и больного. Вот почему механический подход требует в определенных наблюдениях столь длительного периодического участия врача в постоянно реорганизующейся, буквально жонглирующей коррекции всего лечебного процесса.

Вникнув в сущность системы, невозможно не восхищаться продуманностью и остроумным решением проблем которые подстерегают врача и больного на каждом шагу на пути реабилитации позвоночной функции. Нововведения столь же гениальны, сколь просты и безотказны. Так, например, человечество уже тысячелетиями применяет вертикальное и горизонтальное, сухое и подводное вытяжение. К настоящему времени достаточно полно определены показания и противопоказания к тракционной терапии. Тем не менее, серьезной проблемой оставалась неопределенность тактики введения пациента в строй после, в общем-то, насильственной разгрузки опорных и рессорно-амортизационных структур позвоночника. Обычный родной вес человека в каждодневных естественных нагрузках, возвращаясь, как бы, чрезмерным после растяжения, начинал представлять непредсказуемые опасности осложнений. Научились избегать досадных неожиданностей предварительным, сопутствующим и последующим дозированным дополнительным нагружением соответствующего отдела скелетно-мышечной системы. Изучили и применили специальную координированную меняющуюся систему весов, которые выравнивают позвоночник во фронтальной позиции и возвращают физиологические арки - в профильной. Помимо гравитационного динамично координируемого нагружения, метод включает обязательную оптимизацию двигательного стереотипа очень рациональными дифференциальными упражнениями мышц на удобных специальных снарядах. При необходимости этим упражнениям предшествует пребывание больного в горизонтальном положении на специальных блоках различной высоты, что предварительно исправляет искривления шеи, торса и таза в различных плоскостях. Как видите, и здесь сочетаются пассивная коррекция с параллельным активным закреплением результата. Да, активному участию пациента придаётся огромное значение. При отношении «шаляй-валяй» к своему участию, лучше сразу заявить, чтоб на Вас не расчитывали. Вы не будете среди восстановленных, уж извините.

В систему реабилитации обязательно вплетено участие самых современных натуральных  средств. Медикаментозно от боли здесь не заслоняются (в разумных пределах, разумеется). Наоборот, её многосторонний анализ определяет курс лечения. Именно сей отличительный манёвр выявления обратной связи определил, в своё время, стратегический прогресс отечественного подхода к остеохондрозу.

Максимально, что удаётся в мире высококласным специалистам в лечении позвоночной патологии – это добиваться устойчивой компенсации. Школа Мэтра хиропрактики этим не довольствуется. Здесь не декорируют боль, не замещают одну функцию другой – здесь всесторонне восстаналивают микро- и макроанатомию позвоночного субстрата, выполняющего статико-динамическую функцию. Обо всём этом узнаём из уст великолепного учителя и его последователей, читаем в их книгах, статьях и убеждаемся на практике. Казалось бы невероятным, если бы не соответствовало действительности.

Обычное посещение фирмы уже немолодого, но полного сил руководителя, не говоря о его регулярных практических семинарах, обогащает врачей очередными конкретными прикладными практическими нововведениями. Как из рога изобилия изливаются новые живительные приёмы выдающегося новатора, мгновенно апробируемые и внедряемые в практику его учениками. Признаться, обычно в США удаётся не часто высмотреть за фасадом рекламной шумихи реальную заботу о больном, да ещё постоянно совершенствующуюся в головном учреждении. Подобное заинтересованное отношение к людям и к делу не могло не привлечь внимание и, опять же, обнаружить сходство с привычной атмосферой здорового творческого накала при рождении нашей родной невропатологии позвоночника, а затем и присоединении к ней -- мануальной терапии.

Непривычно было здесь, в молотилке жёсткой конкуренции, вдруг, встретить профессионалов, которые видят не только «себя в работе, но и работу в себе»! Потом убедился вновь: так как реальное творческое дело -- неповторимо, единственное в своём роде — оно вне конкуренции, даже при его досягаемости оно преуспевает. Не сразу, конечно. Его должны узнать, оценить. Последнее обстоятельство и подтолкнуло к вниканию в суть дела, что твёрдо определило потребность поделиться воспринятым.

Был бы заслуженно обвинен в излишней восторженности, если бы не высказал критические замечания. Разумеется, панацеи не существует, и метод Берла Петтибона не может быть эффективен повсеместно, о чем прекрасно знает и автор и исполнители. Тем не менее, как с учебных страниц, так и из уст учителя и его учеников сходят периодически весьма логические уверения в невозвратности проблем после восстановления изначальной конфигурации арок (изгибов) позвоночника. По-видимому, не следует так мифически обнадёживать больных, а им  понимать это буквально. Коль ранее происходит поломка в более молодой, здоровой кинематической цепи позвоночника, почему похожее не может повториться в восстановленной? Oтсюда и очень серьёзный недоучёт в организации курса лечения, что неминуемо отталкивает, отпугивает ни в чём неповинных обратившихся больных. Зачем столь напористо уверять, что избавление от тяжкого недуга возможно лишь только после восстановления исконной конфигурации в течение 100(!) сеансов. Зачем так неосторожно вносить очевидную уязвимость в утверждающийся метод. Люди, ведь, нередко наблюдают обратное. Максимализм и армейский стереотип мало приемлемы в общении с больным. Кто-то поправляется после пяти, восьми или семнадцати сеансов, а кто-то и после ста -- не «крепкий орешек». Зачем вызывать на дуэль Господа-Бога? Идти против природных сил когда они способны помочь установить компенсацию, баланс ? Давно известно: лучшее – враг хорошего! Кто-то всю жизнь стройностью не отличается, а не мучается со спиной. Другой же – и сложён прекрасно, и в джим ходит регулярно, а обострения не урежаются – тоже регулярны. Поэтому, подчёркнутая конкретная негибкость и неосмотрительность уважаемых коллег, исключая их учителя, неоднократно (в моём присутствии) выполняла, к сожалению, печальную роль той пресловутой ложки дёгтя.

Зачем столь серьёзной доктрине ещё и претендовать на механическую возможность структурального восстановления диска, вызывая недоумение коллег и растерянность пациентов? Сам факт удающегося бескровного увеличения пространства между позвонками уже говорит сам за себя. Принимая объяснимый восторг передовых хирипракторов, врачи не простят им знак равенства между понятием «восстановление» и «замещение». Между “recovery” и “substitution” пролегает пропасть длиною в жизнь.

Одновременно, не следует столь категорично утвеждать, что вся медицина мира без, действительно, уникального Института Биомеханики Человека не в состоянии оказывать помощь при заболеваниях позвоночника. Понятно, что можно сделать скидку на больше рекламный, нежели информационный аспект главного «окошечка» в интернете. Тем не менее, подобные крутые заявления могут посеять незаслуженные сомнения в отношении передового метода. Евро-Азиатская мануальная терапия, остеопатия и хиропрактика США и Канады, ортопедия, физиотерапия, рефлексотерапия, невропатология, кинезиология и нейро-хирургия, всё-таки сделали очень многое в совершенствовании лечения остеохондроза и примыкающих к нему осложнений. Другое дело, что никакая из перечисленных наук не подошла столь близко, ёмко, рационально и завершённо к восстановлению пациента, как направление обсуждаемого Института Биомеханики Человека или столь широко и развёрнуто к этиопатогенезу и синдромологии, как отечественная Вертеброневрология.

С учетом высокой полиморфности заболеваний, связанных с вовлечением позвоночника, в обсуждаемой реабилитационной клинике пациентам хотелось бы видеть комплексирование революционного метода (в связи с известным отношением к любой революции сегодня) с другими, что, вне сомнения, повысило бы эффектиность терапии в некоторых наблюдениях. Пока подобные предложения не вызывают поддержки специалистов с ссылкой на диссонанс при вмешательстве в стройную отработанную систему реабилитационных действий. Скорее всего, время, анализ отдаленных результатов и потребность усовершенствования внесут свои коррективы в отношение к принятию и "вплетению" иных реабилитационных приемов и методик.

Требуется и более пристальный, где-то даже повторный взгляд во имя своевременной коррекции манеры внедрения столь прогрессивной технологии. Искреннее доверие больных и коллег диктует одновременно закономерную ответственность. Отмечая неизведанные, а также упущенные сферы изысканий вертеброневрологов и мануальных терапевтов, нельзя не констатировать определённую несостоятельность и новой концепции биомеханической хиропрактики. Оценивая высочайшим образом комбинаторику яркого учёного и наработки сверх-волевого испытателя-спортсмена, где сами сочетания качеств уже не банальны, имеем право выразить и своё виденье теневой стороны сложившегося подхода. При всём совершенстве разработок, очевидная уязвимость новой реабилитационной доктрины – это, может быть, несколько преждевременное заявление на ее завершенность, всеобъемлемость и почти стопроцентную результативность. А как быть с её принятием страдающими, т.е. теми, кому она адресована? Всё ли здесь столь же гладко?

Для осознания переоценки следует обратиться к пациенту с очень нехитрым вопросом – что он предпочтёт – многомесячный, а затем, вероятно и многолетний контакт с хиропрактором для коррекции осанки по устранению проблем со здоровьем или скорейшее избавление от боли и восстановление дееспособности (непостоянное, разумеется, временное – как и всё в мире) при немодельной форме позвоночника? Здесь и разгадка! В зависимости от самочувствия, синдромологии, повторяемости и степени тяжести обострений, а также возраста, интересов, профессии, занятости, формы страховки и материального положения ответы будут очень отличаться. Хотя и заманчиво, но почти невозможно убедить человека, что нужно именно вот так, когда вокруг он видит массу обратных успешных примеров. Как нет театра без зрителей, так не существует всеобщего идеального метода лечения, однако, по какой-то причине принимаемого далеко не всеми или почти не всеми, либо помогающего не всем нуждающимся в нём. И врачу сей опыт хорошо известен. Им оценивается вначале сама конструкция метода, затем его акцепия в клинике, а потом и удельный вес позитивного выхода. Заключение о приемлемости и эффективности выносится только после суммарного анализа. Здесь и кроется одно из его отличий от знахаря, костоправа, провидицы, гадалки и местного пророка-целителя.

С учётом высказанных положений нельзя не заметить, что при всем великолепии направленности весьма оригинальных нововведений, они остаются хотя и био-, но насквозь, скрупулезно механическими, что, в общем-то, адекватно сфере основных интересов их создателя. В первую очередь, очень деловой - инженерный, а уж только потом - медицинский стержень пронизывает большинство этапов нового подхода. В отдельности сей факт очень позитивен, несомненно необходим, но никак не может претендовать (а он величественно претендует) на реабилитационную универсальность с исключением (а он уверенно исключает) иных подходов к диагностике, лечению и профилактике столь распространенного мультифакториального заболевания.

Завидная увлеченность внешними наглядными клинико-рентгенологическими признаками вертеброгенных синдромов, а также генеральный профиль образованности незаурядного автора объясняют столь пристрастную техническую детализацию каждого этапа реабилитации. Такая широта и многосторонность топометрической и топографической нацеленности, к сожалению, не могли не обойти должным вниманием самую главную -- немеханическую природу структуры предмета своих изысканий. Центральная точка отсчета всей многолетней работы доктора хиропрактики – нарушенная кривизна позвоночника – как важнейшая причина страданий была и остается для него чем-то абстрактным, как бы свыше спущенным или недосмотренным господом богом. Попыткою восполнить это упущение или, наоборот, дерзким вызовом наперекор естеству пропитана техника основных звеньев механической коррекции нарушенной осанки. Хотя в новой доктрине широкомыслящего новатора и просматриваются усилия по учету неврологического фактора в развертывании заболевания, eго приложение уж очень локально и схематично, а удельный вес далек от необходимого в обстановке откровенного замахивания на абсолютность его выводов.

Между тем, даже при травматическом, а не дистрофическом или ином распространенном генезе вертеброгенных заболеваний первопричинно чисто механически нарушается одномоментно кинетика и форма лишь в одном, реже двух и, крайне редко, трех сочленениях позвоночного столба. Исключение составляют несколько редких заболеваний, органически поражающих весь позвоночник. В повседневной же практике врач сталкивается с нарушением формы и подвижности позвоночника, главным образом, не как с первичным костным или дисковым деформационным фактором. Вид и изменившаяся подвижность, так называемых, арок позвоночника не соответствуют физиологической норме не сами по себе, не по «нечистой силе» , а в ответ на исходящие патологические (включая и болевые) импульсы из пораженного одиночного сегмента (звена) позвоночника. Чаще эти статико-динамические реакции являются не хаотическими, а строго приспособительными – разгружающими пострадавший диск, сустав или костную основу клинически актуального (виновного) позвоночного сегмента. Именно таким образом создается естественная возможность восстановления, компенсации (саногенез -- в ответ на патогенез) в пострадавшем звене позвоночника. После достижения баланса -- угасает, а затем, при благоприятном варианте течения, исчезает источник патологической бомбардировки импульсами, восстанавливается нормальный тонус околопозвоночных мышц, а с этим -- подвижность позвоночника и подходящая форма его арок.

Другими словами, коррекция арок как таковых, имеет смысл лишь как содействие саногенетическим (восстановительным) силам и основному лечению., причем в тот момент, когда есть уверенность, что уже нет необходимости в столь важной защитной биомеханической реакции. В ином случае это бессмысленно (из-за сохранности причины функциональной измененности арок, а именно: активно действующего патологического генератора, импульсы которого хронически видоизменяют околопозвоночную мышечную активность, нарушая форму арок) или вредно, т.к. препятствует охране выздоровления пострадавшего сегмента позвоночника. Отсюда и рождается неимоверное число необходимых встреч с новым хиропрактором, использующим оригинальный обсуждаемый метод. Сама идея пристального контроля чрезвычайно прогрессивна, благородна и вызывает чувство глубокого уважения. Как уже было отмечено выше, солидная часть нуждающихся оказалась, наконец, в США под длительным нацеленным наблюдением виртуозных специалистов своего Дела. Пока присутствует лишь один, всё тот же заблудший слабый пункт. Зачем «чесать всех под одну гребёнку» и почему предполагать, что все должны непременно «подставлять головы», а если нет – осуждать их за легкомысленное отношение к здоровью. Для некоторых, увы, без дифференциальной диагностики эти многомесячные регулярные контакты со специалистом во имя приобретения кривизны молодости могут напоминать, порой, сизифов труд. Впрочем, видеть всегда только в измененных арках источник болезни столь же неполно, как в одиночной пробоине причину раскалывания и потопления прогнившего судна. Комбинации вызывающих, способствующих и реализующих недуг факторов хиропрактор даже такого уровня, к сожалению, пока не чувствует.

Головокружительное ощущение завершённости прогрессивного направления перекликается с подобным в хорошо известных строках выдающегося средневекового эскулапа. Последний с гордостью утверждал что медицина ныне достигла небывалого уровня и всё о человеке, практически, известно. В ту давнюю пору даже великий Гарвей ещё не открыл малый и большой круг кровообращения.

Зыбкость максимализма, обволакивающего свежие флюиды хиропрактической биомеханики, постоянно ощущается и хорошо знакома даже самому пациенту, который на собственном и чужом примере неоднократно наблюдал, как без какого-либо участия извне быстро «куда-то» улетучиваются и скованность, и перекосы туловища, стоит лишь притихнуть тем самым болевым ощуениям. Наблюдали они также не раз и обратное: что наступало с самочувствием и работоспособностью при усердных попытках непременно вернуть все «искривления» молодости? Срыв и переделка возрастного или ремиссионного приспособления – очень ответственный этап и лишь выборочно показан тем, кому мешают имеющиеся изменения. В обсуждаемой школе биомехаников ломку и перестройку свойственного привычного двигательного стереотипа предлагают повсеместно, без должной клинической фильтрации.

Между тем, сама идея длительного многократного корригирующего наблюдения вызывает огромное уважение, раскрывая всю искренность благородных намерений автора помочь правильнее преодолеть недуг, а не просто завлечь «надольше» клиента, как может показаться на первый взгляд дилетанту. Причина этому – всё та же пресловутая инженерная, а не врачебная доминанта, мотивирующая и оформляющая главную точку отсчёта всех сложнейших аналитических и восстановительных усилий в данной хиропрактике. Были бы взяты за основу выздоравления живые восприятия улучшенного настроения после преодоления боли, ушедшей тугоподвижности, онемения, парестезий, сенестопатий, совсем по-другому вселилась бы радость ещё и от свежих нормализующихся форм поясницы, спины, шеи. Вынужденные колебания физиологических, а не технических показателей по началу серьёзного курса процедур обычно адаптируются больными с должным пониманием. В отличие от достаточно метафизических замысловатых закруглений позвоночной цепи, знакомые проблемы со здоровьем в ежедневном процессе бытовой, трудовой, спортивной или учебной деятельности -- куда более волнительны, важны и управляемы людьми. Таким образом, достаточно чуть профессиональнее видоизменить ориентацию уже детально разработанного метода и весь процесс реабилитации заиграет яркими красками, войдя в соответствие уже с прямыми интересами любого больного, а не только специально осведомлённого и морально поражённого действительной уникальностью предлагаемых воздействий. Технический экстраординарный уровень высококлассных мастеров при повсеместном дефиците времени и знаний по существующим возможностям их адекватного применения, в новой обсуждаемой клинике, надеемся, даст крен, несомненно в лучшую сторону. Для выборочного ряда больных она, возможно, даже станет надолго своим вторым домом, если, конечно, хозяева не станут возражать.

Нельзя обойти стороной ещё одну важнейшую здесь деталь. Немалые сложности в работе клиники возникали вначале из-за неотрегулированных в США ещё и финансовых трудностей лечения, именно обсуждаемых пациентов. Не все страховые планы покрывают тщательную реабилитацию. "И правильно! Зачем церемониться?" Не часто умирают ведь от грыж этих дисковых. Кривые пациенты, правда, но, ведь ходят, иногда, конечно, под себя, но зато не под других, не под чинуш, не под адвокатов, не под докторов. А нужно бы... разок, другой! Для просветления, для отрезвления, для облагораживания и для напоминания во имя чего их учили, и для чего и кого они работают. Когда заблудшим медикам в СССР указывали порой на безответственность, недобросовестность, они любили кивать на низкую зарплату. У американских врачей такого оправдания нет! Их проколы куда от более серьёзного, бесперспективного, по крайней мере, касательно дремучей безграмотности и стагнации в организации службы помощи при распространённейших вертеброгенных заболеваниях.

Остаётся пожелать незаурядным школам устойчивой жизнеспособности в дальнейшем продвижении и порадоваться, что уже популярность общего Дела набирает силу.